Студия DV-PRO. Главная страница  

Велоэкспедиция на Урал: Соликамск - Соль-Илецк
часть первая

Пролог
Катаясь прошлым летом по окрестным дачным местам, я нашел книгу о Пермском Крае (там вообще много интересных книг выбрасывают). Книга вышла еще при Советской власти и поэтому большинство статей там пропагандисткого толка, но каким-то образом туда попала статья о дорогах Урала, написанная краеведом из поселка Яйва Мюллером Игорем Львовичем (светлая ему память).

Историческая справка
В 1595 году царь Федор Иоаннович повелел посадскому человеку Артемию Сафронову Бабинову разведать прямую сухопутную дорогу через Уральские горы для сообщения с Сибирью. Получив царское благоволение, Бабинов приступил к устройству дороги и в 1597 году вывел ее к реке Туре, где потом (в 1598 году) был основан город Верхотурье. Эта дорога получила название новая сибирская Верхотурская, но исторически ее знают, как Бабиновскую. За 2 года усилиями двух целовальников и 40 посошных людей была прочищена трасса и построены мосты на протяжении 263 верст (около 280 км). Впоследствии вдоль дороги были построены ямы (села), в них можно было заночевать, накормить лошадей. В ямах велся учет всех проезжающих и их грузов. Вот перечень основных сел: Верхняя Яйва, Чикман, Верхняя Косьва, Растес, Кырья, Павда, Ляля, Караул, Верхотурье. В 1653 году по Бабиновской дороге проследовал в ссылку глава раскольников мятежный протопоп Аввакум, а в 1727 году проехал в березовскую ссылку низложенный "светлейший князь" А.Д. Меньшиков с семьей.

Мы с Ксюшей прочитали этот материал и, казалось, забыли о нем. К тому же, читая статьи о путешествиях по этим местам мы не чувствовали в себе уверенности проехать столь сложный маршрут. Но случайно занесенный зародыш мысли затаился и потихонечку развивался. Поэтому когда мне на глаза попался атлас Свердловской области, я почему-то его купил и опять отложил в сторону даже внимательно не просмотрев. Тем не менее, еще зимой мы начали готовить наши велосипеды к поездкам по полному бездорожью. Мы поставили новые передние крылья с большим зазором от колеса, дисковые механические тормоза. Из-за этих тормозов пришлось переделать крепление багажников. Еще мы поменяли штатные пластиковые ролики переключателей на специально изготовленные из высокопрочной стали на подшипниках качения, это заметно снижает износ цепи и звездочек. Зимой купили куртки из мембранной ткани на случай дождя. Весной сделали прививки от энцефалита.

Обкатку наши велики прошли в мае, когда мы проехали на них по залитым водой лесным дорогам Горьковской области. Никаких проблем, кроме вытаскивания травы из роликов и переключателя! И тут на глаза мне опять попалась книга о Пермском крае, а карта Свердловской области уже была, и мы стали искать там эту самую Бабиновскую дорогу. Нежилой, нежилой, нежилой..., там, где раньше стояли ямские села, сейчас никто не живет, под ложечкой сладко заныло. Мысленно мы уже ехали. Тот зародыш осенней мысли, оказывается, развился во вполне определенные намерения. Вскоре набросок маршрута был уже готов. Я не знаю, как Ксюша представляла наш путь - чужая душа - потемки, сам, конечно, понимал, что будет нелегко, но такого предвидеть не смог. Все наши предыдущие путешествия оказались легкой прогулкой по сравнению с этим.

1 3

Основные пункты маршрута: Соликамск, Березники, Яйва, Чикман, Верхняя Косьва, Кытлым, Павда, Старая Ляля, Ис, Верхняя Тура, Кушва, Серебрянка, Еква, Сылва, Шаля, Екатеринбург, Верхний Уфалей, Нязепетровск, Сатка, Тюлюк, Александровка, Николаевка, Белорецк, Кага, Бурзян, Гадельгареево, Кумертау, Оренбург, Соль-Илецк, Оренбург.

Итак, обо всем по порядку.
2 августа приехали в Соликамск. Билеты мы берем заранее, чтобы заполучить хотя бы одно нижнее место в плацкартном вагоне. В купейном вагоне ехать нам очень неудобно, велосипеды умещаются с трудом, да и дороже намного. Загрузились без проблем, хотя, бывало, требовали багажную квитанцию на негабаритный груз и приходилось скандалить. Конечно, велосипеды были в чехлах со снятым передним колесом, так они легко размещаются на багажных полках, но поперек.

2 августа понедельник, первый ходовой день. Соликамск - Яйва. 107 км за 7 час. 51 мин., средняя скорость 13,6 км/час.
Доехали хорошо, спокойно выгрузились, собрали велосипеды. Все на месте и в рабочем состоянии, теплая солнечная погода. Сфотографировались на фоне вокзала и поехали в город. Надо купить немножко еды и доехать сегодня до Яйвы. Когда загрузились в вагон, к нам прицепилась с расспросами какая-то тетка из соседнего купе. Мол я сама из Яйвы, впервые вижу велосипедных туристов и на все лады нахваливала тамошнюю гостиницу - очень дешевая и хорошая. Ну, мы и поверили. Проехались по Проспекту Победы, и на магистраль. Карты Пермской области у нас нет, в Москве купить не удалось, поэтому едем по указателям. На повороте в Усолье встретили хорошо экипированного велосипедиста на шоссейнике, он проводил нас до Усолья, рассказал о местной велосипедной жизни.

В Усолье нашли Строгановские палаты, около них грандиозная церковь и краеведческий музей. Палаты очень впечатляют, но все вокруг заросло крапивой и сильно запущено. Там же, в Усолье, в кафе, которое расположено в Доме Культуры, пообедали, очень вкусно и недорого. Но интересная особенность почти любого общепита - вроде бы съел много, но в организме еда почему-то быстро заканчивается.

Проехали транзитом Березняки - город, построенный в тридцатых годах прошлого века, с типично сталинской архитектурой. И дорога, дорога, дорога... Хороший афальт, вверх и вниз, и чем ближе к хребту, тем чаще и глубже. Ксюша с утра немного тормозила, потом начала стараться, но устала и часть горок перед Яйвой прошла пешком.

Но вот появились многочисленные скворечники садовых товариществ, и мы уже в поселке. Быстро нашли пресловутую гостиницу, ну, думаем, сейчас помоемся и хорошенько отдохнем. Не тут-то было - горячей воды нет, и вообще самый дешевый номер стоит очень так неслабо. Дурдом. На вокзале ничего нет, стадиона нет в принципе, зато нашли краеведческий музей, но он работает до 16 часов. Пришлось активизировать местных мальчишек на великах - они проводили нас до работающей колонки. Там мы затарились по максимуму водой, и на речку. Колонок в поселке вообще-то много, но работающая только одна и к той подсоединен шланг, идущий на чей-то огород. Шланг этот прикручен проволокой, чтобы не срывало, а рядом лежат пассатижи. Кому надо воды, проволоку откручивает, наливает и прикручивает обратно. На реке мы спокойно помылись, сегодня тепло (+25), вода чистая и очень теплая. На берегу в траве Ксюша потеряла сережку. Успокоила себя, решив что это дань за успешный поход. Потом нашли на опушке удобное местечко и поставили палатку. И тут обнаружился северный феномен - уже 23 часа, а еще светло.

3 августа, второй ходовой день. Яйва - Скопкартная (Чаньва) - Чикман. 58 км за 6 час. 16 мин., средняя скорость 9,1 км/час.
Всю ночь где-то работал какой-то механизм, свистело и ухало иногда очень громко, но далеко, просто ночью слышно лучше. Утром пасмурно, и мы долго сушили палатку. Пока она сохла, успели легко позавтракать, и выехали только через два часа. Вот поэтому, когда есть возможность, мы стараемся устроиться в гостиницу - получается намного быстрей. И сплю я гораздо спокойней.

Сразу поехали в музей, и в который уже раз выясняется, что служители подобных заведений совершенно ничего не знают о местности в которой живут. Они делают экспозиции о крае вообще по материалам академиков-историков, но любой конкретный вопрос их ставит в тупик. Так и здесь, И.Л. Мюллер, к сожалению, умер, а женщины в музее о местных дорогах ничего не знают, и переадресовали нас в леспромхоз. И, как всегда, нам помог случай. Закупаясь продуктами в местном магазине, мы разговорились с местной жительницей, которая не только подтвердила наличие дороги на границе Пермской и Свердловской областей, но и подробно описала ее. Оказывается, Чикман вымирает, но до него еще есть довольно большая деревня Чаньва, или, как ее называют местные, Скопкартная, и там, может быть, есть магазин. Мы сразу и выехали - дорога дальняя, да и неизвестно какого качества, а местность безлюдная, поэтому желательно доехать до Чикмана засветло.

И действительно, как только мы выехали за околицу, асфальт закончился, и надолго. Все точно по описанию: и выезд из поселка и дорога. Она очень широкая и двойная, правая половина гравийная, а левая бетонная, но не сплошняком, а как бы две бетонные колеи из плит. Все хорошо, только иногда очень пыльно, когда проходит машина, но это редко.

Примерно в 7 км от Яйвы первая развилка и, конечно, никаких указателей. Пока мы размышляли, куда нам - показалась машина. На ходу выясняем направление и едем направо. И только после этого замечаем, что налево нет бетонных плит и дорога менее накатана. Когда знаешь, все очень просто. Вообще эти развилки на дорогах Урала постоянно являлись нашей головной болью, даже при наличии карты, а здесь мы едем наугад и даже не знаем, сколько до Чикмана, потому что автомобилисты (мы их называем машинистами - они на машинах ездят) очень путаются в показаниях.

Едем то по плитам, то по грейдеру, где в данный момент глаже. На плитах нас донимают стыки и иногда попадаются торчащие прутья арматуры - зазеваешься и кирдык или колесу или ноге. Некоторые плиты проломлены, тогда мы съезжаем на грейдер. На гравии тоже не сладко, там или торчащие бульники, или довольно глубокие промоины, между ними приходится лавировать, и трясет тоже прилично.

Наконец, доехали до Скопкартной (Чаньвы), это последний поселок на Пермской земле, где можно купить еду. Про Чикман никто ничего определенного рассказать нам не смог, вроде там все скупили геологи и алмазодобытчики, а магазина там вроде-бы нет. Поэтому я говорю Ксюше еще раз: затоваривайся по максимуму (в Яйве она еще не врубилась). Ну вот, в магазине хлеба уже нет, хорошо еще работает хлебопекарня. Успеваем купить там хлеба и в магазине еще еды - дорога за Чикманом неизвестна, и сколько ехать до жилья мы не знаем, надеемся, что не больше трех суток.

От Чаньвы до Чикмана недалеко. Чикман - бывшее ямское село на Бабиновской дороге, последний населенный пункт в Пермской области, переживает не лучшие времена. Магазина все-таки нет, из тех немногих домов, что еще остались, многие скуплены геологами. За селом слышен громкий грохот каких-то механизмов - там добывают алмазы и золото. Ставить палатку нам совершенно не хочется, и мы пытаемся вписаться в какой-нибудь дом. И сразу попали на хорошего человека, зовут Олег, он геолог, окончил техникум, двадцать с небольшим годов, а уже начальник над кем-то. Эти кто-то ушли в тайгу, и половина избы свободна. Мы устроились на диване в своих спальниках.

Олег имеет белорусские корни, но постоянно живет в Перми, а здесь у него подружка Оля, всего в двадцати километрах. Недавно по этому случаю он в Березниках купил себе велик, складной с маленькими колесами, но с пятью передачами. Ехал до Чикмана своим ходом и весь забил его грязью. С тех пор работает плохо, пришлось заняться наладкой. Дело оказалось не в грязи, а в магазинном браке - погнут петух (это куда переключатель крепится), и еще совсем плохо работает задний тормоз. Петух я выправил с помощью обрезка трубы, и переключатель сразу заработал нормально, а с тормозом пришлось повозиться. Еще болталось заднее крыло и я, выправляя его крепление, погорячился и сломал свои китайские универсальные пассатижи - все, теперь мы едем без инструмента и нам ломаться нельзя.

Прокопались с ремонтом и разговорами до 23 часов, зато у Олега нашлись хорошие карты окрестностей, правда довольно старые, но если учесть, что дороге уже 400 лет... Срисовал, как мог, хоть какая-то ориентировка. За постой Олег денег с нас не взял. Вечером он собрался к своей девушке в гости (она была в Чикмане), и мы дали ему шоколадку для Оли. В разговоре была затронута тема хищников, да здесь их полно, но волки летом сыты и угрозы не представляют, много медведей, которые делятся на пуганных и непуганных. Пуганные уходят от соприкосновения загодя, даже и не узнаешь об их присутствии, а вот непуганные, их еще нестрелянные называют - весьма любопытны. Наибольшую опасность представляют медвежата, которые по глупости могут подойти совсем близко, а разбираться придется потом с их мамой, и мало не покажется. После таких разговоров медведи нам виделись в каждом пне или упавшем дереве на обочине. И еще, как назло, все обочины малиной заросли.

4 августа, третий ходовой день. Чикман - Верхняя Косьва. 49 км за 7 час. 32 мин., средняя скорость 6,5 км/час.
Вставать пришлось рано (около семи), Олегу надо было ехать к товарищам, работающим в тайге. Это оказалось по пути с нами, и километров двенадцать мы ехали вместе. Оно и к лучшему, потому что выехали сразу в правильном направлении. Ехали не торопясь, с разговорами, потом он показал на стену леса: мне сюда, там тропинка. Мы там, честно говоря, ничего не увидели. Сфотографировались на память, и он исчез в чаще, а мы поехали дальше, помня наказ налево не поворачивать.

Через некоторое время развилка, но дорог не две а три. Ну налево нельзя это ясно, а направо? Постояв в раздумье, поехали по самой правой, и вскоре уткнулись в лесоразработку. Прямо посередине дороги много техники - грузят спиленные деревья. Ну, подумали мы, надо было прямо ехать. Оказалось нет, все правильно. Это мы уже доехали до урочища Молочай, и скоро будет лагерь геологов, но расположен он не у дороги, как нам рассказывали в Яйве, а в стороне километра два направо от дороги. Это 20 км от Чикмана.

Зная, что там у них полевая кухня, мы, конечно, к ним завернули - утром позавтракать толком не удалось, так торопились. Вокруг кухни бродили начальник и повар. Мы начали издалека, сначала спросили про дорогу, потом про карты. Ну это как в присказке: нет ли у вас водички, а то так есть хочется, что переночевать негде. Короче обед мы у них выклянчили, атлас Пермской области тоже нашелся. На запах еды и стук поварешки остальной народ из палаток повылазил, явно с бодуна. Варенье малиновое стали варить, оно убежало слегка, вообщем весело обед прошел. Чисто символически расплатившись, вернулись на тракт. Больше явных развилок не было, дорога постоянно идет на восток.

Урочище Молочай - это 336 метров высоты, дальше мы непрерывно, но плавно едем вверх, и постепенно дорога становится все хуже. Набрав метров сто высоты, дорога становится узкой и втягивается в лес, слева и справа непроходимая стена. Неожиданно (карту надо было лучше смотреть) крутизна резко возрастает, но еще видны следы какой-то машины (наверное, "Газика"). Когда высотомер стал показывать больше 500, следы исчезли. Мы нашли малозаросший участок и отдохнули, тут уже имеются остатки еды, костровище, пустые пластиковые бутылки из под воды. Дорога здесь - это просека, сильно заросшая мелколесьем.

В высокой траве угадываются две каменистые колеи разной степени разбитости, иногда попадаются участки, заполненные водой и заросшие осокой. Конечно, здесь мы уже не едем, а идем пешком, лавируя между ямами, березками и камнями. Периодически, там где растительность пониже, попадаются вешки - такие шесты метра 2 - 2,5 высотой с воткнутой в расщеп поперечной щепкой. После 550 метров крутизна возрастает еще сильнее, и мы уже с трудом продираемся вверх, часто отдыхая и считая шаги - 10 шагов, отдых.

Фактически до перевала от урочища Молочай около десяти километров, но нам кажется, что мы идем целый день. По мере возрастания трудности растет и наша тревога, какие сюрпризы нас ожидают дальше? На компьютере 31 км от Чикмана, мы снова едем, лес немного расступился, трава повыгорела на солнце (это лето на Урале было очень жарким). Но вскоре дорога пошла на спуск, и мы опять пешком. Слева и справа появились сильно размытые канавы, видно, что иногда тут бывают небольшие сели, и слава Богу, что сейчас тепло и сухо, а по камням струится прозрачная водичка. Вдали просматривается сквозь вековые ели Косьвинский камень, но почему-то не видно продолжения нашей дороги, наша просека как бы упирается в сплошной сине-зеленый лесной массив. В голове нарастает беспокойство, а тело продолжает свою работу: идти, тащить, тормозить, автоматически выискивать наиболее удобную траекторию спуска.

Вот дорога выходит на большую луговину с низинкой посередине и исчезает. Секундная растерянность. У меня легкая паника, мы озираемся вокруг и неожиданно замечаем, прямо впереди за осокой: да это же насыпь - мы дошли, наконец, до Кизелской лесовозной дороги. Бегом преодолеваем луг и вот мы уже едем по широкой хорошо укатанной гравийной дороге. "Все брат, прорвались - прямая дорожка..." Ну не очень-то она и прямая, но на карте показана двойной линией. Это еще Пермская область, но этот кусочек уже есть и на карте Свердловской. Теперь у нас появилась возможность немного планировать свои дальнейшие действия.

Доехав через сотню метров до полупровалившегося моста через Пашковку, присаживаемся на бревна, приводим себя в порядок и просто греемся на вечернем солнышке. Заодно перекусываем, так как внезапно обнаруживается, что мы очень хотим есть. Кстати, продолжение дороги, по которой мы спускались, все же есть, она есть и на карте в виде пунктирной линии, но очень сильно заросшая. Отдохнув, мы едем к Верхней Косьве, конечно, по накатанной дороге.

Село расположено на обоих берегах реки Косьва, но жилые только два дома, один там на противоположном берегу, другой где-то с нашей стороны. На нашем берегу много построек, и дома, и хозяйственные, но все заброшено и полуразрушено. Мы посмотрели несколько - стекла побиты, внутри все поломано - явные следы вандализма и мародерства. Стало очень неуютно, а тут еще машина приехала. Огромный "Урал", в кузове груда металлолома и вдоль борта стоят несколько угрюмых мужиков. Проехали молча и свернули куда-то вглубь к огромному дому. Из-за дома поднимался дым костра, а потом еще выстрелы раздались. Тут у нас появилось только одно желание (причем синхронно) - побыстрее оттуда смотаться.

Отъехали мы на пару километров и стали смотреть спуск к реке, чтобы остановиться на ночевку. Вскоре увидели хороший, накатанный съезд, спустились, а там перед рекой брод, пришлось вернуться. Ну, выехали мы обратно на дорогу, едем, и в зеркало видим - сзади на дороге что-то темное маячит. Пять минут маячит, десять... Ну, думаем, кто-то на мотоцикле никак нас не догонит. Господи спаси и помилуй. Страшно. Остановились, обернулись, а это елка из-за горизонта высовывается и напугала нас. С трудом, но место для палатки мы все-таки нашли, на обжитой рыбацкой стоянке, даже со столиком и лавочками, среди огромных валунов. Мыться пришлось из котелка, так как Косьва речка глубокая, течение быстрое, берег крутой, и мы не рискнули купаться в водоворотах. Пока ужинали, Ксюша все на противоположный берег смотрела - очень, говорит, хочется медведя там увидеть. Но не случилось.

5 августа, четвертый ходовой день. Верхняя Косьва - Кытлым. 61 км за 10 час. 19 мин., средняя скорость 5,9 км/час.
Спал как убитый, а все равно утром, как с похмелья - голова кружится, чтобы что-то сделать приходится сильно сосредотачиваться, поэтому собирался долго, бродя как бы бесцельно по камням. Выехали только к часу, до Лесоучастка доехали быстро, дорога хорошая. Укатанный грейдер, ну, лужи попадаются иногда - я ожидал, что будет хуже. Погода прекрасная, вообще уж слишком все хорошо началось в этих диких краях. В поселке никого, все брошено, и не понять, давно ли. Некоторые дома сильно разрушены, а в иных вроде все в порядке, даже цветы в полисадниках еще цветут, но нежилое.

На карте тут два населенных пункта - Лесоучасток и Усть-Тыпыл, но практически это один Усть-Тыпыл, так его и охотники называют, которых мы встретили недалеко от реки. Трое молодых копались с колесом "Урала", причем два нормальных парня, а один под кайфом и больше всех выпендривался, когда мы стали расспрашивать про дальнейшую дорогу. Оказывается, мост разрушен, вместо него брод, но пройти легко.

Подъехали мы к реке, широкая, но мелкая. Смотрим, у остатков моста в воде почти по пояс мужик бродит: на плече двухстволка сам в шлепанцах - это четвертый, который постарше (на вид лет 50). Говорит спокойно, уважительно, все нам рассказал подробно про две дороги до Кытлыма - одна через перевал, и там три брода, другая южнее и бродов много. По качеству дороги одинаковые, но через перевал красивее. Если заблудитесь через броды, то мы завтра вас подберем. Тут мы услышали звук мотора и побежали смотреть, как машина будет брод переезжать, но это оказался мотоцикл с двумя раздолбаями, которые тут-же утопили его в реке. Мужик над ними посмеялся и скомандовал быстро вынимать и сушить, чем они и занялись. А мы сняли рюкзаки, приспособили их на плечи и пошли.

У нас раньше на рюкзаках лямок никогда не было, как-то не приходилось до этого переходить вброд глубокие реки. В этом году Ксюша решила сшить новые рюкзаки (готовые нам не нравятся) и заодно, предвидя броды, приспособили и лямки. Вообще, мы все делаем вместе, но не под копирку, а согласно личным пристрастиям. Лямки она тоже пришила по-своему, и рюкзак у нее свешивается, а если учесть, что рост ее значительно меньше моего, а рюкзаки одинаковые, то ее рюкзак почти волочится по воде. Но это лирика, а переходили мы так: я пошел первым, а она меня фотографировала, когда я дошел до середины, то фотографировал уже я, а она боролась с течением. Причем самой ей ничего не грозило, так как она от тяжести еле передвигала ноги, зато легкий велосипед пытался отправиться в свободное плавание, и она с трудом выволокла его на мелководье.

Путь Ксюша выбрала тоже свой, как ей показалось, более мелкий, но длинный. Ксюша: "Рюкзак на спине я несла однажды, километра 2-3. После этого я с жалостью смотрю на всех пеших туристов, а уж велотуристов с рюкзаками за спиной - даже не знаю как назвать. Дома я примерила свой рюкзачок - вроде не тяжело. На берегу перед бродом, когда Миша помог мне его надеть, я думала, что рухну на спину и больше не встану. Спас меня велосипед. Когда же я вошла в воду, велосипед перестал быть моей опорой. Он решил плыть. С трудом, переступая ногами по камням, я тащила себя, рюкзак и велосипед на другой берег. Только мысли о сухой еде и одежде за спиной не дали мне упасть в воду. Люди, как вы с рюкзаком на спине ездите на велосипеде? Я и ходить-то с ним не могу."

Специальной обуви для бродов у нас нет, и мы шли, в чем ехали, причем у меня вообще одни универсальные ботинки под контакты, как говорят: и в Пир и в Мир и в Божий Храм. Зато они почти не намокают (там один пластик и немного подкладки), а Ксюша едет в кросовках "Адидас" рязанского производства, но речку переходила в сандалях неизвестной фирмы (они после этого расклеились). На берегу мы вылили лишнюю воду, надели носки и поехали через перевал, причем я перепутал листы карты и долго нудил, что едем мы не туда, но Ксюшу так просто с дороги не собьешь (не зря я ее штурманом назначил), она нашла на дороге еще одного охотника, и тот тоже сказал, что я не прав.

Охотник, это громко сказано, парнишка лет 17-ти с ружьем, а руки он не мыл, наверное с месяц. До Усть-Тылая отличная лесная дорога, полно непуганного зверья. Про медведей мы почему-то забыли, зато зайцы часто попадались: сидит себе на дороге, а еще птицы побольше курицы (рыжие) часто дорогу переходили метрах в десяти. Дойдут до кустов и смотрят на нас оттуда. Да-а, велосипедисты тут нечасто бывают.

На месте Усть-Тылая ничего нет, совсем, и моста тоже, рюкзаки мы снимать не стали, хотя течение было сильнее чем в Тыпыле, но река мельче. Дальше совсем не так, как на карте. После брода еще река, и через нее мост, а за ним две дороги: одна, более накатанная, на юг, другая на север и уходит в кусты. Сначала мы поехали по более накатанной: так бывает, что она может объезжать чего-нибудь. Но проехав километра полтора, стало ясно, что эта дорога поворачивать не собирается и мы вернулись.

Дальше начались вообще странные вещи: по карте дорога идет на северо-восток на значительном удалении от реки, которая должна быть не видна слева. А мы едем практически по берегу и мало того, справа тоже какая-то вода, но стоячая и эти две воды периодически переливаются через дорогу. Из-за этого мы сбились со счета, сколько бродов нам пришлось перейти. И когда впереди замаячило еще два брода, сомнения наши достигли максимума, а терпение лопнуло.

Мы в растерянности остановились, размышляя, что делать дальше. Вернуться на развилку и ехать на юг или вообще вернуться в Усть-Тыпыл и уехать завтра с охотниками. И в этот момент из леса за два брода впереди вышел человек - женщина, и стала всматриваться в нашу сторону. Мы радостно замахали руками и пошли ей навстречу. Мы надеялись на прояснение нашего местоположения, а оказывается, женщина сама заблудилась и вторые сутки пытается дойти до дома, живет она в Кытлыме и зовут ее Люба. У нее дочка двенадцати лет, сын в колонии (конечно невиновен), муж умер.

Любе около сорока лет, одета в домашний спортивный костюм, на ногах были туфли-лодочки на каблучках, из которых цел только один, да и туфли на ладан дышат. В руке черствая буханка ситного хлеба, в кармане немного сигарет и листок бумаги с описанием ее маршрута. Пресекая ее попытки устроить истерику, безостановочно задаем вопросы. Выясняется, что она никогда не уходила от дома так далеко, а тут поехала с подругой и ейным хахалем погулять в Усть-Тыпыл. Подруга тайком со своим другом уехала в Кизел. На столь долгое гуляние Люба не расчитывала, и сразу вспомнила про дочку. Охотники предложили ее отвезти домой, но через три дня, а ей захотелось срочно, и она отправилась самостоятельно пешком за сорок километров, не имея ни навыка, ни карты, ни компаса и самое главное - не зная дороги.

Я ей так и сказал: Люба, твою мать, куда тебя черт понес, без компаса, без еды, а ночью куда бы ты делась? Она говорит у реки переждала бы и дальше пошла. И вообще чтоб я... еще раз куда-нибудь..., у меня дочка одна дома и сын в колонии... мне домо-о-ой надо! В первый день она прошла только половину пути и вернулась на ночевку к охотникам, не проняло. Так и на второй день поперлась - так домой захотелось. Вообще тут дело нечистое, но описываю, что услышал.

Стали разбираться с ее путеводителем, оказывается, тут когда-то работала драга и нарыла карьеров (они тут отвалами называются), которые заполнились водой, и дорога из-за этого, видимо, сдвинулась ближе к Тылаю. Это нас и сбило, а вообще мы ехали правильно. Общими усилиями прояснив наше местоположение, принимаем решение двигаться дальше к Кытлыму. И мы не ошиблись, вскоре броды кончились, и дорога пошла на подъем. Основным ориентиром нам служил Косьвинский Камень, который маячил у нас справа, пока мы не повернули на юг, а должны на юго-восток. Дорога все же идет не так как показано на карте, но общее направление совпадало.

Фактически мы шли без остановки, чтобы ускорить наше продвижение, пока было светло, я попробовал везти Любу на раме своего велосипеда. Ехать таким образом не тяжело, но очень непросто уместить на раме горного велосипеда взрослую женщину и тронуться с места. Это продолжалось недолго - дорога стала очень неровной, с большими лужами, приходилось часто спешиваться, а потом и вообще начались сумерки, и пришлось нам всем идти пешком. Мы шли до двух часов ночи, шли и пили запасенную нами жидкость (зеленый чай с травами), а когда она кончилась, набрали желто-красной воды из ручья. Я порывался несколько раз остановиться, вскипятить чай, перекусить, но женщины меня не поддержали - им хотелось домой, поэтому обошлись хлебом, конфетами и водой.

В сумерках уже мы дошли до широкой дороги идущей с запада на восток (ее тоже на карте нет), передохнули немного, мы с Ксюшей оделись потеплее (ночью было всего 11 градусов) и пошли на перевал. Туда мы добрались уже ночью его высота около 750 метров. Тут нам очень пригодились налобные фонари на светодиодах. Обычно я беру с собой фонарь с криптоновой лампочкой, который светит очень ярко (метров на 300), но недолго. По сравнению с ним фонарик даже на 4-5-ти светодиодах не имеет фокусировки и светит метров на 10-15 странным светом, но зато горит 25 часов. В кромешной тьме на лесной дороге света этих двух малюток нам хватило с лихвой, а одного комплекта пальчиковых батареек ААА на все путешествие.

Спуск в горах всегда сложнее подъема, а ночью на дороге, состоящей, по сути, из россыпи камней, по которым струится вода, вообще кошмар, но мы дошли без приключений и травм. Потери, конечно, были, так в конце спуска я обратил внимание, что у Ксюши нет переднего крыла, мы подумали, что потеряли его, когда продирались на перевале сквозь кусты, обходя огромную лужу. От Любиных туфелек практически остались фрагменты верха и подошвы. Мы отдали ей китайские новые стельки. Не знаю на сколько их хватило, но больше ничем помочь Любе не могли.

Километров за пять до поселка мы увидели над дорогой большой фонарь и услышали шум механизмов, характерное постукивание и повизгивание, сливающееся в своеобразную музыку. Тут у Любы вновь образовалось предистеричное состояние, и она без перерыва стала повторять: драга - гидравлика, гидравлика - драга..., смеясь и плача одновременно. Что такое драга мы знали, что такое гидравлика нам выяснить так и не удалось, но в нашем положении что-то очень хорошее. Потом к шуму драги добавились звуки настоящей музыки - это на драге работал магнитофон, и стало совсем весело, но фонарь скрылся в ветках деревьев.

Когда мы подошли к околице поселка, Люба не смогла сорентироваться и рванула в сторону драги, пришлось почти силком тащить ее в другую сторону, к домам, огни которых показались из-за поворота. Дома ее уже не ждали, сестра, выглянув в окно, открывала дверь, крестясь и матерясь одновременно. Наутро выяснилось, что по поселку прошел слух, будто Любу убили в тайге. Нам хватило сил еще попить чайку и упасть на постель, которую нам выделили.

6 августа. Отдыхаем. Кытлым. 26 км за 4 час., средняя скорость 6,5 км/час.
Утром мы решили задержаться на денек, чтобы немного восстановиться после такой прогулки, отоспаться, а заодно съездить поискать потерявшееся крыло. Крыла мы не нашли, хотя проехали километров 13 и только потом дома, разглядывая фотографии мы поняли, что потеряли его еще на первом броде через Тыпыл. К нашему возвращению Люба натопила баню, ноги у нее распухли и ходила она с трудом, морщясь от боли. Баня была весьма кстати, попарившись, мы окончательно ожили, сбегали в магазин за едой, так как в доме было шаром покати, зато имелась брага и много всякой живности: мухи, тараканы, две собаки, очень ласковый кот, комаров и клопов не заметили.

Сестра Любина работала сторожем в военной части, расположенной на горе, но буквально перед нашим появлением в ее смену был украден кусок кабеля и ее уволили. У сестры молодой приятель (лет на десять моложе), нигде не работает, живет в Карпинске. Люба, когда узнала, про освободившуюся должность, сразу пошла и устроилась на это место - тысяча рублей на дороге не валяются. Мы расплатились за приют продуктами, (деньги все равно пропьют).

7 августа, пятый ходовой день. Кытлым - Павда. 39 км за 6 час. 28 мин., средняя скорость 6 км/час.
Выехали около 9-ти часов без завтрака, молоко для него купили у Любиной свекрови. На улице солнышко, едем по направлению на юг, на улицах никого. Уже проехали последние дома, справа какие-то то ли мастерские, то ли гараж, подъехали. Откуда-то изнутри огромного ангара вышел мужчина и объяснил нам, как лучше выехать. Вчера мы предварительно выяснили, дорога на Павду есть, но плохая - мужики были пьяные, и что такое плохая толком выяснить не удалось. Мужики рассказали что недавно (год - 2 - 5 - 10 лет назад) парень вез девушку на мотоцикле из Павды в Кытлым по этой дороге. Значит и мы проедем. За гаражом сразу брод, я на этот раз переобулся в шлепанцы, рюкзаки не снимали.

Дальше дорога идет на юг, по карте показано по берегу речки Лобва, а на самом деле после переправы речку эту мы больше и не видели. Ехали по лесной просеке - слева и справа гигантские ели. Постепенно на дороге стали попадаться большие камни, их становилось все больше и вот мы уже не едем, а медленно тащим велосипеды вверх. Так медленно, что временами компьютеры не показывают текущую скорость. Чтобы педали не обдирали ноги, мы их открутили и уложили в рюкзаки. В Кытлыме Любина дочь спросила, что у меня с правой ногой. Смотрю - на икре сплошной синяк. Это от того что вожу велосипед только с правой стороны, и педаль и рюкзак на подъемах подбивают ногу. Лечились гепариновой мазью - со временем прошло.

Часов в одиннадцать решили передохнуть капитально, а заодно и позавтракать - расположились прямо на так называемой дороге, больше напоминающей каменистое русло пересохшей речки. Теперь, смотря на карту, я понимаю, что мы обедали в том месте, где на карте обозначен брод, просто лето было сухое и речка пересохла. Дальше еще четыре километра подъема, но дорога постепенно улучшается.

Через 8,5 км от Кытлыма подъем закончился, высота около 750 метров. Здесь мы уже поставили педали и поехали, дорога постепенно превращается в лесовозную и мы катимся под горку. Речка, первый мост и первая машина, стоящая за мостом. Мы громко на ходу комментируем это событие (мол, кого это черт занес в такую глушь), и неожиданно в кустах замечаем людей - они собирают дикую черную смородину и улыбаются нашим словам, потому что если кого-то занесло, то это нас, а они фактически дома.

Останавливаемся, я подхожу нарвать листиков для чая и узнать про дальнейшую дорогу. Нам рассказывают про дорогу, проходящую через Каменку, употребляя при этом слово свороток. Каменка в стороне от прямой дороги на Павду, и мы решаем, что просто эти люди живут в Каменке, а спросить откуда они, мы не догадались. Да толком и не поняли, что такое свороток, пока километра через три укатанная дорога не повернула налево.

Через Каменку мы ехать не собирались, еще в Кытлыме решили пробиваться напрямую на Павду. Проехали мимо этого самого своротка, дорога стала совсем ненакатанной и уже, но для нас вполне проезжая, километра через четыре стало ясно, почему здесь никто не ездит. Мост через Елву разрушен, мы даже сначала к броду подъехали - там уже съезд с насыпи образовался. Разуваться не хотелось, и я полез наверх посмотреть, нельзя ли пробраться на ту сторону по остаткам моста. Провалы, конечно, большие, но мы и не через такие лазили. Пришлось велики по одному перетаскивать, Ксюша придерживала и подавала, а я вытаскивал за переднее колесо, хорошо почва песчанная - отряхнулись и поехали дальше и быстренько-быстренько так, потому что на песочке там свежайшие медвежьи следы. Мишки тоже не захотели лапы мочить.

Потом был еще мокрый участок, где ручей переливался через дорогу, и еще участок весь изрытый трелевочными тракторами с остатками каких-то железяк, тросов. Местами там все залито машинным маслом и жутко воняло соляркой, умеет же наш народ загадить место своего пребывания. Пробираясь через завалы Ксюша умудрилась каким-то образом засадить толстый сучок в заднее колесо, да так глубоко, что пришлось выпиливать его оттуда по частям. А в остальном - однообразная лесная дорога с лужами разного калибра через каждые 20-40 метров. Большинство из них мы проезжали по краешку, но некоторые приходилось обходить пешком. В этом отличилась Ксюша - она очень часто слезала с велосипеда и пробиралась по кромочке, как домашняя кошка брезгливо отряхивая лапки. Лапки не отряхивала, но слезать и садиться на велосипед надоело жуть.

Во время очередной санитарной остановки она обнаружила в лесу грибы, и мы набрали приличное количество, а на дороге опять следы медведей. Но скорости это нам не прибавило, мы продвигались без проблем, но медленно, очень медленно. По рассчетам мы уже должны были приехать в Павду, а впереди никакого просвета. Я даже несколько раз проверял направление по компасу. А чего там проверять - там только одна дорога, но надоела она нам - словами не передать. Скорее всего, мы просто ошиблись, подсчитывая километры.

В конце концов, мы все же доехали до большущего села, и довольные, с облегчением, поехали потихоньку по улице. Тут же попалась колонка, сразу набрали воды во все фляжки, так, на всякий случай - мы еще не определились, где будем ночевать. Собственно выбора-то и не было, надо ставить палатку. Но можно проехать еще немного, а можно пристроиться на озере за околицей. И тут мы увидели отличный брошенный дом, а на горизонте небо почернело перед надвигающейся грозой.

Но вламываться у всех на виду, пусть и в пустое, но чужое жилье не хотелось. Значит надо или спрашивать разрешения у соседей или поискать что-то стоящее на отшибе. И проехав буквально метров сто, мы такое увидели. Улица в этом месте немного изгибается, напротив дома забор какого-то огорода, поблизости жилья нет, дверь ведущая во двор подперта доской, других запоров нет. Я пошел на разведку. Дом еще в приличном состоянии, но явно нежилой, с остатками мебели и худой посуды. Мы быстренько затащили велосипеды во двор и решили остаться ввиду надвигающейся грозы.

В доме много комнат, очень чисто, есть несколько стульев, пара столов и даже кровать. Кровать застелена чистыми дорожками, в другой комнате мы обнаружили еще полный сундук этих дорожек. Две печки - русская и голандка, мы расположились около русской на кухне, вроде как подальше от окон, выходящих на улицу. Перетащили туда стол со стульями и стали думать, как жить дальше. Нужна вода - много, помыться, сварить грибы, вскипятить чай. Мы собрали всю посуду, что смогли найти (пластиковые бутылки), Ксюша переоделась, чтобы не привлекать внимание яркой одеждой, и пошла на колонку.

Я занялся дальнейшей разведкой и обнаружил во дворе бочку с дождевой водой, туалет, баню. Мы приготовили на примусе ужин, помылись во дворе, поливая друг друга из дырявого ковшика, и поужинали при свечах, которые нашли на кухне. Гроза погремела-погремела и прошла стороной, чуть сбрызнув нас дождичком. Мы постелили на полу матрац, накрыли его чистыми дорожками из сундука, и легли спать в своих спальниках. Ночь прошла на удивление спокойно, никаких привидений замечено не было.

8 августа, шестой ходовой день. Павда - Старая Ляля - Черничный - Ис - Журавлик. 96 км за 7 час. 59 мин., средняя скорость 11,9 км/час.
Утром выяснилось, что вчера мы очень устали, несмотря на малое расстояние, но встали рано, быстро уложились, восстановили в доме все как было, и поехали в магазин. Обычно у магазинов молоко продают, но здесь нет. Пришлось стучаться в дома, продали только в третьем.

Едем на юго-восток, на Старую Лялю. Выезд однозначный без проблем, дорога хорошая, новая, обильно засыпанная гравием, чересчур обильно. По таким дорогам мы уже катались на Кавказе и в Крыму. Там на спусках было очень опасно, заносило только так, но здесь практически равнина, а Ксюша все равно боится и едет чересчур осторожно, как мне кажется. Машин практически нет и мы, проехав 12 км, садимся завтракать прямо на обочине, подыскав подходящие камни для примуса и для сидений. Вокруг все истоптано медведями, следы большие и маленькие, я на всякий случай несколько раз нажимаю на клаксон. Из оружия у нас рогатка, перцовый балончик и несколько петард, но завтрак проходит спокойно.

Еще через 8 км начинается асфальт, новый, гладкий, без гравия сверху, и на протяжении 10 км мы наслаждаемся этим подарком. И так увлеклись, что чуть не проехали поворот на Старую Лялю. Дальше опять изматывающая тряска, да еще крутейший спуск к поселку по сыпучему щебню. Мы самые крутые и сыпучие участки преодолеваем пешком - инстинкт самосохранения силен. Нам нужен магазин, оказывается, кончается сахар, но попадаем в обед и он неизвестно когда закончится. Проехались по улицам, расспросили на автобусной остановке мотоциклиста про нашу дальнейшую дорогу. После Лубянки налево, хотя на карте никакого поворота нет.

Магазин все же открылся, и мы едем дальше, но совсем не в ту сторону. Я начинаю нервничать, часто сверяюсь с компасом, начинаю громко возмущаться вслух. Ксюша терпеливо едет дальше, наконец встречаем парочку на мотоцикле и уточняем дорогу - они подтверждают, что едем правильно. Значит опять вранье на карте, дорога идет совсем не так, похоже мы едем через урочище Рудное, а не через Бобровку. Так и есть, дорога резко поворачивает направо. Кстати, здесь очень приличная грунтовка - ровная, накатанная, ехать очень приятно.

Наконец поворот на 20-й поселок, на карте его назвали Черничным, но для местных он двадцатый, всего несколько домов и никого на улице, чтобы спросить где мы. Перед спуском Ксюша безуспешно пыталась достучаться до живой души, и мы поехали вниз. Переехав мост (а по карте - не надо) решили перекусить, и устроились на краю заросшей ямы под сосенкой недалеко от дороги. У водителя проезжавшей мимо машины все же уточнили свое местоположение: все правильно мы в Черничном и дорога идет на Ис.

Почти сразу за Двадцатым несколько озерков, и дорога змеей пробирается между ними, что-то похожее должно быть только через семь километров в урочище Сахалин, а может, мы их проехали так быстро (эти километры) и не заметили. Потом, уже дома, мы, вспоминая это место, изводили себя версиями расстояния до этого участка. Версия у каждого своя. Слышу необычный звук в районе своего багажника, так и есть открутилась гайка крепления правой стойки. Пришлось снимать колесо, так как без пассатижей туда ключами не подлезть.

Дальше въезжаем в лес и катимся по широкой дороге. В какой-то момент замечаю, что едем опять не туда. На наше счастье навстречу попалась машина, и нам рассказали, что это дорога на 64-й поселок, а нам надо было повернуть направо. Вспоминаем, действительно был выезд из леса, сразу после лесозаготовок, но дорога там была плохая, и мы поехали прямо. В общем, то, что нарисовано на карте, в этом районе ничего общего с действительностью не имеет, хорошо, что люди попадаются. Вернулись, и хотя скорость наша почти такая же как у машин, но Ксюша где-то застряла, и эта машина ждала нас на нужном повороте.

Дальше никакой мороки уже не было, разбитая узкая глинянная грунтовка до самого Сигнального. Машинам там приходилось несладко, а мы просто ехали - для двух колес ровного места было достаточно. Люди из той машины еще рассказали, что на въезде в Ис есть городок из финских домиков и гостиница. Действительно, есть поселок газовиков и в нем гостиница, но горячей воды там нет, и стоит, между прочим, не дешево. Попытка совратить дежурную у нас не удалась, и мы поехали посмотреть, что такое Ис. Иногда нам удается уговорить администратора пустить нас за полцены без регистрации, с условием, что рано утром до пересменки мы исчезнем.

На въезде в Ис полно заколоченных домов, но, поговорив с местными бабульками мы поняли, что дома эти не бесхозные и нам тут ничего не светит. Поехали назад в деревню Журавлики - там недалеко лесной массив и речушка, может, удастся поставить палатку. По пути встретили женщину, которая везла песок на тележке, разговорились, ее зовут Лида и она пригласила нас к себе на дачу. Там она нас поселила в новенькой бане, которая еще сохранила немного тепла после протопки. Воды полно (целая бочка дождевой), нагрели, намылись, даже удалось кое-что постирать.

Потом жарили грибы, Лидину картошку и разговоры, разговоры... Лида живет в Качканаре, родом с Черничного, мы перекусывали рядом с ее бывшим домом, а куда стучались, живут ее родственники и раньше они держали магазин. Здесь в Журавлике она строит, практически в одиночку, новый дом, у нее отличный, ухоженный огород и две беспокойные собаки. Одну из них я втихаря так напугал ультразвуком, что бедный кобелек забился в дом и дрожал мелкой дрожью, но на вторую собаку ультразвук не призвел никакого впечатления и она бесновалась, пока мы не скрылись с глаз долой. Ксюша спала на полке, а я на полу.

9 августа, седьмой ходовой день. Журавлик - Ис - Нижняя Тура - Верхняя Тура. 71 км за 4 час. 24 мин., средняя скорость 16,1 км/час.
Утром наступила расплата за халявную ночевку - сначала оправа очков рассыпалась прямо у меня в руках, а потом за завтраком, уже в Бушуевке, я обнаружил, что оставил в Журавлике любимый перочинный ножик. У Ксюши сережка и крыло, у меня - оправа, пасатижи и ножик. Счет 2-2. Не слишком большая плата за проезд. А утро было отличное, мы тепло попрощались с хозяйкой, купили молока по ее наводке там же в деревне и поехали опять в Ис за продуктами.

Завтракать пришлось аж в Бушуевке, никак не могли подобрать подходящего местечка. А тут недалеко от дороги посадки молодых сосенок, нашли огромную покрышку, накрыли ее как стол, примус пристроил в какую-то коробку от ветра, и пошел собирать грибы. А маслят тут выросло немерено, и, пока молоко грелось, я набрал целый пакет. Меня от сбора грибов трудно оторвать. Собирал их еще долго после завтрака, Ксюша еле загнала меня на велосипед. Пока завтракали, появились конкуренты по сбору грибов, видимо, об этих посадках они давно знали, но сегодня опоздали малек, пришли уже к шапочному разбору.

Лесной - закрытый город, обнесен со всех сторон колючей проволокой, а ведь еще накануне никак не могли решить, заезжать нам в него или проехать через Нижнюю Туру, вопрос решился сам собой. Проезжая мимо проходной для въезда в Лесной, мы увидели женщину, говорящую по сотовому телефону, сразу остановились и послали родственникам сообщения. Последний раз до этого связь была только в Яйве.

В Нижней Туре прошлись по магазинам, подъехали к их пруду, и решили ехать вдоль него, а не по трассе. Миновали какую-то плотину, где движение машин было ограничено, потом ехали по свежепостроенной дороге вдоль воды и попали почти в центр города. Долго блуждали по промышленным кварталам и все-таки выехали опять на трассу. Смирились с этим, да и то, шоссе широкое, асфальт гладкий и ветер почти попутный. Так хорошо катились! Но радовались недолго, с запада стали наползать совершенно черные тучи, и пришлось срочно искать убежище.

Первую волну переждали под железнодорожным мостом, устроив санитарную паузу. Вторую волну пережили на автобусной остановке, заодно, чтобы не терять времени, скипятили чайку и перекусили. Следующая волна накрыла нас на повороте в Верхнюю Туру, автобусные остановки здесь расположены очень редко, и пришлась очень кстати маленькая заправка, под навесом которой рядом с окошком оператора мы спрятались от дождя, здесь заняться было совершенно нечем и мы просто болтали.

Вскоре к нашему разговору присоединилась операционистка, и мы многое узнали о ее и местной жизни, в частности о гостинице в городе. Нашли мы ее быстро, помог местный житель, он тоже ехал на велосипеде и проводил нас почти до дверей. Поселились в 4-х местном номере с душем, вода только холодная, но зато очень дешево. Грибы жарили прямо в номере под аккомпанимент дождя. Сегодня у нас явно день потерь, во время приготовления ужина сгорел кипятильник, он прослужил нам много лет, я пользовался им еще до перестройки, хорошо еще, что с велосипедами все в порядке.

10 августа, восьмой ходовой день. Верхняя Тура - Кушва - Верхняя Баранча - Серебрянка. 85,5 км за 8 час. 12 мин., средняя скорость 10,4 км/час.
Как всегда утром первым делом за молоком, тут нам даже на рынок ехать не пришлось, прямо напротив гостиницы жители частного сектора продают молоко, творог, сметану. Молоко уже разлито в пластиковые бутылки по 1,5 литра. Еще бы кипятильник новый купить, но его решили поискать в Кушве, все равно он нам в ближайшее время не понадобится. Согласно разработанному маршруту, мы возвращаемся в Европу и сегодня желательно доехать до Серебрянки, таким образом Нижний Тагил останется в стороне.

По стратегическому плану, после разведки Бабиновской дороги, мы наметили проехать вдоль Уральского хребта минуя крупные населенные пункты, за исключением Екатеринбурга. В столице Уральского региона не побывать грех, к тому же там много велотуристов, за жизнью которых мы постоянно следим через интернет. Но оказалось, действительность весьма далека от того впечатления, которое сложилось из рассылок и рассказов о походах опубликованных в сети. Получается настоящая виртуальная реальность. Но это так - лирическое отступление.

До Кушвы доехали в момент, на въезде дачный кооператив Благодать - ничего особенного благодатного и счастья на лицах дачников нет, одни заботы. В городе долго ехали вдоль какого-то парка, и, миновав облупленный Дом Культуры, стали обследовать магазины. Искали кипятильник, инструмент взамен поломанного. Инструмента нет, зато продавец подробно рассказал нам о дороге на Серебрянку, оказывается, в этом направлении часто ездят охотники и рыболовы. И еще мы набрели на хороший sekond-hand, и я прикупил там подешевке две симпатичные ветровки. Кипятильник мы купили тоже, но он был уже алюминиевый, и Ксюша быстренько его переломила пополам, запихивая в рюкзак, но заметили мы это только потом.

Интересная особенность местных магазинов, они имеют названия совершенно не соответствующие продаваемым там товарам. И поэтому мы потратили массу времени, прочесывая все подряд. Пока шастали по магазинам, сильно проголодались, ведь мы сегодня еще не завтракали, поэтому, набрав воды в ДК, устроились покушать в парке на ступеньках зарастающего памятника революционерам. Потом оказалось, что для того чтобы выехать на нашу дорогу, нам надо вернуться почти в Благодать, и только благодаря велосипедным местным жителям удалось немного срезать.

За Кушвой асфальт кончился, дальше волнистый грейдер (шифер) с большим количеством насыпанного гравия. Я плохо помню эту дорогу, осталось только, что ехали как во сне с ватными ногами. Дело еще в том, что по утрам мы обычно пьем что-то кофеиносодержащее, а в этот раз Ксюша купила кофейный напиток без этого самого кофеина, и это сказалось. Но постепенно сыпучки стало меньше, и ехать стало полегче. Верхняя Баранча (местные называют ее Плотинкой) превращается из обыкновенной деревни в дачный поселок для Кушвы, другие дома, много машин вокруг, меньше огородов и больше газонов.

До Кедровки ехали целый день, дорога постоянно вверх-вниз, кругом дремучий лес, животные постоянно попадаются - зайцы, белки, птицы какие-то крупные через дорогу ходят. По мере приближения к Кедровке общий пейзаж меняется и становится похожим на Западносибирский. Я когда-то был в командировке в Кемеровской области - в Белово, Новокузнецке, Междуреченске и всегда с восхищением вспоминаю тамошнюю природу. Так вот здесь я увидел нечто подобное. Я пытался даже это сфотографировать, но сейчас не могу толком опознать эти кадры. Вообще с этой поездки мы привезли мало фотографий, частенько было не до фотографий, так было тяжело. А некоторые моменты начисто выпали из нашей памяти, вдруг обнаруживаешь нечто неожиданное - помним, что это было, а где - выпало. Так и здесь - вот мы у сооружения напоминающего часовню, но без креста. На ней памятная надпись, что здесь в 1868 году проезжал Великий Князь Владимир Александрович, поставлено купцами в честь пересечения его Высочеством Уральского Хребта. Где это мы видели, вспомнить не удалось, Ксюша говорит, что после Кедровки, а я с трудом вспомнил даже, где мы обедали. Помню, пилим и пилим по этим трясучим горкам и съехать некуда, так на обочине у какого-то мостика и присели, главное, вода рядом.

За всю дорогу попалось только несколько машин. А от Кедровки до Серебрянки еще 38 км, перед самой деревней крутейший подъем, пришлось пешком идти в горочку. Едем мы по улице Уральской и выглядываем брошенные дома, вдруг повезет как в Павде, но увы, ничего брошенного здесь нам не попалось. Смотрю, навстречу женщина торопится, я сразу к ней: здравствуйте, как поживаете? Поздно уже было, на улицах никого. Она обрадовалась нам вроде, заулыбалась и говорит: ничего, хорошо живу. Ну раз так, может ночевать нас пустите? Она даже, как нам показалось, не удивилась такой постановке вопроса, и сразу согласилась. Пойдемте, я одна живу, места много, зовут Зинаида, сын в Волгограде работает машинистом экскаватора, у него трое детей, разведен. Женщине, между прочим 79 лет, давление, диабет, а на вид не скажешь.

Выделила нам горницу и диван на двоих - красота, тепло, сухо. Помылись во дворе из бочки с дождевой водой, потом разговоры о жизни, о болезнях, о детях и внуках. Баба Зина с удовольствием отвела на нас душу - чужие люди завтра уедут, и никогда больше не увидимся, можно расказывать все без утайки. Да нам что - мы привычные, пробовали расспросить ее про дорогу на Екву, но оказалось, что жителям Серебрянки ближе дорога на Кын, так как там есть железная дорога. Но нам туда не надо, наслышанные о красотах реки Чусовой мы наметили доехать до Еквы и далее пробиваться вдоль реки на Сулем. Однако человек предполагает, а Господь располагает.

11 августа, девятый ходовой день. Серебрянка - Еква. 59 км за 8 час. 06 мин., средняя скорость 7,2 км/час.
Выспаться баба Зина не дала, ни свет ни заря начала шмурыгать на кухне и вздыхать. Ну что ж, зато рано выехали. Первым делом за молоком к ее племянику - увы, не досталось, но про дорогу он рассказал подробно и по карте все показал. Еще бы запомнить все это нормально, а то мы как будто двух разных людей слушали, я понял одно, Ксюша совсем по-другому. Молоко мы, конечно, купили, еще и в магазин по пути заглянули.

Далее все просто, выежаем через мост по крутому подъему на тракт до Нижнего Тагила и отсчитываем от деревни 8 км, там должен быть поворот на Екву. Дались эти километры нам очень нелегко, ветер встречный, а тракт - это месиво из глины, камней и песка. Правда, его, то ли ремонтируют, то ли модернизируют, мы не поняли, но огромные самосвалы, нагруженные сланцем, добавили дискомфорта. Хорошо, что успели проехать этот участок до дождя, хотя пыли наглотались.

Поворот нашли быстро, приличный грейдер с периодическими лужами, но ехать можно везде, и гораздо лучше, чем по тракту. В лесу тихо, и мы, немного углубившись, остановились на завтрак, только разожгли примус, начался дождь, одели куртки и продолжили трапезу стоя. Дождик слабый и мелкий, и казалось, вот-вот кончится. Едем, объезжая большинство луж, а некоторые обходим - 10 километров, 11, 12, а развилки на Шурыш все нет. Шурыш показана на карте, как нежилая деревня, но километраж почему-то обозначен именно до нее, 15 км. Едем потихоньку в сомнениях, хотя явных отворотов не попадалось, и тут видим впереди машину и около нее людей с ружьями. Егеря. Они просветили нас относительно поворота на Шурыш, оказывается, мы просто еще не доехали, хотя по нашим прикидкам по карте до него от тракта 10 км. Оказалось 13, но что дальше, они не знают, точнее, не знают, в каком состоянии сейчас там дорога.

Проехали мы еще семь, итого 20 км от поворота, как раз столько, сколько Ксюша насчитала по карте до того места, где дорога делает поворот под прямым углом направо, и опять ничего. Спрашиваю, считала хорошо? Ну, в этом можно не сомневаться, не первый год замужем, перепутать право и лево она может запросто, но расстояние прикидывает точно. Значит, надо искать поворот. А тут еще обозначилась тройная развилка, и самая накатанная дорога уходит влево. Сначала поехали прямо, но дорога пошла вверх, и через метров 300 практически сошла на нет. Вернулись. Поехали налево, в надежде, что поворот направо все же будет, но проехав километра два, опять вернулись, так как дорогой, то, по чему мы ехали, назвать было трудно. Старые колеи, заросшие травой и залитые водой, местами просто камни, размытые водой.

Инициатором возвращения был я, так как было с той поляны еще ответвление направо. Едем направо. Настоящая дорога, ну все как на карте, после поворота мостик, но постепенно дорога опять становится все хуже, и, в конце концов, вообще поворачивает на север, а нам-то на юг. Мы облазили в конце этой правой дороги все, что можно, нашли еще пару отводов. Один из них привел нас на огромный пустырь, заросший кипреем высотой по плечи, другой отвод закончился едва войдя в лес. Вернулись и на этот раз, потеряв больше часа времени и потратив почти все свои силы на блуждания длиной больше 10 км. Все это время непрерывно шел дождь, то немного затихая, то усиливаясь.

Обессиленные, сели мы тогда на огромные железные сани, наполовину вросшие в землю на середине этой злостчастной поляны, и стали думать, что же нам делать дальше. Мы не заблудились и спокойно можем вернуться назад в Серебрянку. У нас полно еды и мы можем, в конце концов, заночевать и здесь (но этот вариант нами даже не рассматривался, только на самый край). Припомнили, что нам говорили держаться в сомнительных местах левой стороны, поэтому можно еще раз поехать налево.

Чтобы прийти к окончательному решению, надо было отдохнуть и перекусить, потому что за этими блужданиями мы забыли про обед. Суетиться и разжигать примус под дождем не хотелось, и мы перекусили без горячего, просто сделали какие-то бутерброды и съели их запивая водой, которая оказалась очень кстати. Несмотря на то, что снизу до пояса промокли насквозь, холодно нам не было, куртки наши, которые мы купили незадолго до отъезда, сохранили сухими наши спины. Итак, вернуться в деревню, переночевать там опять у бабы Зины и пилить завтра по кошмарной дороге на Тагил. При одной мысли об этом становилось очень тоскливо на душе. И мы решили попробовать еще раз поехать по левой дороге, ну куда-нибудь она нас приведет. В крайнем случае заночуем в лесу. Была мысль, что может быть это дорога на Баронскую.

Дорог на развилке было четыре. Левее нашей дороги шла очень даже накатанная дорога. Почему мы ее не иследовали, не понятно. Вот она-то, наверное, и шла на Баронскую. Хорошо бы и там когда-нибудь проехать. Но это оказалась все же дорога на Екву, в первый раз мы не доехали до поворота каких-то пятьсот метров. Буераки, в конце концов, неожиданно кончились, и, повернув направо, мы выехали на прекрасную, широкую, хорошо укатанную дорогу из мелкого-мелкого гравия. Здесь когда-то стояла воинская часть, и эту дорогу строили военные строители. Потом, вспоминая рассказ егерей, я понимал, о чем они говорили. Прямо - гора, направо - дороги нет, ваша дорога левая, сначала очень плохая, потом еще хуже (в траве и воде), а затем очень хорошая. Методом проб и ошибок мы это прочувствовали. Мы спокойно разгонялись по ней местами до 25 км в час. Все стало вокруг голубым и зеленым, мы вновь услышали пение птиц, через шуршание шин.

Шоссе вскоре повернуло на юг, в него влилось еще одно - все в точности как на карте. Едем, наслаждаемся, строим дальнейшие планы, вдруг я вижу далеко впереди вроде как человек стоит посередине дороги. Ну думаю, за грибами кто-то пришел, сейчас мы у него все окончательно выясним. А он вдруг опустился на четвереньки и в лес потопал, и тут до меня дошло, да это медведь! Час от часу не легче, этого нам только не хватало! Но скорости не сбавляем, едем, и как только с этим местом мы поравнялись, где он стоял, вдруг раздается оглушительный выстрел. Думаете, это медведь стрелял? Ничуть не бывало - это у меня покрышка задняя лопнула. Если мишка этот за нами из леса наблюдал, то я ему не завидую, и себе тоже - приехали, называется.

Почти новая кевларовая покрышка, которую я купил в Веломире, в клочья порвалась в боковой нерабочей части. Резина в этом месте сделалась как бумага и камеру выдавило через эту аневризму. Такой подлости я не ожидал. Я боялся за крепление багажника, за свою каретку с люфтом, за тросики, но за покрышку я был спокоен, так как на таких же я проехал не одну тысячу километров. Пришлось зашивать, так велика была дырка, да и клеить под дождем не имело смысла. А дождь лил как из ведра. Спасибо курткам - плечи были сухие.

Зашил, накачал, снова едем, на душе тревога - сколько она еще выдержит и что делать дальше? А дорога, как назло, не кончается, и никаких признаков жизни (обычно недалеко от жилья свалки попадаются). По нашим прикидкам мы уже давно должны быть в Екве, а мы делаем поворот за поворотом, но в целом едем все же на юг. И опять выстрел, и еще одна камера на помойку, ну все, менять уже не стал - пошли пешком.

Наконец долгожданный съезд с дороги и, немного погодя, крыши домов внизу и еще один съезд - дошли! Надо было по первому спускаться - здесь непролазная грязь, но лезем, не возвращаться же. Из первого же дома мужик выглядывает, смурной какой-то на вид, спрашиваем, как насчет переночевать? Категорический отказ - не пущу. А как деревня-то называется? Еква - доканали все-таки, хоть и на трех колесах. Ну, дальше побрели, много домов заколочено. Еще в одном доме спросили, и снова отказ, на этот раз вежливо и с сожалением, места нет - внуков полный дом навезли, и тут же эта женщина посоветовала идти на самый берег, там бабушка одна живет, она всех пускает.

А бабушка еще приглядывается к нам - боязно говорит, стариков-то убивают таперича. Ну мы ее успокоили, что люди мы смирные, хоть и не местные - поверила. Зовут Аза, дедушку 8 марта только похоронила, в час ночи преставился, куда бежать? Хорошо, племяник помог, тот, что не пустил нас. Да с похмелья он, потому и не в духе. Первым делом стали с вещами разбираться, в рюкзаках вода хлюпает, но вещи, упакованные в полиэтиленовые мешки сухие. Остальное развесили на жердях и веревках по всему двору, на Урале они крытые, да толку-то, до утра все равно ничего не высохнет. Фотоаппарат тоже промок, хотя я его пленкой накрывал. Потом взялись за покрышку, теперь уже зашили как следует, подложив кусок прорезиненной ткани. Покрышку эту поставили Ксюше на переднее колесо (надо было сразу так сделать, да поторопились), она намного легче меня, едет аккуратнее и велосипед менее нагружен. Ну вот, теперь можно и поесть.

В доме тепло и сухо, из окна Чусовую видно, место бойкое, у бабушки гости часто бывают - охотники, туристы, рыбаки. Сосед у нее из новых, за месяц дворец поставил, дорогу отсыпал. У бабушки полный двор живности - козы, куры, хлеб сама печет. Для этого у нее формы есть, еще с тех времен остались, когда в деревне своя пекарня была, а бабушка в ней работала. Муку с оказией привозят. Еще она рассказала, как к ним в Харенки Россель приезжал, мост там построили бетонный, так он принимал работу. Когда настала пора шампанское о сваю разбить, то он и говорит, чего добро портить - давайте лучше бутылку эту подарим кому-нибудь. А тут бабушку Азу увидел, ей и подарили. И про мишку нам рассказала, который нам встретился, он там, оказывается, в малиннике так и живет. Сельчане как-то пошли в лес, а там лось свеженький лежит без головы. Они с него мяса нарезали сколько смогли, в деревню отнесли и опять в лес, а там уже ничего нет, унес миша добычу, не захотел больше делиться. Веселенькая получется прогулочка наша по Уралу, почти каждый день сюрпризы. Мы бы еще там проехались, но только без дождя.

12 августа, десятый ходовой день. Еква - Харенки - Сылва - Шаля. 68 км за 6 час. 27 мин., средняя скорость 10,4 км/час.
Опять моросит дождь, с утра около десяти тепла. Вчера промокли основательно, у нас сухая была только верхняя часть спины. Куртки сверху-то не промокают, да через подкладку затекло. Ниже пояса и говорить нечего, все вдрызг, и за ночь ничего не высохло. Надо было часть вещей затащить в избу, да пока возились с покрышкой про все забыли. Завтракали вместе с бабушкой, пока в сухой одежде и в тепле. До последнего оттягивали выезд, уж очень не хотелось мокроту одевать, но пришлось. В сухом не поедешь, потом переодется не во что будет, а на ходу не замерзнем.

До Харенок доехали быстро, дорога все та же, мелкий укатанный гравий. Вот и Чусовая, в Екве мы про нее и забыли, теперь очухались немного - красиво. Вид с нового бетонного моста замечательный, достал фотоаппарат - не работает, электроника намокла и он повжикал, повжикал, а не снимает. Мыльница тоже мокрая, но работает. В связи с аварией пришлось поменять планы. Задумано было прокатиться до Усть-Утки, а там вдоль Чусовой до Сулема. Но с такой покрышкой нечего и думать лазить по грязи, поэтому едем до ближайшей железнодорожной станции, и оттуда в Екатеринбург. Ближайшая от Харенок - Колпаковка, вот туда, кинув прощальный взгляд на реку, мы и двинулись помаленьку.

В половине четвертого добрались до Колпаковки, уставшие от тревоги за покрышку: лопнет - не лопнет. Ксюша очень боялась, что покрышка взорвется и она полетит через велосипед. Подъезжаем мы аккурат к станции, а там поезд какой-то стоит, на вид местный. И осталось нам проехать всего-то метров сто - он гуднул и уехал. И такое недоумение, видимо, было написано на наших лицах, что мужик на жигулях посмотрел на нас и решил, что мы упустили наш последний шанс. И сразу предложил отвести нас в Шалю - но цену заломил, как до Екатеринбурга.

Из разговора с ним мы поняли, что Шаля, кроме того что районный центр, еще и крупный железнодорожный узел, и нам туда действительно надо, так как в Екатеринбурге нам сегодня делать нечего. Но я ему все равно сказал: поехали, но в Екатеринбург - ну чтоб отвязался. А ему надо было отвезти нас обязательно в Шалю. Я ему говорю: совесть есть? У нас за такую цену на улетающий самолет возят, а тут всего тридцать километров! И несмотря на умоляющий взгляд Ксюши, мы с мужиком этим не поехали, а поехали в магазин за продуктами, а потом в лес отдохнуть и подкрепиться немного.

До Сылвы хорошая дорога и всего две горки по 350 метров, а от Сылвы вообще отличный асфальт, и только страх за покрышку ограничивал нашу скорость. В общем, быстро и без проблем доехали. Как таковой гостиницы в Шале нет, но приезжих там селят в доме, где машинисты-железнодорожники восстанавливаются между рейсами. Поселили и нас, правда, велики взять с собой категорически не разрешили, несмотря на наши запугивания их ценой. Да они и не уместились бы там, комнатка совсем маленькая, но везде исключительно чисто и уютно. Еще нас пустили в общий душ и мы, наконец, смогли отогреться, постирать вещи, а я даже побрился. Тут же у администратора мы узнали расписание поездов до Свердловска - именно так, на железной дороге нет Екатеринбурга.

Целый вечер занимались просушкой всего, и довольно успешно. Тут было только одно неудобство - туалет находился на другом этаже, и ночью пришлось бродить по всей гостинице. Но что это по сравнению с ночевкой у бабушки Азы, где ночью пришлось идти во двор, а там хоть глаз коли, и на обратном пути я заблудился спросонку, и только случайно обнаружил дверь в избу. Несмертельно, но бродить по двору в кромешной тьме, рискуя провалиться куда-нибудь, запутаться в сетях или напороться на вилы, приятного мало.

13 августа, Ремонт. Шаля - Екатеринбург - В. Уфалей. 29 км за 3 час. 18 мин., средняя скорость 8,8 км/час.
Вставать пришлось рано, так как электричка в 4.55 по московскому. Спросонья забыли снять веревку, на которой сушили вещи, зато заранее приехали на вокзал, он совсем недалеко. Вскоре и электричку подали, народу немного, и загрузились без проблем, но долго выбирали вагон. Такого я уже давно не видел, поезд мало того, что ветхий, так еще как будто пробивался через линию фронта. Ни одного вагона с полностью целыми стеклами, кроме нашего. В нашем вагоне несколько форточек не закрывалось, но пассажиры, сидящие поблизости, быстро все исправили.

Как только отъехали, начался дождь, и лил он до самого вечера. Конечно, никаких объявлений по радио, и нас это не волновало - мы же ехали до конечной, которую мы все же не смогли опознать. У нас, когда поезд приходит на конечную станцию, все пассажиры покидают вагоны, потому что неизвестно куда поезд отправится дальше. Здесь это, оказалось, предопределено заранее, и когда мы прибыли в Екатеринбург, часть народу вышла и примерно столько же вошло и стоим. Надписи вокзала видно не было, мы тут ни разу не были и место, естественно, опознать не смогли. Обращения за помощью к пассажирам ни к чему не привели, народ попался исключительно бестолковый и никто нам не смог сказать (или не захотел), конечная это станция или мы еще не доехали. Просидев минут пять, мы все же выгрузились, и естественно, оказались там где надо - на центральном вокзале под дождем.

Перекусить зашли в летнее кафе, после чего позвонили в велосервис и поехали искать улицу Бардина. Проезжая по центру города, мы заходили во все магазины, которые имели хоть какое-то отношение к спорту. В конце концов, мы все же нашли магазин с велосипедными товарами, но камер там не было совсем, а ассортимент покрышек беден, не было там и крыльев под аммортизационную вилку. Зато они нам дали адрес специализированного веломагазина. Товаров там было побольше, но камер и крыльев тоже не было. Удалось купить приличную финскую покрышку. Менять покрышку на улице под дождем мы не стали, а привязав ее к рюкзаку, поехали в велосервис.

Это было не простой задачей. Несмотря на столичные претензии, дороги в Екатеринбурге паршивые и ливневая канализация работает плохо, местами воды почти по колено. Естественно, в велосервис мы приехали совсем промокшие. Там мы купили, наконец, запасные камеры, механик Саша помог отрегулировать переключатель, который от грязи стал плохо работать на сброс. Я поставил себе на заднее колесо новую покрышку, а Ксюше вернул ее, возвратив вместе с покрышкой и душевное спокойствие. Саша любезно разрешил воспользоваться электрической помпой, что значительно облегчило процесс ремонта. Пока возились с великами, мы подсохли, и стало совсем хорошо. Еще мы стали невольными свидетелями процесса ремонта какого-то китайского аппарата, который пытался реанимировать другой механик - Дима. Ну а после поехали обратно на вокзал.

Проехать точно тем же маршрутом у нас, к счастью, не получилось и мы каким-то образом набрели на рынок. Там я, наконец, купил себе новые универсальные пассатижи с набором отверток и шестигранников, китайского производства, взамен сломанных в Чикмане. А еще там же мы купили новый кипятильник. Все, теперь мы полностью восстановили материальную часть и готовы к новым подвигам. Утром, перед тем как уехать с вокзала, мы узнали расписание местных вечерних поездов, потому что мысли о ночевке в "столичном" городе у нас даже не возникало, если уж в Яйве гостиница стоит как в столице, то даже представить трудно, сколько будет стоить ночевка здесь.

Приехав на вокзал, мы спокойно загрузились в местный поезд до Верхнего Уфалея и стали обедать. Когда мы сели в поезд, дождь кончился.

В Уфалее в качестве гостиницы использовался профилакторий в районе Спартак. Туда мы приехали уже в сумерках. Вода только холодная, да и душ полностью сломан, даже шлангов и кранов нет, зато туалет рядышком. А мыться совсем и не хочется...

Автор: Праслов Михаил Александрович

Продолжение рассказа читайте на страничке Велоэкспедиция на Урал: Соликамск - Соль-Илецк, часть вторая

1 3
Велоэкспедиция на Урал: Соликамск - Соль-Илецк Велоэкспедиция на Урал: Соликамск - Соль-Илецк
1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества