Студия DV-PRO. Главная страница  

Новая Трека

Мне нравится посещать старые, заброшенные деревни. Вообще любая деревня у меня вызывает хорошие чувства - здесь жизнь ближе к природе, уединенная, в труде, без городской суеты, лицемерия и грязи. К тому же каждая такая деревня - это история нашей страны, ее людей, того, как они жили и строили для себя и своих детей благополучие. Заходя в любой старый дом, чувствуется особая атмосфера, как будто прикоснулся к прошлому, на 50, 100 лет назад. Как здесь жили люди, работали...

Много лет назад я проплывал по реке Чусовая мимо деревни Трека, и там узнал, что есть еще и Новая Трека (здесь и далее читать Трёка), примерно километрах в 20 от нее. В те годы она еще была вполне жилой, как и сотни деревень на Урале. Но в последнее время до меня доходили слухи, что эту деревню забросили, поэтому мой интерес к ней повысился, и я запланировал поездку на велосипеде до заброшенной деревни Новая Трека. Предполагая плачевное состояние дороги, нужно было выбрать сухой день, что и получилось в конце июня.

О деревне Новая Трека мне было известно, что была она основана в 50-е годы ХХ века, как поселок для работников местного леспромхоза. Люди жили в деревне, выезжая на вырубки вокруг. Были в деревне школа, детский сад, медицинский пункт, магазин - все для людей, даже автобус ходил рейсовый. Еще связывала Новую Треку с большой землей (Коуровкой) узкоколейная железная дорога - по ней и лес вывозили, и жители ездили. Ходил там мотовоз с парой маленьких вагончиков. В 90-х жителей стало так мало, что вагоны цеплять перестали, и люди ездили прямо в кабине мотовоза. А мало их стало потому, что леспромхоз обанкротился и закрылся, узкоколейку разобрали. А потом еще ворюги какие-то срезали кабель с опор электропередач, оставив Новую Треку без электричества.

Времена были такие, что властям совсем не хотелось восстанавливать электроснабжение, проще было пообещать переселить оставшихся жителей куда-нибудь. Пообещали. Ну, кто-то ждать не стал, переехал сам. А бедолаги, которые остались, оказались просто отрезанными от жизни. Нормальную автомобильную дорогу в Новую Треку так и не построили, школьников возить в новоуткинскую школу перестали, магазин и все остальные блага цивилизации канули в лету...

К началу 2000 годов в Новой Треке еще оставалось с десяток семей, из них только два молодых человека, так и не окончивших школу. Да и пожар, который случился в деревне, способствовал ее умиранию. Люди остались без жилья и без надежды на его получение, хоть и жили на условиях социального найма. Работы в Новой Треке нет, возможности ездить оттуда на работу куда-нибудь тоже нет. Вот и доживали старики, питаясь тем, что даст огород, да привезут родственники. Охота еще немного помогала. Воду с реки таскали, В домах освещали свечками. А власти до них никакого дела не было, вспоминали, только когда выборы - приедут, снова наобещают провести свет, построить дорогу, или переселить всех в новые квартиры... Грустно...

1 3

Новая Трека - дорога в никуда

Электричка в сторону Шали отправлялась в 8.47 утра, поэтому вставать нужно было довольно рано, чтобы не торопясь собраться. Я-то еще с вечера подготовила все нужное, а вот Александр понадеялся на запас времени утром. Встал, без суеты помылся, зарядочку сделал, позавтракал. Ну, и все на свете забыл и перепутал. К тому же выехал позже минут на двадцать, чем планировал, и пришлось к вокзалу гнать во все лопатки. Короче, Саша забыл: микрофон к видеокамере (а собирался записать в лесу звуки птиц, шорох листвы и т.п.), туристические гетры (они должны были спасти его ноги от грязи и укусов комаров). А еще надел не те кроссовки - городские, модные, в сеточку. Расстроился, конечно, особенно из-за микрофона, а что делать.

Ну, до вокзала все доехали почти вовремя, успели встретиться там с товарищем, который ехал с нами, и купить билеты себе и своим велосипедам (все вместе на одного человека туда-обратно получилось 223 рубля, из них полтинник за железного коня). Приехали на платформу, вошли в электричку - и обалдели. Она уже была набита почти под завязку. Меня с велосипедом кое-как запихали в вагон, где я села третьей между двумя очень недовольными моим появлением парнями, а велик с трудом втиснула перед сиденьем.

Электричка была старого образца, так что места было явно недостаточно. Александр с Денисом вообще до самой Коуровки стояли с велосипедами в тамбуре, и вокруг них тоже все время тусовалась куча людей. Зато там было посвежее, да и все время что-то происходило: то два забавных пьяных чувака зайдут, то симпатичный рыжий песик, который все снимал намордник и пытался выйти на каждой станции, то еще какие-нибудь странные персонажи. Все веселее ехать, чем мне в душном вагоне, где каждый издает свой аромат - грязных носков, чеснока, пота... Я все рассчитывала, что в Первоуральске основная толпа пассажиров выйдет, но нет, видно, все ехали в Шалю. Вероятно, там совсем нет работы, и люди, отпахав неделю в Екатеринбурге, едут на выходные домой.

Ну, полтора часа не так много, и мы доехали до Коуровки, не успев озвереть. Вышли из электрички и отметили, что для летнего утра сегодня довольно прохладно, ветерок дул очень свежий. Мы немного поснимали станцию, и отправились искать магазин и колонку, чтобы набрать воды в дорогу. Селянка показала нам путь к розовому зданию магазина, а я заметила дорогу, которая ведет к бетонному мосту, куда мы должны были ехать. Александр включил и настроил навигатор, Денис что-то купил из еды, мы набрали воды, и поехали.

Мост вел через нашу старую знакомую - Чусовую, мы с ней вежливо поздоровались. После моста начиналась дорога, вымощенная бетонные плитами, от езды по ней создавалось ощущение железнодорожного вагона - колеса стучали по стыкам совершенно так же. Но вскоре нам и ее пришлось покинуть, свернуть на полевую земляную дорогу, где начинался путь к Новой Треке. До этой деревни предстояло проехать 21 километр. Если по асфальту - то это вообще не расстояние. Но мы подозревали, что нас ждет не асфальт.

Дорога с разбитыми колеями вела в горку, мимо бараков, потом мимо более пристойных каменных домов - двухэтажных и одноэтажных на две квартиры. Один дом был полуразрушенный, с разбитыми стеклами, но рядом стояла спутниковая тарелка. Из подъезда вышли два кота - видно, хозяева тарелки. Затем началось поле. Справа на нем были установлены ворота - видно, местные футболисты здесь устраивали тренировки и игры. Небо над нами было местами уже чистое, голубое, но пока никакой жары не ощущалось. Зато не было и насекомых.

Мы периодически снимали друг друга на видео, Денис делал фотографии, и это несколько тормозило продвижение. Настроение у всех было прекрасное, чему способствовали местные красоты - широкие зеленые поля, где порхали и посвистывали мелкие пичужки, кое-где в небе были видны коршуны, а один из них что-то искал прямо на поле в траве. Из большой лужи пила стайка из 6-7 ярких нарядных щеглов, они взлетели, только когда мы были уже метрах в трех от них.

Дорога плавно свернула направо и пошла уже в лесу, под соснами. Появились участки грязи и луж, но их пока можно было объезжать. Минут через десять после поворота слева показалось большое, очень большое поле. Вблизи на нем росли просто трава и полевые цветочки, а вот вдалеке было заметно, что оно засеяно какой-то сельхозкультурой, уж больно ровный зеленый цвет заливал простор поля. Александр заметил, что в поле кто-то двигается, он подумал, что это зверь, стал снимать на видео, зверь взлетел, и мы поняли, что это коршун.

В конце этого поля дорога поворачивала налево, к Новой Треке, но нам нужно было свернуть направо, к реке Шишим, протекавшей метрах в ста от дороги. Там ожидался брод, за которым должна находиться православная община. Нам хотелось что-нибудь о ней узнать и поснимать внутри, если удастся. По пути нас обогнал большой внедорожник, в котором сидели мужчина и подросток, они свернули как раз к реке, потом оказалось - порыбачить. Машина долго шкандыбала по колдобинам за нашими велосипедами с той же скоростью, и, в конце концов, мы ее сами пропустили вперед.

И вот мы выехали на берег. Уже стало совсем тепло, светило солнце. Справа от уходящей в реку дороги простиралась большая поляна на возвышении, там уже стояла машина. Водитель сказал мне, что километрах в десяти выше по реке Шишим есть места намного красивее, но ехать туда нужно через Елань. Я ответила, что цель нашего похода не Шишим, а заброшенная деревня Новая Трека, а здесь мы хотим посмотреть православную общину. Он сказал, что она на другом берегу прямо за деревьями, и люди там живут хорошие. Еще сказал, что в реке водятся щуки, окуни, и даже хариусы, но мелкие, и их частенько ловят и отпускают обратно.

Тем временем подъехали Александр и Денис. Денис решил с нами через реку не ходить, а остаться отдохнуть и покараулить вещи и велосипеды. Мы не возражали. Стали раздеваться, Саша в шортах вошел в реку разведать брод, чуть задрав штанины. Мужчина на машине предупредил, что вода довольно высокая, и местами глубоко. Но оказалось, что пройти можно - выше бедер река нигде не поднималась. Мы взяли видеокамеру, и пошли. Вода была холодная, но не ледяная, для ног нормально. Дно достаточно ровное, каменистое. Местами на дне лежал ил, его мы обошли по широкой дуге. Течение было не сильное. В воде, у берега, сновали тучи мальков, и помельче, и покрупнее...

Мы перешли без происшествий, и стали подниматься вверх по дороге. На прибрежных кустах заметили болотные сапоги, аккуратно повешенные на ветку - наверное, для членов общины, желающих перебраться на другой берег. Слева от дороги на пригорке возвышалось старое кирпичное здание явно технического назначения, может, трансформаторная будка, может, водопровод из реки. Справа от дороги подальше тоже видны были постройки - низкий ангар или гараж, утопленный в землю почти по крышу, за ним котельная с высокой трубой. Когда мы приблизились, на нас залаяла собака, которой нигде не было видно. Только приглядевшись, мы увидели морду, высунутую из щели под крышей гаража. Пока мы разглядывали ограду и постройки внутри, лай не смолкал.

Забор общинной территории был совершенно прозрачный - просто столбы и жерди, но сделано все красиво и аккуратно. Несколько входов венчали башенки с деревянными куполами. На ровной зеленой поляне под соснами стояли домики старой постройки, как на советских базах отдыха, а также несколько новых деревянных сооружений, среди которых выделялись два стоящих рядом храма - побольше и поменьше. Весь вид этого места вызывал умиротворение, оно было красивым и спокойным, как будто переносило нас на сто лет назад, куда-нибудь в старообрядческий скит в глухом лесу. Собака высунула голову и продолжала лаять. Дальше по дороге за территорией бродил домашний скот - несколько коров и коней, бегали курочки, иногда кричал петух. Собака высунула передние лапы, потом выползла по грудь.

Пока мы все это разглядывали, стоя у ворот, на помощь надрывающейся лаем собаке вышли еще два пса, беспородные, но крупные. Они тоже начали лаять, причем один кобель - довольно злобно, с рычанием и вздыбив шерсть на загривке. Мы спокойно стояли, ожидая, когда кто-нибудь выйдет на лай. Собаки подошли метров на пять, окружили, и ближе не двигались. У меня уже в ушах звенело от их гавканья, я сказала Александру, что, вероятно или никого нет дома, или им лень выходить, и нам нужно идти обратно. Но ему хотелось дождаться людей и расспросить их об общине.

Когда я уже стала терять терпение, по дорожке у ближнего к входу дома пробежал маленький ребенок, а вслед за ним вышел мужчина лет 35-40, с темными волосами и бородой, в просторных штанах и светлой рубахе деревенского вида. На волосах его видна была древесная пыль - видно, что-то пилил. Саша с ним поздоровался и объяснил, что мы интересуемся жизнью православной общины, попросил разрешения осмотреть постройки, ну, и заодно задал вопрос, не покусают ли нас собаки, если мы станем бродить по территории одни. Мужчина ответил, что лучше он нас сам сопроводит, а то мало ли что.

Мы стали спрашивать, давно ли здесь община, чем они занимаются, постоянно ли здесь живут и т.п. Узнали, что общине уже несколько лет, сам мужчина живет в этом месте уже четыре года, и только иногда выезжает по делам хозяйства, или в гости к брату в город. В общине есть батюшка и несколько людей, живущих по монастырскому уставу, а остальные приезжают сюда на время постов (так легче соблюдать ограничения - соблазнов-то нет - ни телевизора, ни сотовой связи, ни городских развлечений). Еще приезжают пожить люди, посмотреть, как нужно жить праведно, по-христиански. Для этого в общине есть соборный дом. Привозят на лето детей, занимающихся в воскресной школе.

От мира участники общины не отгораживаются, по хозяйственным делам отношения с соседними деревнями-городами поддерживают. Есть у них и машины, и лодки по реке плавать. Из мирского отвергают то, что разжигает страсти, что считают греховным или излишним, таким, без чего можно прожить. Между прочим, сказал, что некоторые старцы, живущие отшельниками, считали излишней даже вторую консервную банку из имеющихся, в которой готовили - ведь можно в одной сварить сначала суп, потом чай. И оставляли только одну - необходимую.

Рассказал мужчина, что домики для жилья здесь остались старые, со времен Шишимской базы отдыха. И котельная тоже, только неработающая - ей ведь уголь нужен. Кстати, до базы здесь был госпиталь для летчиков-ветеранов и инвалидов войны, одиноких, за кем ухаживать некому. От него на берегу еще стоит постамент и ноги, оставшиеся от памятника герою Великой Отечественной войны летчице Лизе Чайкиной. Еще он сказал, что до госпиталя, вроде бы, здесь был лагерь заключенных, и в нем сиживала сама Полина Жемчужина, жена Вячеслава Молотова. Но это уже из области народного фольклора, мне кажется. Нас эта история заинтересовала, и мы почитали биографию Полины Жемчужиной в разных источниках, но нигде не нашли подтверждения такому факту. К тому же против существования здесь зоны ГУЛага свидетельствовали вековые сосны, растущие по всей территории - лагеря обычно строили на открытых, вырубленных пространствах.

Еще рассказал, что в последнее время увеличилось количество диких птиц и животных в лесу рядом с общиной - зимой приходил кормиться кабан, летом летают цапли, глухари, еще какие-то виды, которых раньше видно не было. Наверное, это связано с тем, что деревни окрестные обезлюдели, и звери-птицы снова почувствовали себя хозяевами в лесах.

Под этот неспешный рассказ мы осматривали все вокруг - железный остов качелей, на котором теперь были подвешены штук пять колоколов разного размера, аккуратный и красивый деревянный домик, срубленный из бревнышек и поставленный "на курьих ножках", который при ближайшем рассмотрении оказался чудесной голубятней (местный батюшка и кое-кто из общины очень любят голубей). В сетчатой клетке сидели два симпатичных породистых голубя. Вот рядом стоят два храма - так называемый "летний", и еще недостроенный постоянный из оцилиндрованного бревна, с резными деревянными куполами. Храмы из светлого дерева смотрелись в лесу очень красиво, как-то свежо. За храмами вдалеке виднелся грузовичок, теплица и еще пара жилых домиков с поленницами дров. Еще видели пасеку из 13-15 ульев, но пчелки летали как-то неактивно.

Мужчина пояснил, что холодновато для цветов, они в такую погоду не выделяют нектар, так что пчелам собирать особо нечего. Да и вообще здесь с медоносами в лесу туго, так что мед не продают - его едва хватает самим пчелам и членам общины. Срок медосбора маленький, рядом цветущих полей нет. А весной пчел вообще приходится сиропом подкармливать. И за зиму пара семей каждый год вымирает. Так что непонятно, откуда в городах продают столько меда и так недорого, один вывод - мед не с цветочков, а с сахарного сиропа. Держат в общине и скот - коровы, кони, куры, ну, их мы видели. Есть огород, где выращивают овощи.

Мы поблагодарили мужчину, и пошли снять остатки памятника Лизе Чайкиной, откуда можно было, по словам нашего проводника, выйти по лестнице на тропу на берегу, ведущую к броду. По сильно заросшей аллее, под трели зябликов, мы вышли к поляне, полностью заросшей буйной травой, на которой стоял постамент и две гипсовые ноги на нем. В тени кустов нас радостно встретили комары, мы быстро сняли это место, и скорее повернули к реке. Оттуда полуразрушенная кирпичная лесенка с металлическими ступенями вела вниз на берег. Мы снова вышли к броду, увидели Дениса, дремлющего на коврике возле велосипедов, и двинулись обратно на тот берег. Заметили, что из двух рыбаков ловит теперь только взрослый, а мальчик-подросток просто бродит в болотных сапогах по реке, меряя глубину какой-то палкой. Видимо, не клевало у него, вот и надоело стоять с удочкой.

Мы вышли на берег, и решили пообедать, а потом ехать в Новую Треку. Достали пирожки с капустой, жареную курицу, овощи и чай, поели, сели на велосипеды, и отправились дальше. Выехали снова к большому полю, где дорога от Коуровки сворачивала налево, огибая его. Я погнала вперед, а Александр с Денисом задержались, чтобы поснимать красивые виды. И здесь над травой так же порхали маленькие птички, иногда присаживаясь на длинные стебли и качаясь на них.

Дорога стала подниматься в горку, пока не слишком круто. Поле закончилось, начался лес. По обочинам дороги я заметила почти созревшие ягоды земляники, сорвала парочку, попробовала. Они были красные, но еще совсем не сладкие, собирать было рановато, так что я поехала дальше. Вскоре подъем стал круче, и пришлось часть пути пройти рядом с велосипедом. Как раз представилась возможность дать мужчинам догнать меня. Потом дорога стала вновь идти под приемлемым для движения велосипеда наклоном, и мы поехали.

Солнце припекало вовсю, я чувствовала, как открытая спина тихонько поджаривается, но прохладный ветер освежал и не давал жаре нас доконать. Александр с Денисом ехали чуть позади, о чем-то разговаривая. Саша все еще расстраивался, что забыл взять микрофон к видеокамере. При всех ее достоинствах звук она писала не очень хорошо, так что без дополнительного микрофона качественного видео было уже не получить. Затяжной подъем сменился относительно ровной дорогой, но теперь она была покрыта грязью и лужами, так что приходилось лавировать между колеями, колеса иногда ехали по скользкой чаче, велик тащило юзом. Мне-то еще было легче, ехала налегке, а у парней были велорюкзаки. В особенно грязных местах я могла просто поднять велик и перенести, а они - нет.

Вскоре педали крутились уже с некоторым усилием, потому что грязь налипла на обода, особенно в районе тормозов. Опять пошел крутой подъем. Мы, то ехали на самой маленькой передаче, то шли пешком. В какой-то момент в районе пересечения основной дороги с еще одной Александр посмотрел на навигатор и сказал: "О, да мы уже на вершине! Где-то здесь должно быть озеро". Я оставила парней ждать меня на дороге, а сама решила сходить по этой дополнительной дороге - не она ли ведет к водоему. Сначала свернула налево, прошла метров 150 - ничего. Только сама дорога во многих местах залита водой, совершенно прозрачной - видимо, здесь очень давно никто не ходил и не ездил. Лесной коридор с хрустально чистыми лужами смотрелся очаровательно, поверхность блестела на солнце, над ней кружились бабочки. Их вообще было довольно много на нашем пути - я видела больших пестрокрыльниц, белянок, бело-оранжевых зорек, мелких коричневых, переливающихся фиолетовым, голубянок, червонцев...

Я вернулась на дорогу и пошла направо. Здесь грязи и луж не было, дорожка заросла низкой мягкой травкой, но озера не было и в этой стороне. Я подошла к Саше и Денису, и доложила о результатах своей разведки. Мы поехали дальше. Александр снял нас на ходу, потом заехал вперед, и тут увидел озеро. Говорит: "Смотрите, вот и озеро!" А мы с Денисом тупо глядим в другую сторону и отвечаем: "Да ладно, где?" Он смеется, что мы не туда смотрим... Ну, повернули мы головы направо, и действительно увидели за деревьями небольшое озерцо со спокойной, мутноватой дымчато-зеленой водой. Видимо, раньше это был карьерчик, потому что берега круто спускались к воде, и форма была почти круглой. В диаметре озерцо было не больше 30 метров.

Мы с Денисом обошли его справа, Александр - слева. Снял на видео озеро, головастиков в воде, нас на другом берегу, стоянку для отдыха с бревнышками и костровищем... Но спуск к воде везде был неудобным, так что купаться или даже мыть там руки у нас желания не возникло. С той стороны, куда я подошла, тоже была стоянка, но все это под соснами и кустами, а не на открытом месте. Мы решили здесь не останавливаться, а ехать дальше, до Треки. К тому же дорога теперь должна была идти под гору. И действительно, нас ждал такой же долгий спуск, как и подъем. Четкая прямая линия дороги просматривалась очень далеко, и было видно, что у горизонта она снова поднимается вверх. А вот внизу мы заметили снова что-то очень похожее на участки развезенной грязи. Мы сели на велосипеды и помчались вниз.

Я периодически подтормаживала, чтобы не развивать слишком большую скорость - все-таки здесь не асфальт, можно налететь на камень или колею. Но все равно неслись быстро, это было так весело и приятно. Моментально проехали пару-тройку километров, и пришлось снова тормозить - по грязи быстро не поедешь. Здесь такой участок был самый длинный, а в одном месте, где к дороге подступала болотина, была настелена когда-то давно гать из бревен, сейчас присыпанная землей. На колеса снова налипли комья земли, на кроссовки - тоже. Ноги стали тяжелые, и все норовили поскользнуться на наклонных краях луж.

Мы с Александром вспоминали дорогу на Шунут и Платониду, одну из самых грязнючих, что нам встречались, и тихо радовались, что здесь ситуация намного лучше. Здесь, при виде грязи, Дениса впервые посетила мысль - а не повернуть ли назад? Но он ее отогнал. Пока. К тому же у него что-то случилось с фотоаппаратом - он не мог убрать объектив, заклинило. Денис отругал бедный прибор, даже пригрозил выкинуть, но через несколько минут фотоаппарат одумался и пришел в себя.

Навстречу нам прошла грузовая машина, а вскоре мы заметили, что позади нас догоняет несколько человек не то на велосипедах, не то на мотоциклах. Скорее, на мотоциклах, решили мы, уж очень быстро они двигались. И через какое-то время нас действительно догнали четверо подростков на трех стареньких мотоциклах, причем у одного машина рядом с нами и заглохла, как раз когда Саша собрался их снять на видео. Мальчишки встали вокруг мотоцикла, обсуждая, что с ним делать. Подъехал Денис, стал выковыривать грязь из тормозов и звездочек.

Александр подождал немного, да и поехал дальше, сообщив Денису, что до Новой Треки осталось три с половиной километра. Я тем временем уже выехала с грязного участка, и стояла, дожидаясь спутников. Мимо проехали парнишки-мотоциклисты, починившие свой аппарат. Кстати, Саша у них спросил, не из Треки ли они, но ребята оказались из Коуровки, а сюда поехали просто прокатиться. Дорога опять начала подниматься, но очень плавно и постепенно, так что крутой подъем оказался оптическим обманом зрения, когда мы были на вершине горы.

По левую сторону на открытом пространстве лежали штабеля срубленных деревьев, штуки три-четыре. Потом снова было пересечение дорог, а скоро показалось ответвление налево. Я сразу подумала, что это в Новую Треку, но мы проехали дальше - разведать. Здесь снова лежали штабеля бревен, уже гораздо больше. А дорога вела мимо деревни, мы уже видели крыши домов за кустами. Пришлось нам вернуться на ту своротку, и мы въехали в Новую Треку.

С первого взгляда было ясно, что деревня действительно брошенная. Может, люди здесь и жили, но жилого вида это Треке не придавало. Все вокруг заросло высокими травами. Большинство построек, которые мы видели, были того тусклого серого цвета, какой свойственен старому и одряхлевшему дереву. Но среди явно разваливающихся домишек стояли и те, в которых кто-то жил, точнее - обитал. Я насчитала таких минимум четыре. У них были целы стекла в окнах, дорожки к калиткам протоптаны, на огородах что-то посажено. А у одного дома, за запруженной речкой, стояла машина. Людей нигде не было видно. Тишина.

Мы подъехали к запруде, из-под которой бежал ручей. В пруду вода была мутная, покрытая грязноватой пленкой. Но в ручье она становилась посветлее, и вполне годилась на то, чтобы вымыть велосипеды и сполоснуть руки. Александр сказал, что пойдет искать живых людей, у которых можно взять интервью, и поснимает деревню, а меня попросил отмыть его велосипед. Так мы и сделали. Денис тем временем тоже убрал лишнюю грязь с колес, и начал небольшой перекус. Пока я мыла наши велосипеды, к машине вышли из двора дома два мужчины, и стали наблюдать за нами. Потом вернулся Саша, и сказал, что видел мальчишек с мотоциклами у крайнего дома деревни, они там к какому-то знакомому зашли (потом, уже дома, мы посмотрели карту, и увидели, что за тем домом есть еще пруд, побольше, и проходила старая железная дорога-узкоколейка, в следующий раз обязательно туда дойдем, посмотрим).

Александр пошел поснимать развалины на другой край деревни, и оттуда послышался вскоре лай собаки, потревоженной им. Потом эта собака прибежала и к нам, да не одна, а с двумя щенками. Щенки были обычные, достаточно упитанные, а вот их мама - без слез не взглянешь. Такое чувство, что ее никогда не кормили, настолько она была худой. Я хотела дать ей еды, но она убежала, пока я доставала куриные косточки. Мужики у дома сели в машину и проехали мимо нас к выезду из Новой Треки. Парни на мотоциклах тоже уехали. А Денис вдруг стал смотреть на часы и волноваться, что времени уже много (пять часов), и мы не успеем на электричку, потому что ехать долго. Короче, он сказал, что поедет обратно прямо сейчас, только поинтересовался, не страшно ли мне будет остаться здесь одной. Я ответила, что бояться здесь некого. Но пока он собирал рюкзак, вернулся Саша, так что Денис смог уехать спокойно.

Александр рассказал, что никого из жителей деревни он не нашел, только успел задать пару вопросов приезжим нетрезвым мужчинам на той машине, которая стояла у дома и уехала. Кстати, из дома выходил какой-то старик, но совершенно пьяный и непригодный для разговоров, так что Саша даже подходить к нему не стал. А в том конце деревни, куда он ходил, у одного из явно жилых домов паслась корова (или бычок), привязанная к большой тракторной покрышке. Животное так обрадовалось живому человеку - Саше, что шло за ним, громко мыча и волоча за собой покрышку метров 10. Еще там обнаружилась та худая собака со щенятами. Щенки подбежали к Александру, виляя хвостиками, но испугались и попятились, когда он хотел их погладить. Они только вежливо понюхали его руку. А мамаша все время заливалась жалобным лаем.

Александр пытался покричать хозяевам коровы, и в дом, где стоял УАЗик и тоже лаяла собака, но никто не отозвался (по выражению одного из мужиков из машины - "Они уже не могли"). На вопрос Александра, много ли людей живет в Новой Треке, один из мужиков уверенно заявил, что много - восемь человек. Второй так же уверенно, одновременно с первым, сказал, что никто здесь давно не живет. Стало понятно, что ничего внятного от них не добиться, кроме как, что в некоторые дома в сезон приезжают охотники. А раньше здесь и школа-восьмилетка была, и жителей много. У домов стояла достопримечательность всех отдаленных деревень - красный таксофон под синим козырьком, и даже с трубкой. А в остальном вид был пустынный и нежилой. Так что после отъезда Дениса мы пробыли в деревне минут 15, еще поснимали, осмотрели по пути домик, да и поехали в обратный путь. Нужно было торопиться, чтобы успеть завернуть на Шишим - помыться и помыть велосипеды, а заодно отдохнуть и поужинать.

Обратная дорога показалась нам значительно легче - гораздо больше расстояния шло под горку, мы знали, где обходить грязь, да и для съемки почти не останавливались. Так что домчались до речки в три раза быстрее, чем оттуда. По пути я в первый раз увидела кулика, сидящего не на болотной кочке, а на верхушке елки. Дениса нигде не было видно. Мы решили, что он рванул во все педали на электричку, что отходила в шесть часов, да только сомневались, что успеет. Отца и сына, которые рыбачили здесь, уже не было, их машины тоже. Только чуть дымился костер.

На берегу мы разделись, ополоснули разгоряченные руки-ноги-шеи, и принялись мыть велосипеды - на них налипло столько грязи, что без этой процедуры нас бы просто не пустили в поезд, да и полезно было выколупать комки из тормозов. Стоять в прохладной воде было очень приятно. Солнце уже не так палило, веял ветерок, так что жара отступила. Потом быстренько перекусили, и пожалев, что надо покидать столь красивое местечко, двинулись на станцию, чтобы успеть на последнюю электричку.

Проехали вдоль большого поля, свернули налево, и вскоре уже слышали лай собак и музыку в отдалении - приближались к Коуровке. Той же дорогой проследовали мимо окраинных домов, миновали мост через Чусовую, и прибыли на станцию. Там народ уже собрался в ожидании электрички. Среди них сидел и Денис, и видно, что уже давно. Нам показалось, что он сделал не совсем правильный шаг - отдыхать у речки гораздо приятнее, чем сидеть у железнодорожных путей. Ну да это его личное дело...

Пока мы болтали и пили водичку, к нам подошел старичок сельского вида с внуком, и строго спросил, какова была цель нашей поездки. Я удивилась, а Саша спросил - а вашей? Тут старичок улыбнулся, и сказал, что видел нас сегодня дважды. И я вспомнила, что за рулем той смешной машины-коробушки был именно он, а мальчик сидел рядом. Мы немного поговорили - оказалось, он из Первоуральска, а сюда приезжает не то на дачу, не то к родне. А на машинке решили просто проехаться до Новой Треки в виде развлечения. Тут как раз и электричка наша подошла, к счастью, теперь не набитая битком, так что нам удалось сесть и ехать как белые люди.

Думали по пути, что только что были в практически нежилой деревне, где лишь собака да корова, а через час окажемся в миллионном городе. Контраст. Подумалось еще, сколько таких брошенных сел и деревень в России, в каких красивых местах раньше жили люди, и сейчас могли бы, если бы была работа... Мысли эти навевали печаль...

1 3

Новая Трека - дорога в никуда (анонс)


1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества