Студия DV-PRO. Главная страница

Путешествие по реке Косьва (третья часть)

Это третья, заключительная часть рассказа о нашем путешествии по уральской реке Косьва. Рекомендую чтение рассказа начать с первых двух частей - так Вы получите более полное представление об этом маршруте, и вместе с нами сможете пережить интересные моменты и события, разделить с нами яркие эмоции.

Вполне вероятно, что, прочитав этот рассказ, Вы захотите сами посетить Косьву, и своими глазами увидеть те красоты, что видели мы. Но нужно учитывать, что Косьва - довольно сложная река для новичков, и маршрут первого сплава лучше построить на более "простых" и доступных реках, вроде Чусовой или Сылвы. О них и о других реках, где мы бывали, на моем сайте тоже есть рассказы. И, конечно же, для сплава у Вас должно быть надежное плавсредство и удобная экипировка. О том, как все это выбрать читайте в разделе «Советы туристам и путешественникам».

Ну а в этой части речь пойдет об обилии на реке чудесных отмелей и островках, которые повстречались на нашем пути, о коррективах, внесенных непредсказуемой уральской погодой в наши планы - вместо того, чтобы пройти по Широковскому водохранилищу, нам пришлось окончить путешествие в бывшем поселке Рассольный. О знакомстве с двумя рыбаками, которые помогли нам добраться до цивилизации, о необычных шахтерских городках Кизел и Углеуральский, и о том, почему станция Чусовская не целая, а "Половинка".

А еще про аномальную четырехметровую траву, поразившую нас, и про добрых людей, приютивших нас на своем огороде в ожидании поезда. Они даже угощали нас огурцами с грядки и свежей клубникой...

День 11. Вынужденная дневка

Ночка снова выдалась теплой, на высоком берегу речная сырость реки нас не доставала, а под палаткой была ровная земля с мягкой травкой - прямо как дома на кровати. Саше спалось замечательно, но до того момента, пока не пошел дождь. Удары капель по палатке его разбудили, он высунулся закрыть вторую половинку тента. И потом долго не мог уснуть от шума дождя. А тот, как нарочно, то пойдет, то прекратится. Вот и просыпался человек всю ночь.

Зато утром спал долго - а что еще делать в такую погоду? Плыть-то все равно нельзя. Я тоже проснулась еще до звонка будильника, этому очень поспособствовала местная стая ворон. С утра пораньше они прилетели на поляну к нашей палатке, и начали громко и активно общаться. На разные голоса. Видно, обсуждали нас. Особенно достала одна птица - она непрерывно издавала какие-то жалобные стоны, будто ее раздавило асфальтовым катком. И длилась эта беседа ворон около получаса...

Я не выдержала, выглянула посмотреть, что происходит. Оказалось, две вороны сидят прямо в костровище, метрах в двух от палатки, и орут. Увидев меня, они растопырили крылья и возмущенно заорали с удвоенной силой. И скорее улетели, как от демона. Но минут через пять они вернулись обратно - уже не садились на поляну, а летали туда-сюда, пересаживались с дерева на дерево, и все так же орали. Ну что ты с ними сделаешь. В перерыв между дождиками я вышла наружу, достала термос, сыр и зерновые хлебцы на завтрак, и вернулась в палатку.

После еды Александр читал, а я пыталась привести в порядок свое лицо, сильно пострадавшее от солнца - вся кожа была в веснушках, каких-то пятнышках и морщинках. Намазала все кремом, расчесала волосы, и стала глядеть в щелку двери на птичек. К нам прилетали трясогузки - и обычные серые, и желтые, ловили мошек. Побывали клесты, желтые, довольно яркие, со своими крестообразными клювами - посидели немного на кусте, и улетели. Видела еще толстенького, круглого куличка, из тех, что бегает плавно, как на колесиках, пособирал что-то с земли.

По небу бежали уже не темные, а светло-серые облака, но все было затянуто, и периодически начинал моросить дождь. До обеда точно не стоило ждать улучшения погоды. Хотели мы подогреть на обед рис с тушенкой, но снова помешали осадки, пришлось есть кашку в холодном виде, но и так она оказалась очень даже ничего. Съели мы половину котелка, стало нам хорошо, закусили конфетами - стало еще лучше! А тут и дождь кончился, и даже солнце вышло. Но все равно по небу было видно, что сегодня плыть никуда нельзя.

Ну я и предложила, пока мы здесь зависли, сделать костер, приготовить на завтра еду и накипятить чаю. Саша стал возражать, что дров нет, а в лесу они все мокрые, и т.д., и т.п. Но я не стала слушать эти стоны, взяла из рюкзака пилу, и отправилась по дороге в сторону бывшей деревни, как раз по обочинам росли елки. Прошла я, отбиваясь от оводов, метров 150. По пути отовсюду взлетали вспугнутые птички - серые, коричневые, пестрые... И одна из них долго сидела, глядя на меня, не улетая.

Направо, пересекая небольшую полянку, шла какая-то дорожка. А за деревьями под раскидистыми елями виднелась стоянка, стояли прислоненные к стволу две доски, лежала поваленная елка, остатки костра с мокрыми дровами. По краям полянки кое-где краснела земляника. И тут гляжу - на старой ели в пределах досягаемости для меня торчит сухая ветка, толстая и длинная. Я встала на камень, и начала пилить ветку. Пилила долго, в глаза мне постоянно сыпались опилки. Наконец, ветка отвалилась. Я еще одну такую отпилила у поваленной елки, и пошла обратно к палатке.

Мы напилили и накололи дров, и я попросила Сашу, пока нет дождя, развести костер, чтобы вскипятить чай. Но он всячески оттягивал этот момент. Я уже и посуду помыла, и ягод пособирала. Правда, на крутом и скользком склоне не удержалась, и сделала кульбит, прямо как акробат! Только ноги вверху мелькнули! Александр просто восхитился моим мастерством! Сначала-то подумал, что я себе шею свернула... Но я даже не успела понять, что упала.

Потом я решила сходить по берегу еще в сторону, откуда мы приплыли, вдруг там тоже земляника есть? Пошла, смотрю - обрыв берега все снижается, и вот уже в лес можно спокойно подняться. Заглянула туда, под деревья - а там просто ковром черника! Я немного ее пособирала и пошла обратно к стоянке. А Саша еще даже не думал разжигать костер! Я прямо рассердилась - где мой чай? Ну, он понял, что сопротивляться бесполезно, и зажег огонь. Дождик слегка побрызгал конечно, но костру не повредил, а дрова мы спрятали под лодку. Дымил правда костер нещадно, и как-то во все стороны сразу.

Заварили термос, сделали Александру кружку кофе, и он, как белый человек, выпил его, сидя на чурбаке, и почитывая несвежую прессу. Любовался игрой света и тени от туч и облаков - то все мрачное, серое, то вдруг ударит в прореху луч и выхватит кусочек зеленой листвы на берегу... Заметил, что у нас на поляне есть норка, в которой живет компания шмелей. Они периодически вылетали из нее, а один выгребал оттуда лапками мусор - прибирался.

Снова усилился дождь, и мы забрались в палатку. Погадали кроссворд, а потом завалились спать, и проснулись только в полшестого вечера. Я бы и еще спала, но Саша меня растолкал - на солнышко посмотреть. Снова втискиваясь между дождями, мы быстренько сварили на ужин макароны, и сжевали их с банкой тунца. Были несколько удивлены видом этой рыбы - в банке оказались мельчайшие кусочки, просто фарш! Но на вкус нормально. И в последний "подход к штанге" Александр еще накипятил воды на кофе, и потом поддерживал огонь еще долго, чтоб было уютнее.

В это время я, не теряя времени, отправилась за черникой в лес. Опасаясь комаров, натянула на голову капюшон - но в лесу не встретила даже мошки. Тихо и пусто. Только разок пискнула птичка на березе. И повсюду черника. Даже ходить никуда не надо - на пятачке два на два квадратных метра в момент набрала полную кружку ягод, да еще поесть успела. Лес здесь был гораздо симпатичнее, чем попадался до этого - без дебрей, с мягким мхом, уютный какой-то.

Стоило мне выйти из леса, как сразу пошел дождь. Оглянулась я - а там по реке уже тащится брюхом черная суровая туча. Я прибавила ходу. Мы быстро поставили под тент котелок с кипятком, залезли в палатку, заварили кофе. А перед этим еще съели большую кружку ягод для разминки. Кофе с сухариками был замечательный, но снаружи опять шел дождь. И столько его вылилось за день, что даже вода в Косьве слегка поднялась. Мы волновались, какая же погода ждет нас завтра.

Вечером еще выходили мыть посуду и умываться, и часов около десяти легли спать. Когда Саша умывался, заметил, что камушек, торчавший прежде метрах в пяти от берега из воды, больше не виден - сантиметров на пять-десять река прибыла. Вот так и прошел день вынужденной дневки - скучновато, зато отдохнули на всю катушку. Из-за клочковатых низких облаков иногда виднелась Луна, обозначая прорывы между ними. Дождя пока не было, ветра тоже. В кустах верещала то ли птичка, то ли лягушка, будто кто-то трясет в ладошках горстку мелочи...

День 12. Турбаза в Рассольном

Всю ночь стояла блаженная тишина, ничто не мешало нам спокойно спать. А утром - о, разочарование! Я проснулась от первых капель дождя. Потом снова кричали вороны, и часам к девяти утра поливало уже вовсю, и небо закрылось плотным серым матрасом, без всякой надежды на перемены. Снова плыть нельзя. Решили позавтракать в палатке, дождаться окошка между дождями, все упаковать в полиэтиленовые мешки и пленку, и плыть дальше, хоть бы и в мокрую погоду.

Обед готов, можно и не останавливаться особо. А то до Широковского водохранилища оставалось всего два дня и 35 км пути. Кто знает, сможем ли мы завтра за день столько пройти - вдруг условия станут еще хуже, или там засада какая-нибудь... Но дождь нам шанса не давал - шел с интервалами три-пять минут. Торчали почти все время в палатке, занимая себя, как могли - прочитали все газеты, просмотрели все карты, выспались на несколько дней вперед.

В районе обеда все было точно также. Делать было нечего, мы пообедали, а я потихоньку начала внутри палатки складывать вещи. Но примерно в половине второго налетел сильный ветер, и хлынул ливень. Он буянил где-то минут сорок, давая нам понять, что отплыть сегодня не судьба. Ураганные порывы трепали палатку так, что нам пришлось ее придерживать. И все кончилось резко, как будто закрыли кран. Стало снаружи тихо, мы выглянули - а там сияет солнце, небо голубое, как ничего и не было. Только край тучи быстро и воровато уползает за лес.

Мы, пользуясь моментом, скорее потащили к воде лодку. И тут послышался звук мотора, и по дороге от бывшей деревни выехала машина, бордовая Нива. Из нее вышли мужчина и женщина. Они поинтересовались, мы только приехали или уже уезжаем? Мы говорим, хватит, два дня здесь торчали, пора и плыть уже. Они поведали, что едут из Березников, и всю дорогу шли дожди. А по Широковскому водохранилищу ходить на веслах не посоветовали - там, сказали, почти постоянно большая волна, так что даже вдоль берега грести такое большое расстояние неудобно.

Порекомендовали дойти до Рассольного, а там уж на чем-нибудь до железной дороги добираться, там турбаза, на ней транспорт должен быть, да и рыбаки на машинах приезжают. Мы их поблагодарили за информацию, сели в лодку, и - аллилуйя! - отчалили. Стало жарко, и мы как-то моментально запарились. Но вдалеке снова уже маячила туча, и неясно было, долго ли продержится хорошая погода. Нива тоже уехала с места нашей стоянки куда-то дальше.

Ближе к правому берегу в конце поляны была еще одна большая удобная отмель с мелкими камушками, а сразу за ней возвышалась гора Троицкая. А с левого берега впадали два ручья и одна невеликая речка. Пока мы плыли, нас принимался несколько раз мочить дождик, но мы предусмотрительно накрыли все вещи тентом от палатки, а сами сели поверх него, так что это было не страшно. Прошли мы мимо пары интересных гор, у которых на склоны выползли длинные языки курумника - одна была на правом берегу, другая - на левом. Проплыли мимо большого утеса, вспугнули несколько цапель, группу уток...

До Рассольного было всего километров девять, а скорость у нас держалась хорошая - вода поднялась, мелей не было, течение быстро несло лодку. Так что доплыли до места как-то очень скоро. Еще обернулись мы назад у впадения речки Ореховая, а вдалеке, чуть перекрытая ближней горкой маячит Ослянка, посылая нам привет напоследок. На небе как-то оказалось все разом - и солнце, и синь, и облака разных цветов, и черные клоки туч. А под этой мешаниной - умытые дождем леса, сверкающая каплями трава, быстрая река - красиво до невозможности.

Затем проплыли мимо горы Троицкая, и вот вдалеке показалась база отдыха Рассольный. Презентабельные домики ярких желтых и зеленых цветов нас немного удивили, мы ожидали более скромного вида. За ними виднелись несколько домов самого поселка. Но еще до Рассольного мы увидели на острове с правой стороны УАЗик, красную палатку и детей, бегающих по берегу. Решили подойти к туристам, узнать о базе отдыха.

К нашему удивлению, люди оказались аж из Воронежа! Они приехали часа два назад, и хотели пожарить шашлык, но им все мешал дождь. Один из мужчин сказал, что сам родом из Воронежа, но долго жил здесь, в Рассольном, служил в армии. И на этом острове было стрельбище, откуда стреляли по соседней горе. Еще рядом была зона, и воинская часть охраняла заключенных. В те времена поселок был довольно большой.

Сама Косьва тогда была очень грязной, женщины даже белье в ней полоскать не могли - вся вода была взбаламучена драгой, ходившей выше по течению. Сказал он, что этот УАЗик они наняли в Кизеле по дружбе за 4 тысячи рублей. Водитель машины тоже подошел, узнал, что мы идет от Кытлыма, и заулыбался - он хорошо знал те места. Мужики сказали, что если нам не удастся нанять транспорт в Рассольном, то по водохранилищу надо сплавляться до села Няр, а оттуда 18 километров до Коспашского как-то добираться, потому что ни в Кучеке, ни в Няре машину найти практически невозможно.

А когда только подплывали мы к острову, встретился нам на середине реки рыбак, и Саша у него спросил, на чем он приехал, и когда поедет обратно? Рыбак махнул рукой на машину на берегу, и сказал, что обратно они с товарищем едут в понедельник, часов в 12 дня. Мы это запомнили - ведь их всего двое, может, согласятся и нас с собой взять. Встали мы на большой отмели у подъема на базу, Саша оставил меня с лодкой, а сам пошел на разведку.

Перед турбазой, метров за двести от нее, была дорога, по которой можно было съехать на остров, где мы остановились, по мелкому броду. Имелся и брод на другой берег Косьвы, но там проехать можно только на внедорожнике или Урале - и глубоковато, и камней много, и течение...

Довольно скоро Саша вернулся. На базе было всего три человека - один администратор, одна уборщица, и один рабочий - дрова пилить-таскать и другую тяжелую работу делать. Внутри все выглядело очень презентабельно - и травка скошена, и дворики симпатичные, и домики, но проживающих не наблюдалось. Только пара котов и овчарка, явно хорошей родословной, обученная. Она даже предлагала поиграть с ней палочкой, которую принесла в зубах - побороться с ней за эту игрушку. Ну, Александр поиграл немножко...

Вошел он в здание, которое ему показалось административным блоком, через прихожую попал в бар со стойкой, бокалами и т.п. Оттуда вела винтовая лесенка на второй этаж, были входы в пару комнат, а в одной виднелись через открытую дверь двухэтажные кровати. Все чистенько, но очень минималистично и скромно. Спросил он, есть ли кто живой, но никто не ответил. Тут вошел молодой парень лет двадцати. Саша спросил, не ходит ли машина, которая возит самих сотрудников куда-нибудь по хозяйственным делам, может, подкинули бы нас? Парень сказал, что такие вопросы не решает, надо подойти к Марии Ивановне.

А Мария Ивановна ответила, они только сегодня приехали, да и такое у них не практикуется, они работают четко по тарифам - 9 тысяч в кузове открытого грузовика, 11 тысяч - в крытом автомобиле, и не важно, сколько человек. Это подтвердил и управляющий, говорит - если надо - можем вызвать машину. Александр пожелал им счастливо оставаться, и пошел к лодке, тихо недоумевая по поводу такого подхода.

Отсутствие отдыхающих не удивило, учитывая расценки, обозначенные на табличке. Три с половиной тысячи в сутки с человека! За что такие деньги - неясно. Ну, баня у них есть, ну, рыбалку обещают... Так в любом месте Косьвы рыба ловится не хуже, а за баню столько выложить как-то глупо. А ехать в кузове как дрова, да еще и 9 тысяч! До Кизела там всего 50 км, нет, что-то у людей не то...

Я в это время сидела на борту лодки, раздевшись до купальника - жара стояла нешуточная. А на бережке сидели возле джипчика пара парней, и заинтересованно поглядывали в мою сторону. Потом по одному спустились с удочками к реке, и даже поймали небольшую рыбку. Когда подошел Александр, мы поняли две вещи - во-первых, на нас снова надвигалась дождевая туча, и, во-вторых, что надо пообедать и подойти к рыбаку с УАЗика, чтобы поговорить о совместной поездке отсюда до Кизела или Углеуральского.

Мы хотели пообедать рисом с тушенкой, который оставался у нас со вчерашнего обеда, но с огорчением обнаружили, что еда не вынесла теплой погоды, и испортилась. Мы так пожалели, что не съели вчера вечером - такое вкусное кушанье было... Пришлось нам обойтись салатом и колбасой. А рис мы раздали малькам в реке и воронам на берегу, порадовали всех. И еще оказалось, что совершенно заплесневело полбулки черного хлеба, я поздно заметила. Тоже рыбам скормили. Так что из хлеба у нас осталось два пакета сухарей и зерновые хлебцы, не так уж плохо на два дня до конца пути.

Только мы достали еду, как хлынул тропический ливень, мгновенно заливший и нас, и ужин. К тому же откуда-то налетело штук сорок оводов, и стали лепиться именно на нас - то ли были голодны, то ли спасались от дождя... Короче, спокойно поесть не удалось.

Вскоре туча ушла, снова стало жарить солнце. Мы упаковали вещи в лодке, и поплыли к противоположному берегу реки у поворота, где стоял тот рыбак. Причалили к камушкам, и Саша хотел попробовать дойти к нему пешком - закатал штаны, подобрал полы дождевика, и почапал. Я отвернулась на секунду - слышу - плюх! Поворачиваюсь - Александр поднимается из воды... Поскользнулся. Тогда мы поплыли вместе на лодке.

Рыбак, увидев нас, заулыбался, представился Геннадием, поведал, что недавно перебрался в Добрянку Пермского края из Мордовии, и сейчас с другом Андреем рыбачит. На нашу просьбу взять нас с собой к цивилизации ответил - да конечно! Нас всего двое, места хватит, только куда вам надо точно - скажите Андрею, а то я не местный, могу не сообразить, по пути ли это. Для начала еще посмотрели они карту в навигаторе, определили, что вроде бы Углеуральский, который рядом с нужной нам станцией, лежит прямо по дороге на Добрянку и Губаху.

Теперь нам нужно было как-то вернуться с лодкой метров на триста выше по течению, и перейти на другой берег, чтобы встретиться с Андреем, поговорить, и потом устроиться на острове ждать. Операция проходила в экстремальных условиях - течение здесь было быстрым и сильным, Косьва изобиловала мелями и перекатами, выгребать вверх было не всегда возможно, так что большую часть пути мы проделали пешком причудливыми зигзагами.

Молодые парни у джипа помирали со смеху, глядя на наши маневры. Я чуть не лишилась обоих сланцев, пару раз чуть не свалилась, но, в конце концов, мы достигли острова. Я снова осталась с лодкой, пока Саша ходил договариваться с Андреем. Решили так, что, если нам сейчас откажут, то прямо сразу отходим, и гребем до Няра, а то и по водохранилищу, пока сил хватит. Время у нас еще есть... А если водитель согласен взять нас с собой, то ищем место для стоянки на полтора дня.

Сидела я, и глаз не могла отвести от чудесного этого места - если смотреть от поселка вверх по течению, видны две покрытые лесом горки, если вниз - разлив Косьвы с поворотом, где прозрачный поток воды бурлит и скачет, большая поляна, оставшаяся от Рассольного, несколько домиков там, деревца ухоженного садового вида. На самом берегу стоит домик турбазы, похожий на обсерваторию с круглой крышей, и еще 4-5 ярких домиков, беседка, поленница дров, деревянный крест...

На противоположный левый берег есть несколько бродов с галечными выездами, уходит куда-то дорога, и тоже угадывается за прибрежными кустами большая поляна, видно, Рассольный стоял на обеих сторонах реки. Тучи все разбежались, и небо оптимистично синело. Гляжу, возвращается с переговоров Саша. Я вопросительно на него посмотрела, и он сказал, что да, нас согласны довезти до нужного нам места, и даже бесплатно. Так что решили обвести лодку вокруг острова, чтобы попасть в протоку между ним и берегом, чтоб встать в тихом месте на большой отмели.

Когда проходили мимо парней с джипа, один из них, в красной майке, подошел к нам, поинтересовался, откуда сплавляемся, что видели. Сообщил, что на высоком берегу, на поле, есть место для лагеря со скамейками и столом. И даже извинился, что они с другом ржали над нашей переправой через реку. Мы его поблагодарили, успокоили, что не в обиде - смейтесь на здоровье!

Тут подошел Андрей, с которым мы собрались ехать. Он спросил у парня, когда они уезжают, тот ответил, что завтра. Андрей волновался, что если пойдет дождь, он на "батоне" своем может застрять на крутом подъеме, а вытянуть будет некому. Но парень сказал, что на той старице, где мы сейчас хотели встать, есть еще один выезд на берег - он не крутой, и весь каменистый, так что и в дождь не застрянешь. Андрей обрадовано пошел смотреть на этот выезд.

А мы поднялись в протоку по течению, причалили лодку к высокой отмели из мелкой гальки, и Александр отправился резать траву для подстилки под палатку. А в небе уже снова ходили черные тучки... Так что мы двигались очень шустро, и как раз успели сложить вещи под лодку и накрыть палатку тентом до начала очередного ливня. Хлестал он полчаса, а мы сидели в палатке. Звуки от других стоянок и с турбазы сюда практически не долетали, было тихо и уединенно. Протока оказалась довольно глубокой, и с небольшим течением, так что и помыться можно будет комфортно.

Мы выпили чаю в платке, я отправилась не бережок совершать вечернее омовение, и в это время послышался звук мотора. Только и успела накинуть ветровку на голое тело, и нырнуть в палатку. Мимо проехал к броду УАЗик наших знакомых - поехали в кафе на турбазу за покупками. Потом и Александр умылся, и мы легли спать.

Кстати, над рекой вечером стелились пласты тумана ниже по течению. Я боялась, что он подберется к нам, и вокруг станет сыро и холодно, но этого не случилось. А уже поздно, в темноте, пошел ливень, и долго барабанил с небольшими перерывами по тенту. Но, наконец, дождь кончился, и на всю ночь воцарилась блаженная тишина и покой.

День 13. Жизнь на острове

Утром промеж горок и над Косьвой тоже стоял туман, когда, не в силах больше спать, я выглянула из палатки. Александр тоже заворочался ближе к восьми часам. Немного покапал утром дождик, но потом выглянуло солнце, и началась жара. Хотя на небе было много облаков, и они постоянно скрывали дневное светило, но побороть его яростное тепло не могли. Мы радовались, что стоим у воды, а то было бы тяжко.

На завтрак у нас не было ни чая, ни чего-то, с чем пожевать хлебцы. Так что надо было делать костер, а дров-то тоже нет. Плавника на берегу было мало, да и он весь мокрый после дождей. Сухих припасенных дровишек могло не хватить, и я отправилась на добычу через реку. Взяла пилу, надела ветровку и сланцы, закатал штаны, и перешла брод. Поднялась по дороге от реки до развилки - одна часть вела налево к базе отдыха через поле, а другая направо через ручей в лес. Шла лесная дорога параллельно реке за береговой горкой, росли там вокруг елки, и я надеялась найти высохшую, и ее спилить.

Но идти и искать мне пришлось долго - весь лес был на редкость здоровый и качественный, ели радостно зеленели, потряхивая пушистыми ветками, с которых иногда слетали капли. Повсюду было очень мокро, зато никаких насекомых. Наконец в глубине я заметила высохший ствол, и полезла в дебри. Лесина была мокрой, но я надеялась, что это лишь сверху, а внутри древесина сухая. Я ее спилила, убрала верхушку, чтоб нести удобнее, и пошла обратно. Мокрая кора елки сильно пачкала руки, и измазала ветровку.

Перешла я снова брод, и мы стали елку пилить и снимать с нее мокрую кору. Александр колол готовые чурки, волнуясь, что гореть не будет. Соорудили мы костер, и все-таки удалось вскипятить воду на чай и кашку "Быстров". А пока завтракали, еще заварили и термос на будущее. В это время пришли гости - те, что из Воронежа, они явились купаться, потому что здесь самое глубокое место и можно хоть как-то поплавать.

Они веселились, брызгались, визжали, короче, создавали радостную обстановку летнего утра. Потом, наплескавшись, вернулись к себе. И мы тоже поплавали - дно ровное, удобное, глубина по бедра, и течение небольшое. Периодически на нас нападали оводы, но мы их героически били, и кидали на корм рыбкам.

А еще на нашей отмели было огромное количество мельчайших лягушат, они размером меньше овода, заметить их на камнях трудно, так что нам приходилось быть очень внимательными, чтобы кого не раздавить. Вечером они все двигались от кустов к реке, а утром пошли обратно в кустики. Тех, кого мы видели в опасной близости от нашей палатки, мы брали в руки, и относили подальше. Особенно старался Саша, просто перевозчик лягушат!

А мне после завтрака не давали покоя ягоды земляники, замеченные во время похода за дровами. Так что я взяла пластиковое ведерко, кроссовки, чтоб переобуться за рекой, потому что земляника там росла прямо на откосах дороги, иногда довольно крутых, надо лазать за ней. Пока собирала ягоды, мимо снова проехал УАЗик воронежцев, я думала, они снова в магазин, но оказалось, что они совсем уехали - Александр потом сказал, что машина была набита вещами, и в ней сидели все взрослые и дети.

Вдоволь наползавшись по горкам, я набрала полную посудину, и счастливая принесла в лагерь. И вовремя - надо уже было начинать готовить обед. Хотела я разогреть консервированный перец с мясом, но подумала, что он может оказаться жирным, а у нас как раз овощей осталось много, так что решила еще почистить картошки, и перемешать ее, вареную, с перцем. Для костра насобирала плавник с другой стороны островка, он уже высох на солнце, притащила картонную коробку, невесть как здесь оказавшуюся. Вот из всего этого добра и развела огонь.

Из картошки и консервов сварили приличный суп, и съели его с сухариками, они у нас самодельные, с чесночком, остренькие, так что было очень вкусно. И даже кофе попили! Просто буржуйство. Из принесенных ягод я отсыпала полную кружку, и решила отнести ее на угощение рыбакам, с которыми мы завтра планировали ехать. Отправилась вокруг острова к их стоянке. Остров оказался большим, жара, запарилась идти! Рыбаков на месте не было, они стояли один - ниже по течению, другой - выше, и меня даже не видят. Так что я просто подошла к деревянному столу у машины, и пересыпала ягоды из своей кружки в хозяйскую, она стояла на столике перевернутая. И пошла обратно.

Перебрала я продукты, сложила компактно, сожгла мусор. И снова побрела за ягодами, теперь уже туда, где искала дрова. Земляники там тоже хватало, но много ягодок было уже раскисшими от дождей. Но добрать ведерко мне хватило и хороших. Стояла жара, хоть пару раз и принимался брызгать мелкий дождик. Саша на берегу, когда я вернулась около пяти часов вечера, сидел, как бедуин, намотав на голову полосатое полотенце, наблюдал за лягушатами. Он уже и в палатке успел полежать, скрываясь от очередной атаки оводов, и искупнулся.

Лягушата вокруг нас хаотично двигались кто куда, периодически забиваясь под камушки, чтобы отдохнуть в прохладе. Потом снова выбирались наружу, и продолжали путь. Сидеть на берегу здесь было одно удовольствие, уж очень красивое место - узкая протока, отделяющая остров от берега, в одном месте имеет дно, выложенное из цельной, как будто гофрированной скалы, и там же лежат несколько крупных камней, создающих журчащий порожек.

Скала на дне переходит в скалу на берегу, невысокую, но крепенькую. Протока в самых широких местах метров десять, а в самых узких - всего два. Есть в ней места глубиной по пояс, а есть - по щиколотку. Вода чистая и прозрачная. По берегу на горках стоит светлая и свежая березовая рощица из тонких молодых деревьев, очень трогательная. В реку здесь впадает небольшой ручей с хорошей водой, мы ее и набирали на чай-кофе.

Отмель, где стоит наша палатка, метров 15 шириной, из мелкой галечки, а дальше начинаются кусты ракитника, трава да цветы... Ветерок продувает, ни комаров, ни гнуса. Птицы чирикают. Метрах в 50 от нас ниже по течению остров оканчивается, и виден выход в большое русло Косьвы, дом с блестящей крышей в поле на месте Рассольного. А вот базу отсюда не видно. Летают здесь и вороны, и вороны (ударение на первый слог). На Сашу все бабочки присаживаются...

Где-то в полшестого мы забрались в палатку, чтобы без помех пополдничать земляникой, я ее набрала почти пол-литра. Чуток сахарку добавили - объедение! Как раз в это время к нам подошел Андрей, спросил, как у нас дела, поблагодарил за ягоды, пожаловался, что рыба ловится не так хорошо, как хотелось бы. И сказал, чтобы мы завтра часам к 11 утра подтягивались к машине с вещами. Он еще осмотрел брод и въезд на берег, не слишком ли круто для "батона", и удалился по отмели за поворот.

Александра после ягод сморил сон, а мне что-то стало жарко в палатке, и я решила позагорать. Расстелила спальник и улеглась. И вот ведь странное дело - оводы здесь летают, но, пока лежишь неподвижно, они тебя не беспокоят. Примерно через часик солнышко скрылось за облаками, и вообще небо затянуло. Но дождь поливал только очень далеко от нас - видно было по тучам. А у нас хорошо...

Вообще денек вышел какой-то санаторно-курортный, никуда не плыли, ничего почти не делали, отдых в чистом виде. Сходили мы еще поплескаться в речке, понаблюдали за друзьями-лягушатами. Я помыла голову, благо, в речке вода теплая, так что детский шампунь смывается нормально. А еще разложила продукты, что поближе на дорогу, что подальше. Покрошила салат из овощей, порезала сальцо домашнее соленое - вот уже 12 дней, а оно совершенно свежее, - и поужинали. Закусили изюмом и цукатами.

Потом снова валялись в палатке. Смотрю - по верху палатки шлепают крохотные лягушачьи лапки. Подумала, что мне показалось. Попросила Сашу глянуть - он подтвердил, на палатке по крыше действительно бродит лягушонок. Как он туда попал-то? Александр снял этого альпиниста на камеру, а потом я его переправила в кустики, чтоб не разбился. По отмели все бегала трясогузка, пользуясь тем, что мы засели в палатке. Она у самого входа ловила мошкару, забавно подскакивая. За одной мошкой гонялась прямо по сетке, до самой крыши палатки, и там все-таки ее поймала.

На утро к отъезду у нас все было готово, настало время заняться косметическими процедурами, чтоб не напугать городское население своим появлением. Я почистила кожу пробничком скраба, помазала пробничком крема... Еще пробником крема от морщин намазала все, включая ноги - много было крема. Надела на ночь свои волшебные теплые носки, и блаженно валялась в палатке. Александру день показался очень-очень длинным, но хорошим. Не успел только он снять остров и турбазу, перенес это мероприятие на утро.

День 14. Дорога до Углеуральского

18 июля, в наш последний денек на реке Косьве, мы проснулись около семи часов, хорошенько выспавшись теплой ночью. В начале ночи прошел дождь, но недолгий. А когда я вышла на бережок - над головой синело чистое небо, и все кругом было невыразимо прелестно! Такая свежесть, уезжать не хочется. Пока делали зарядку, рядом бродили трясогузки, совершенно уже признав нас своими людьми.

Дел предстояло много - к 11 часам надо было помыть, высушить, сдуть и упаковать лодку, собрать все вещи, Саше - сходить поснимать на турбазу, так что надо было шевелиться. Позавтракали хлебцами с колбасой и чаем, и начали сборы, предварительно искупавшись. Видели, пока возились с завтраком, гибель маленького глупого лягушонка. Он решил переплыть протоку, которая для него по ширине как Ла-Манш для меня, боролся с течением, а потом его стали клевать рыбы - одна, другая... До берега он не доплыл.

Александр помыл лодку и поставил ее сушиться вместе с нашим тентом от палатки - он сегодня был мокрым и снаружи и изнутри. А сам пошел с видеокамерой на турбазу. Я набрала на дорогу полную бутылку чистой воды из ручья, вылила воду из канистры, сложила спальники, палатку и тент. Уложила в рюкзак пакеты с продуктами. Потом протерла от воды, набежавшей вниз, поставленную на бок лодку. Она, кстати, очень понравилась трясогузке - та на ней и посидела, и побегала, и попрыгала, и перышки почистила...

Завершив все сборы, я еще погуляла по отмели, и с полянки, покрытой травой, вспугнула четырех куликов. А в небе над островом кружил канюк. На небо стали набегать облачка, а на солнечной стороне затянулось дымкой. И стояла душная жара, предвещавшая во второй половине дня грозу. Ну, мы-то к тому времени отсюда уже уедем. Хорошо, что погода позволила нам собраться.

Вернулся Саша, рассказал, что видел в своем походе. Он после брода переобулся в кроссовки, оставив сланцы на берегу, и отправился по дороге через поле. Здесь на него налетели оводы, но садились преимущественно на штаны. Пожалел, что не надел кофту, потому что оводы мешали снимать - сядет такой на голую руку, и начинает кусать, приходится оператору дергать лапкой, чтоб согнать негодника, а кадр-то испорчен, второй дубль надо, а там другой овод...

Дошел он до турбазы, в поле стояли остатки разрушенных зданий в виде свай, а под горой даже что-то вроде заросшего футбольного поля с воротами из березовых жердей. На базе было тихо, только хлопотал рядом с грядками с картошкой и луком молодой паренек. На вопрос, бывает ли здесь что-то интересное, парень что-то невразумительное промычал. Видно, нелюбопытный совсем, да и с базы не выходит никуда. Саша поинтересовался, не заходят ли сюда медведи или волки, но парнишка ответил, что ничего такого не видал, вот сменщик его натыкался на муравейник, разрытый мишкой.

Спросил, что за дома виднеются после турбазы, но парень сказал, что не знает. Саша удивился такой нелюбознательности, ведь рядом же совсем, и пошел туда разведать все сам. Добрался до домов, возле одного что-то строилось, сам домик был закрыт, через окна веранды виднелась разная мебель, в том числе два ярко-желтых модных кресла из кожзама. Рядом стоял ГАЗ-66 с синим кузовом и открытым стеклом, и ржавый вездеход, совсем старый, похожий на древнего монстра. И банька была, и дрова навалены.

Следующий домик был поменьше, на нем висела табличка "Кизеловское охотничье хозяйство", на дверях замок. Тоже банька имеется. Все кругом было заросшее травой. Ясно было, что Рассольный раньше был довольно большим поселком. В зарослях малины и черемухи местами угадывались развалины домов и сараев. Александру было пора поворачивать обратно. Он быстренько дошел до реки, пересек брод, и мы стали собирать его рюкзак - мой уже был готов. Лодку сдули, свернули, протерли и упаковали. Вещей у нас получилось меньше - два рюкзака, тележка с лодкой и синяя сумка с лосиными рогами и бутылкой с водой.

Перед дорогой еще раз искупались, планируя потом тащить вещи к машине на другой стороне острова. Но тащить не пришлось - послышался звук мотора, и, ведя за собой огромную тучу оводов, подъехал УАЗик. И рыбаки нас же и спросили - вы что здесь, жужей-то разводите что ли? Мы погрузили в машину вещички, сделали два сидячих места - раскладной стульчик, любезно предоставленный Геннадием и Андреем, и наша тележка, с положенным на нее свернутым ковриком, для мягкости. Сели мы, и относительно комфортно поехали, держась за фанерную перегородку, отделявшую кабину от салона.

Надо сказать, что в салоне УАЗика мест для сидения не было совсем, и на две трети он был хаотично завален хозяйскими вещами, наши-то просто каплей в море выглядели. Машина двинулась к броду, который ближе к турбазе, более крутому, но, так как дождя не было и грунт сухой, мы спокойно выехали на поле. Проследовали мимо турбазы, где паренек работал газонокосилкой, мимо бывшего поселка Рассольный, и углубились вправо по лесной дороге.

Поражало количество трясогузок на квадратный метр. Эти птички были повсюду! Целыми стайками они разлетались от машины. Видимо, на открытом месте на дороге и возле нее, да еще где есть лужи, было много насекомых, и трясогузкам очень сытно жилось. А еще вокруг машины толклись несметные полчища оводов. Закрыть окна совсем было нельзя - жарище! И бедный Геннадий, сидевший на пассажирском сиденье рядом с водителем, был занят тем, что постоянно выкидывал оводов, которые садились ему на голову, на лицо, на правое плечо и руку, короче, воевал полдороги!

Потом он уже сорвал ветку, и отмахивался ею, но стало еще хуже - оводов привлекло движение. Тогда он просто уже закрыл окно. В салоне стало чуть более жарко, но терпимо. Кстати, Андрей свое окно всю дорогу держал открытым, но оводы его беспокоили намного меньше. Всего до Кизела мы ехали 2 часа 45 минут.

Проехали через реку Няр, где раньше была деревня Семеновка, потом через реку Вогулка, и там тоже когда-то был поселок. На местах поселков торчали теперь только столбы электролиний, но без проводов. Река Няр впадает в Широковское водохранилище, и там стоит одноименный поселок. Дорога поначалу была вполне достойного качества, но потом стали встречаться такие затыки, где уже порой было страшновато - вдруг и наш танк не пройдет?

В одном месте мы так стукнулись то ли дном, то ли подвеской обо что-то в глубокой ямине, что показалось, что что-нибудь сейчас отвалится. Но Андрей был хорошим водителем, врубил заднюю передачу, и аккуратно выехал. Хорошо, что УАЗик - мощная машина, да и подготовленная, есть передняя лебедка на всякий пожарный. Мест с крутыми и глубокими колдобинами и промоинами, с глинистыми колеями, здоровыми камнями и тому подобным, было великое множество, так что нас внутри машины болтало нещадно.

Вся дорога была в лужах, они в шахматном порядке блестели повсюду. Множество ручьев перебегало дорогу. Но нам было даже весело, и ехать нравилось - так много интересного вокруг! То тетерев взлетит, то коршуна на кусте заметишь... Однажды взлетел большущий филин. Порхали над дорогой разноцветные бабочки, кругом цвели иван-чай и таволга. Дорога, сама прямая, шла по горам, и потому часто открывался вид на далекие ее участки с верхней точки какого-нибудь подъема, а потом машина резко ухает вниз, как с обрыва. Скорость у нас была 10-20 километров в час, не больше.

Проехали мы через 4 мостика, явно новых - Андрей пояснил, что восстанавливали их владельцы турбазы в Рассольном, а то здесь и не проехать бы. А вот в поселке Семеновка мост восстанавливать не стали, там был неплохой брод - каменистый и не очень глубокий, хотя река Няр и не маленькая. Еще владельцы базы спустили воду из самых больших луж, достали доски, торчавшие в ямах, кое-где подсыпали дорогу, пропилили упавшие деревья - спасибо им большое!

Встретились нам четверо людей на двух мотоциклах, причем один мотоцикл как будто тащил другой, потерявший ход. Сейчас они стояли на обочине, а люди совещались у кустов, где была скамейка и столик. У одного мотоцикла вместо коляски был пристроен деревянный коробок. Ехал еще навстречу нам УАЗик, маленький, но шустрый.

Где-то через два с лишним часа пути показались первые признаки жилья - помойки у дороги, и мы поняли, что к чему-то подъезжаем. Потом проехали мимо светло-желтого, вполне современного домика на огороженном участке, там гуляли двое подростков с велосипедом, а недалеко стояла небольшая электроподстанция. И вот примерно от этого дома до самого Кизела началась дорога из брусчатки. Ехать по ней было значительно приятней, чем по ухабистой лесной, но для машин она, честно скажем, не сахар.

Шла дорога в одну полосу, и здесь уже стали попадаться иногда навстречу автомобили. На одной из развилок у большого поля мы остановились, и вышли на ветерок, чтобы немного размяться и подышать свежим воздухом - в УАЗике попахивало бензином. Мы погуляли вдоль дороги, Андрей посмотрел, в порядке ли машина после всех встрясок. И поехали дальше.

Минут через 15 мы въехали в Кизел. Он с самого начала поразил нас своей унылой серостью, убогостью и неустроенностью. Сказать, что дороги там раздолбанные - это ничего не сказать. Асфальт явно лежит с глубоко социалистических времен, ни разу не ремонтированный. Издевкой выглядел знак ограничения скорости "20 км", потому что ехать больше 10 км никто не рисковал. Все дома были такие обшарпанные, облупленные и грязные, что просто печаль брала и тоска.

Между прочим, сами дома были построены по шикарным проектам сталинской поры - высота потолков метра три, колонны, балконы... А деревянные дома вообще половина развалины. На автобусной остановке крупная надпись - "Какие дороги - такой и мэр". Видно, жителей все это достало. Тащился перед нами городской автобус, переваливаясь на яминах, и сотрясая бедных пассажиров. А надо сказать, что Кизел стоит на крутых горах, что сильно усугубляет дорожный кошмар.

Когда мы выехали на край первого спуска, стало видно, что глубоко внизу - город, и потом улица круто поднимается вверх, как из преисподней. Очень странное впечатление. Я сразу подумала, как они тут зимой в гололед ездят? Ведь аварий, наверное, не сосчитать! Ехали мы по вездесущей улице Советская, проехали мимо нескольких магазинов, и притормозили у "Монетки", Андрей сходил за водой, а мы съели по яблоку. С левой стороны видели старинное здание с надписью "Универмаг", но давно заброшенное.

Мы проехали развилку с поворотом на Широковский, поехали дальше, Андрей решил завезти нас прямо на станцию, и у кафе "Огни Баку" свернул к поселкам Северный и Углеуральский. Машина прибыла к большому, красивому зданию вокзала - вокруг никого. Мы хотели уже выгружаться, на Александр попросил подождать, пока он наведет справки на вокзале - он был удивлен, что Андрей свернул направо, а Саша был уверен, что нам налево.

И вот пришел он на вокзал, где отчего-то не было написано название станции, везде тихо и пусто. Крикнул он - ему ответило эхо - "Сюда иди!". А он понять не может, куда? Потом вроде определил, что из уголка позади. Сидела там маленькая старушка-уборщица, он ее спросил, как называется станция. Она отвечает "Углеуральский". А где же Половинка-Чусовская? А она рукой машет - там! Вернулся Александр к машине, и сказал, что приехали не туда, надо назад. У Андрея на лице появилось выражение легкого ступора - он только перед этим сказал, что родом из Губахи, и все в этих местах знает. Но вот о станции Половинка-Чусовская не слыхал. И очень удивился, когда Саша ему еще добавил, что поезд здесь стоит 2 минуты, а на Половинке - полчаса.

Местный мужчина нам посоветовал вернуться к кафе "Огни Баку", свернуть на Широковский, и через километр будет нужная станция. Александр на всякий случай включил навигатор, чтоб контролировать ситуацию. И вот, наконец, мы подъехали к развилочке - налево дорога, а направо маленький неказистый съезд из брусчатки куда-то в кусты. Мы свернули налево, и уткнулись в железнодорожный переезд с домиком, а станции нет. Поняли, что надо было по брусчатке, в кусты... Снова вернулись туда, где за кустами угадывался какой-то дом.

Наконец подрулили к платформе с несколькими строениями и большим газоном, но, перед тем, как вещи выгружать, Саша опять пошел на станцию уточнять - Половинка ли это Чусовская. И снова не с первого раза нашел сотрудника, у кого спросить - полное безлюдье. И вообще на действующий вокзал все это не было похоже. Возле одного крыльца умывались несколько рабочих, у них Александр спросил, где здесь дежурный - ему махнули в сторону следующего домика. Он там уточнил название станции и показал билет - здесь ли нам в поезд садиться? Молоденькая дежурная все подтвердила. На вопрос, где тут можно подождать поезда до завтра, предложила открыть зал ожидания, а вот советом, как дойти до речки Губашки, не помогла - в ту сторону никогда не ходила.

Вернулся Александр, и мы стали разгружать наши вещи. А пока его не было, я поддерживала разговор с Андреем и Геннадием, выяснила, что живут теперь оба в Добрянке, у Андрея двое детей. Вот детям на шоколадки я и предложила денежку - неудобно было бесплатно проделать такую дорогу, тем более что хлопот было много, то туда езжай, то сюда... Так что от пары тысяч водитель наш не отказался. Мы попрощались, дали свои координаты (сайт), и машина уехала.

Остались мы на станции одни, и, прежде чем решать, куда пойдем ночевать, собрались пообедать. За нашей спиной работники станции расходились по домам. Один принес пушистого серого котенка, выгулял его на газоне, взял на руки, сел в машину, и уехал. Мы тем временем поели фасоли с колбасой и сухариками, и, подкрепившись, отправились с вещами на поиски ночлега. Я еще переоделась в брюки и кроссовки для удобства передвижения.

Вышли мы к перекрестку, и заметили какого-то станционного начальника в форме. Спросили у него, где здесь есть частный сектор. Он, опознав в нас туристов, разулыбался, и сказал, что вот в этих ближних домах живут, в основном, дачники, и народу мало. А побольше людей живет в километре выше по дороге, либо в километре ниже от станции. Там их подрядчики летом как-то снимали дом. Потом поинтересовался, как нас занесло в такую дыру, почему не в Кизел, хотя бы?

Мы пояснили про стоянку 20 минут в отличие от других ближних станций. И мужчина открыл нам тайну - а, говорит, так здесь пересылка, заключенных на поезд грузят, поэтому и стоянка долгая. Тут за ним подъехала вахтовка, и он уехал. Мы договорились, что я постою с вещами на обочине, а Саша прогуляется по ближайшим домам. Вокруг вдоль дороги, и дальше, повсюду раскинулись заросли какого-то нереально могучего борщевика, он был значительно выше человеческого роста, и вызывал странное чувство, что ты попал в фильм "Дорогая, я уменьшил наших детей". Я с минуты на минуту ожидала, что прилетит гигантская стрекоза, и меня вместе с рюкзаком унесет.

Минут через десять Александр вернулся, очень веселый, сказал, что договорился о ночевке - в первом же доме нас согласились бесплатно пустить на участок с палаткой, и даже предложили летнюю постройку. Вода есть, тень есть, жить можно! Но перед тем как идти устраиваться, я попросила Сашу сфотографировать меня с рюкзаком под супер-мега-борщевиком. Я под его зонтик целиком умещалась...

Прошли мы метров сто до ближайшего дома, там нас встретили хозяева, Валерий и Люба, открыли ворота, и показали, где можно поставить палатку. Оказалось, их дом и участок рядом, а это участок сестры, которая уехала. На краю большого огорода стоял летний домик, в который мы решили сложить вещи. Но внутри было довольно пыльно, да и всякого хлама накидано, поэтому спать решили в палатке рядышком - оно и приятней, на свежем-то воздухе. Вода была из скважины, Люба принесла целое ведро. Еще принесла горячий чайник, и немного огурцов на угощенье. Познакомила нас с двумя собаками, их звали Черныш и Леня, предупредив, что они слегка диковаты, и могут нас облаивать. Мы сейчас же отправились задабривать собак сушками. Вроде, получилось.

Поставили мы палатку, умылись, выпили кофейку, Александр даже с огурцами. И приготовились куковать здесь до следующего вечера. Было уже пять вечера, и Саша решил прогуляться по поселку, осмотреться, и найти магазинчик, где купить сыр и батон за завтрак. И ходил он часа два, наверное. Я в это время отдыхала - повалялась в палатке, но скоро стало невыносимо жарко, и я накрыла палатку тентом.

Озирала огород, периодически прогуливалась по дорожкам между грядками. И заметила, что по небу движется что-то вроде тучи, да еще в сопровождении некой дымки, и подумала, не попал бы наш ходок под грозу, зонта-то у него нет... Хозяйка Люба принесла тарелку клубники, и мне даже стало немного неловко - такое гостеприимство от незнакомых людей в наши дни непривычно видеть. А Люба еще сказала, что, если мы хотим помыться - они и баню затопят, и молока принесут (и еще извинилась, что молоко не сегодняшней, а вчерашней дойки).

Предложила, если нужно, довезти до магазина, она все равно туда вечером собиралась на машине, а то он у них далеко, на какой-то базовой. Я поблагодарила, и ответила, что пока ничего не нужно, Александр вернется, тогда будет понятно, чего нам для счастья не хватает. Люба ушла к себе, а я влезла в палатку, и заметила ящерку, которая карабкалась по стенке снаружи, внутри были видны прижатые к ткани ее крохотные лапки. Она и сама-то была сантиметров 10 от носа до хвоста. Ящерка нашла себе удобное местечко, элегантно изогнула хвостик, и замерла. Я пожалела, что Саша унес видеокамеру с собой, а то можно было снять чудесную рептилию.

Через некоторое время вернулся Саша, он принес не только батон и сыр, но и дыньку "Колхозница", очень был этим доволен. Сказал, что прошел 7 километров, нашел магазин Пятерочка. Сначала вышел на дорогу, по которой мы приехали, около километра в горочку прошел до трассы на Соликамск и Кунгур, дивясь на мега-борщевик по обочинам, у него стебли были толщиной с человеческую голень. Позади пыхтел велосипедист, но на крутом подъеме не мог догнать Александра.

Тот его подождал, и спросил, где здесь ближайший магазин. Велосипедист удивленно ответил, что нет тут магазинов. Тут уже удивился Саша - что, вообще нет? Да, говорит мужичок, совсем, нигде! Ну, то есть он есть, но далеко, вам не дойти... Александр все же добился от него, где это далеко - надо дойти до уже известного нам кафе "Огни Баку", там повернуть направо и идти еще дальше. Саша пошел вдоль дороги, осматривая дома. Большая часть их была либо заброшена, либо выглядела убого. И построены они были как-то хаотично, не по порядку, через большие промежутки.

Дошел до поворота у кафе на городок Углеуральский. Напротив поворота стояло старое здание универмага, нерабочего, конечно. На другой стороне - стела героям войны и небольшой скверик. Сначала шел по улице Комсомольской, потом по Коммунистической Второй. Вид у поселка был умирающий, дома все построены очень давно, и с тех пор не ремонтировались. Больше всего было деревянных бараков, прогнивших и покосившихся. Крылечки унылые.

Первый магазинчик Александр пропустил, он был маленький. А вот дальше по улице виднелся большой современный магазин, оказалось - Пятерочка. Туда он и отправился. Товаров там было много, на весь Углеуральский хватило бы этого одного магазина. Все чисто, культурно, только продавцов в зале почему-то нет. Купил Саша батон, сыр, выбрал дыню, побаловать нас вкусненьким, и пошел в обратный путь.

Видел старый деревянный барак, у которого торчал остаток деревянного же балкона - только пол, без перил ограждения. Там были две собаки, одна лежала, свернувшись колечком, а вторая активно лаяла на улицу. Взглянув на небо, Александр увидел тучу, и понял, что надо торопиться, а то уже есть хочется, и пережидать где-то в пути дождь совсем нет желания. Но ему повезло, туча прошла стороной, и на обратной дороге его не замочило.

Видел он еще частично сгоревший дом, от которого остался только угол, никто там не живет, все заросло высокой травой, но перед калиткой на улице на цепи сидела большая серая собака, и она Сашу облаяла. Что она там охраняла - непонятно.

После возвращения я попросила Александра снять на видео нашего гостя в палатке, он даже удивился слегка - что за гость, ты кого туда пустила? Но увидев, что это маленькая ящерка, успокоился. В это время к нам снова подошла Люба, спросила, как прогулка удалась. Узнала, что Саша дошел аж до Пятерочки, она прямо испугалась, как же он так далеко умудрился сходить? Мы посмеялись, вот до чего люди дожили, без машины и шагу не ступят...

Поболтали немного о жизни, Люба поведала, что живут они здесь давно, она уже 28 лет, работает в колонии лаборантом в медчасти. Колония для туберкулезников. С заключенными она не общается, просто делает анализы в лаборатории. График у нее с 8 до 14.00, так что успевает все и по дому делать, и даже корову держать. Муж на пенсии, сын 27-ми лет работает на железной дороге. В семье три машины - две легковушки и УАЗик, в лес ездить. Есть еще благоустроенная квартира в Широковском, но там жить не так удобно, и потому они уже 18 лет в этом доме.

Потом мы пошли ужинать, а Люба ушла, пообещав часам в девяти вечера принести нам ведро нагретой за день воды из бочки, помыться. И еще предупредила, что на ночь объявили штормовое предупреждение - то ли сильный ветер ожидается, то ли дождь... Если что - зовите на помощь, будем спасать!

На ужин у нас были рыбные консервы, огурцы от Любы, и сухарики. А на закуску - сладкая дыня. Она была килограмма полтора, и мы съели ее за один раз! Ящерку, сидящую на палатке, мы сняли на видео. Она никуда не собиралась уходить - проползет кружок по стенке, и снова сидит. Я уж ей и пузико чесала, и ладошкой подставленной грела - никакой реакции.

Затем немного повалялись в палатке, поели клубники, потом попили чай с сухариками. А вечерком Люба дала нам ведро теплой воды, а мы ей - корки от дыни для коровы. И стали мы думать, где бы Александру помыться? Он сказал, что будет совершать омовение за стеной садового домика, чтоб хозяев не смущать. А то, что с улицы все видно, не страшно, все равно нет никого. Вот мы и поливали там его, вода реально оказалась очень теплой. А потом и я помылась.

Стали готовиться ко сну, все вещи оставили в домике, в палатку взяли только самое ценное. И в десять вечера уже легли отдыхать.

День 15. Жизнь не в городе, а в Огороде

19 июля проснулись от вороньих криков и собачьего лая. Да и ночью спалось беспокойно - то машина проедет, то поезд загрохочет, то собаки шумят. Так что хуже, чем в городе. С шести утра вообще невозможно было спать из-за той настырной вороны, она целый час орала, выдавая крики очередями по три штуки. Поэтому в семь часов мы уже встали. Ящерка так и ночевала с нами.

Мы сделали утреннюю разминку, и к нам в огород вышел хозяин дома Валера. Где-то полчаса текла светская беседа за жизнь, о том, как здесь с работой, со здравоохранением... Короче, обсудили окружающую обстановку в деталях. Сам Валерий лет пять проработал на шахте, а потом перешел в систему исполнения наказаний, уж не знаю, кем он работал - то ли водителем, то ли охранником.

Жаловался, что, пока работал - все успевал, и по дому, и везде. А как на пенсию вышел, совсем времени не стало. На рыбалку только пару раз за лето съездить получается, а так надо дом ремонтировать, забор поправить, баню достраивать... А рыбачат они с сыном на Широковском водохранилище и на Большой Косьве (куда мы не доплыли). Забавно, как людям в голову не приходит, что с возрастом просто делаешь все медленнее, а на восстановление сил уходит больше. Валера ушел, а мы стали завтракать. А Саша даже попробовал немного молока от хозяйской коровки - угостили.

После завтрака, чтобы чем-то занять время, мы решили отправиться на прогулку по Базовой - поселку, который лежал ниже станции. Вещи закрыли в доме, палатку оставили на попечение собак, сказали Валере, что нас нет, и вышли на улицу. По дороге поближе исследовали загадочный гигантский борщевик, нашли один, росший в кювете у дороги - какой-то уж совсем немыслимый. Измерили примерно - около четырех метров! Я даже не поленилась, спустилась в эту канаву, и снялась на видео рядом с растительным монстром.

Мы прошли переезд, и свернули к Базовой. Вокруг царили разруха и запустение, жилых домов встречалось раз в пять меньше, чем брошенных, в их числе и двухэтажные. Прошли большую поляну, где по весне, должно быть, разливается речка Губашка, там все поросло травой. А сама речка оказалась маленьким, всего полметра шириной, ручейком, с ржавой водой. Дошли до магазина, дорога упиралась прямо в него. Он напоминал синюю деревянную будку. Александр купил там пакетик семечек, а я немного подумала, и взяла полбулки хлеба на обед. Налево от магазина вели две дороги, и одна, пошире, асфальтированная - направо. По ней мы и двинулись.

Осмотрели дом, у которого целым остался только фасад, а боковая стена просто выпала. Внутри виднелись разбросанные вещи, сломанная мебель. Адрес дома значился "Садовая, 170". А рядом стоял жилой дом - вот приятное соседство людям досталось! На противоположной стороне дороги была какая-то небольшая огражденная территория с колючей проволокой поверх забора. Висела табличка со сводом правил, чего здесь нельзя делать. Для колонии было маловато места, что бы это могло быть? Но дверь была открыта... Потом оказалось, что это здание пожарной охраны.

И снова вдоль дороги перемешались брошенные и жилые дома. Деревьев было немного, только те, что посажены людьми - березы, ясени, тополя. До настоящего леса в любую сторону было очень не близко. Местность нам такая не понравилась. Дошли до очередной развилки. Слева явно располагалась колония - за высоким забором с колючей проволокой лаяли собаки, для них там были вольеры. Виднелись корпуса для заключенных, небольшие, административные здания... Я подумала, что здесь и работает Люба, это и есть, вероятно, туберкулезная колония.

Стояла пара машин, бродили двое мужчин, ждали кого-то, что ли... Рядом строилась беседка, для посетителей, видимо. А через дорогу двое тощих мужичков в робах сгребали скошенную траву под присмотром двоих охранников. Саша спросил у охранника, куда ведет дальше эта дорога, и тот буркнул - "Десятка, двадцатка". Мы не поняли. Потом нам объяснили, что это номера тамошних колоний. А дорога потом приводила в Широковский.

Повернули мы обратно, и по пути видели двух котов - один валялся на земле, а второй, серый, нереально крупный, на него царственно смотрел. Еще видели железнодорожную ветку "не общего назначения", то есть тоже принадлежащую колонии. Там стоял домик, сидела караульная овчарка, она нам повиляла хвостом. И было еще высокое сооружение, с которого охрана заглядывает на крыши вагонов - не спрятался ли кто-нибудь сверху. Было очень жарко, меня уже прямо сморило, походило немного на Абхазию - та же разруха и жара, только вот моря в конце пути нет...

Пообедав и немного отдохнув, мы во второй половине дня отправились на другую прогулку, теперь вверх от станции, к Углеуральскому, куда Саша вчера ходил. Поснимали по пути старинные дома. По заросшему, неухоженному скверу проследовали мимо памятника погибшим шахтерам, и вышли на улицу Коммунистическую. Дошли до Пятерочки, купили там воды, квасу и коробку конфет в благодарность хозяевам. На обратном пути просто изнывали от жары, в небе все еще стояла дымка, как от лесного пожара, но дымом не пахло.

Потом отдохнули в палатке, поужинали (хотя в меня полезло только одно яблоко), и стали готовиться к поездке домой. Помылись, собрали вещи, поговорили с хозяйкой, обменялись телефонами на всякий случай. Узнали от нее, что Половинка-Чусовская так называется потому, что находится на полпути между Губахой и Кизелом, а Чусовская - это Железнодорожная ветка. Базовая - так назвали поселок в честь складов для исправительных учреждений, которых когда-то здесь было еще больше.

Потом мы попрощались с хозяйкой, вручили ей коробочку конфет, навьючили на себя рюкзаки, и отправились на станцию, скоро должен был подойти наш поезд. Александр вез тележку с лодкой, я тащила сумку с лосиными рогами. Радовались, что остановились так близко от станции, а то по такой жаре далеко тащиться было бы несладко. Остановились у станционного здания. Кроме нас было даже еще два пассажира - старушка с внуком.

Слева от перрона подъехал автофургон для перевозки заключенных, из него вышли несколько охранников с собаками и автоматами, и вывели группу заключенных с большими сумками, те сразу сели на корточки. На втором пути остановился пригородный поезд, видимо, чтобы пропустить наш междугородний. Он вскоре подошел. Так как стоянка была 20 минут, мы никуда не торопились, спокойно сели в наш шестой вагон, в абсолютно пустое купе. Только на нижней боковушке ехала старушка, и она попросила, чтобы ее земляничная рассада постояла на нашем столике.

При посадке нам пришлось убедительно доказывать молодому проводнику, что наш багаж не превышает нормы ручной клади - 36 килограммов, а то он требовал багажную квитанцию. Мы распихали свои вещи очень удачно - тележку и лодку на третью полки, и еще придавили все это сумкой с рогами, а два рюкзака были уже настолько неплотно набиты, что вместе вошли под нижнюю полку. Только пакет с продуктами достали, чтоб поближе.

Вагон наш был старого типа, без кондиционера, с убогим туалетом, и везде пыльно - не успел проводник еще убрать. Хорошо хоть окно у нас открывалось, так проветрилось по пути. Мы постелили постели, и сели смотреть в окно. По дороге видели высокие отвалы, по ним бежал ручей, даже с водопадом. Видели, как грузят уголь. Видели всякие промышленные постройки - трубопроводы, цеха, еще разные ржавые железяки.

Видели реки Усьва и Косьва, горнолыжную трассу в Губахе. Но больше всего удивило, когда поезд остановился на станции "Губаха пассажирская". У дороги стоял станционный домик, и вокруг лес. Никаких признаков города, или хотя бы жилья. И людей нет. Потом довольно долго вдоль железной дороги шло высохшее русло реки, покрытое камнями. Река так и называлась - Каменка.

Проезжали, не останавливаясь, станции Усьва, Утес, и другие. После станции Утес в лесу начались сосны, мы обрадовались им, как родным. В Пермском крае-то одни елки... Было и жалко, и радостно покидать эти края, где все так печально, разруха, нищета, зато дивная природа. До города Чусовой мы решили спать не ложиться, потому что он ожидался в 11 вечера, там стоянка долгая, и спать пассажиры все равно не дадут. Так что выпили кофе с сухариками, и кто сидел, кто лежал.

На станции Чусовая к нам подсели в купе женщина с мальчиком. Все долго возились, так что заснуть удалось только в 12 ночи. Да еще музыка в паровозе играла странная - самая тупая из возможной современной эстрадной мути, с текстами типа "Да, я с ним переспала, и я хотела так сама". Роскошно. Хорошо хоть, в 10 вечера радио вырубили, а то я уже к начальнику поезда готова была пойти...

День 16. Путешествие по Косьве закончилось, будем планировать новые...

Ночь прошла относительно спокойно, насколько это возможно в плацкартном вагоне. Я проснулась в пять утра в Нижнем Тагиле на стоянке. Александр ближе к шести. Скоро начал шустро бегать проводник, объявляя, что через час закрывает туалеты, и поезд прибывает в Екатеринбург. Мы потихоньку умылись, собрались, и в восемь часов приехали в родной город. Погода была ясная, жаркая, и тоже с дымкой в небе.

На вокзале мы вызвали такси, немного постояли в пробке на проспекте Космонавтов, объехали ее по Бебеля, заплатили водителю 205 рублей, и вышли у подъезда нашего дома. В квартире все было в порядке. Путешествие закончилось успешно...

А само он вышло совершенно изумительным - таким разнообразным, новым для нас по разным вещам. И ехали мы туда на легковой машине, а не поездом или автобусом, и забрасывались интересно - с ночевкой в незнакомой квартире, с прибытием на самый исток реки. И сама Косьва сильно отличалась от пройденных нами рек - такое множество камней и перекатов нам еще не встречалось. И поход на Ослянку получился оригинальный и запоминающийся, и маршрут у нас окончился внезапно, не так, как планировали сначала. Короче, сплошные сюрпризы и неожиданности, включая встречу с медведем и находку лосиных рогов.

Места мы посетили очень интересные, чудной красоты. И рассчитали все правильно, избежав каких-то глобальных неудобств и неприятностей. И с погодой повезло. И видеокамеру Саша успел вовремя купить, и не угробить ее в таком путешествии смогли! Так что удалось нам, хоть и небольшой период времени, зато пожить совершенно другой жизнью, а для хороших воспоминаний останется нам на память фильм о сплаве по северной уральской реке Косьве.


Как вернуться с реки Косьва на большую землю

О том, как добраться до реки Косьва, написано в первой части, тут напишу, как лучше вернуться обратно. В принципе к реке подходят дороги на всем ее протяжении, и если у Вас есть человек с внедорожником, можно уехать из любого места, куда он доберется.

Ну а так, вариант первый - плыть до Рассольного, там находится турбаза, на которой можно договорится с транспортом. Но цены там очень завышены, видимо, владельцы шибко жадные. И если Вы сумеете найти, кто бы за Вами приехал из Углеуральского, Кизела, Губахи, или Александровска, это будет по-любому дешевле. Проехать может только внедорожник, и в сухую погоду.

Второй вариант - доплыть до поселка Кучек, это гораздо ближе к цивилизации. Там либо искать транспорт прямо в поселке, либо также заказывать из Губахи или Углеуральского, и лучше заранее.

Третий вариант - доплыть до плотины, которая в поселке Широковский, это еще ближе, соответственно и выбираться дешевле и быстрее. Кстати, чтобы Вас не облапошили, рекомендую прочитать статью «Как туристу договорится о заброске».

Выезжать лучше на паровозе Соликамск - Екатеринбург, из Углеуральского, точнее, со станции Половинка-Чусовская. Дело в том, что в городах паровоз стоит две минуты, а на Половинке - полчаса. Хотя эта станция просто посреди леса, там вообще вокруг ничего нет. До Екатеринбурга ехать около 12 часов и без всяких пересадок.

Еще вариант из Губахи до Екатеринбурга доехать на авто, около 400 км, через поселок Теплая Гора, Нижний Тагил.

На Косьве прекрасные виды

На Косьве прекрасные виды

Карта реки Косьва

Фильм о нашем путешествии будет готов примерно в конце 2021 года
а пока можно посмотреть на нашу встречу с мишкой...


Если материал был полезен - поблагодарите автора
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Для тех, кто хочет самостоятельно монтировать свои фильмы, предлагаем обучение видеомонтажу он-лайн
А для начинающих фотографов - обучение по программе Adobe Photoshop

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества