Студия DV-PRO. Главная страница  

Лавровка - Кенчурка

Вторая часть рассказа о велопоходе по глухим дорогам Урала.
Начало читайте на страничке «До Лавровки или зайцы атакуют»

На Урале есть немало деревушек, которые вроде бы находятся совсем недалеко от городов и дорог, но, в то же время, никому ничего о них толком неизвестно, и жизнь там протекает как в самых глухих уголках мира. Отчего так - непонятно, но делает такие деревни очень интересными для туриста.

Заканчивался зимний перерыв в моих путешествиях на велосипеде, и мне хотелось начать сезон с несложного, не очень отдаленного, но содержательного маршрута. В прошлую поездку на Платониду и Старик-камень я по карте видел, что от Краснояра есть дорога на деревню Большая Лавровка, а уже дома по карте разглядел, что из Лавровки можно попасть в Кенчурку - деревушку, основанную староверами то ли в 18, то ли в 19 веке. Сведений об этих населенных пунктах в интернете было крайне мало, а ехать по километрам недалеко, вот я и решил сам разузнать о них поподробнее, несмотря на некоторые сообщения, что дорога от Лавровки до Кенчурки непроходима, заросла, затоплена и т.д. Я приключения люблю, поэтому решил рискнуть.

Маршрут разработал быстро - на электричке (Верхнеуфалейской) до станции Косой Брод, там на велосипеде до Полевского и Зюзельского, мимо горы Азов в Большую Лавровку, а после - по лесной дороге в загадочную Кенчурку (ударение в слове делается местными жителями на первый слог), и оттуда - до конечной станции маршрута - станции Полдневая, где снова сесть на электричку. Кенчурка в этом списке интересовала меня особо, потому что там до сих пор живут старообрядцы и их потомки, их еще называют "кержаки", хотелось ближе познакомиться с их бытом и взглядами.

1 3

Кенчурка - деревня старообрядцев

Итак, я выехал из Лавровки, и тихонько покатил к развилке, размышляя по пути - ехать или не ехать. Как я уже говорил, мой попутчик испугался трудностей, и повернул до дома, оставив меня одного.

Подъехав к повороту на Кенчурку, я принял решение пока доехать до карьера и посмотреть, что там дальше, а уж там видно будет. На окраине поля я увидел  увязшую в грязи красную "Ниву", возле которой копошился водитель. Я спросил у него про дорогу на Кенчурку - автомобилист задумчиво почесав репу, изрек, что да, на велосипеде, наверное, можно проехать. Я поинтересовался, чего там можно ожидать, ответ обескуражил – всего! И глубокие колеи, и размытые ручьями участки дороги, и грязь… Но потом обнадежил немного, сказав, что в начале-то дорога заросла, и вся в колдобинах, а дальше будет получше.

Дальше метров двести я проехал, а точнее прошел справа по полю, в обход колеи. Размышлял, что делать - варианты были разные. Ехать на велосипеде, или спрятать его в лесу и идти пешком, или повернуть обратно, если станет совсем плохо, и вернуться сюда второй раз… Пока что виды дороги шли удручающие, но в интернете я читал, что через пару-тройку километров станет получше, да и владелец Нивы это подтверждал. Так что я шел и ехал все дальше. К тому же меня обнадеживало, что перед этим неделю стояла сухая погода, и земля как следует просохла.

Еще через полкилометра, который я просто еле полз, колеи закончились и началась дорога приличная, довольно ровная, по которой можно ехать 5-10 километров в час. Но метров через триста снова начались колеи в полметра, пришлось обходить их по обочине с травой. А в траве - клещи. Один сразу пополз по ноге, я его снял. В лесу кустарников не было, и можно было идти с велосипедом, только приходилось его тащить, груженный он тяжело шел по траве и мягкой земле. Дошел я до отворотка налево. Справа был тоже отвороток на карьер, но туда я не пошел, там ничего интересного. А налево сейчас должен был начаться двадцатикилометровый участок прямой дороги.

Надо сказать, что как только я останавливался, сейчас же налетали комары. У велосипеда пришлось расцепить задние тормоза, чтобы не налипала глина, все равно пока ими не пользуюсь. Подумал, что раз есть следы - значит, по этой дороге люди ездили, вероятно, на квадроциклах или внедорожниках. Дорога пошла вниз, а дальше виднелся крутой подъем. По сухим участкам я ехал, по грязным - вел велосипед по гребню колеи или обочине. Было жарко, но солнце уже становилось пониже. Лес кругом с буераками, для палатки место найти нелегко. В ямах как от бомбежки стоит вода - хоть руки помыть можно. И кусают комары.

В низине обнаружилась небольшая речка, вроде - Листвянка. После нее начался подъем, дорога стала получше. На очередной остановке для передыха я заметил еще зайца метрах в ста впереди меня, прямо на дороге. Он бежал прямо ко мне! Было впечатление, что он меня увидел и направляется познакомиться, рассмотреть меня получше. Фотоаппарат я доставать не стал, решил, что все равно не успею, да и далековато он. Достану, если близко подбежит. Но он свернул в лес. Тогда я притормозил достать диктофон, смотрю, в десяти метрах от меня вдоль дороги прыгает еще заяц. И тоже ко мне. Темный такой, почти черный. Пока я доставал фотоаппарат, он скрылся в траве. Но я решил подождать, не станет ли он переходить дорогу. Метров через двадцать он, точно, вышел, сел у обочины и смотрит на меня. И вот его я наконец-то сфотографировал. Потом он быстро то ли умылся, то ли почесал мордочку передними лапками, не спеша перешел дорогу и скрылся в лесу. Я было поехал дальше, оглянулся - снова тот же заяц метрах в 10 провожает меня взглядом. Короче, зайцы здесь непуганые.

Поднялся я на очередную горку, грунтовка здесь поворачивает направо, и висит табличка «Крестьянское хозяйство. Урочище Бардым. Вход запрещен» и шлагбаум стоит. Мне говорили, что там вроде лошадей держат. А на Кенчурку пошла уже просто лесная дорога, по ней я и поехал.

Между прочим, по пути я постоянно замечал следы лосей и медведя. Некоторые - совсем свежие. Размером медвежьи следы с мою ногу, только гораздо шире. Стало как-то не по себе немного, я стал периодически звонить в велосипедный звонок - а то вдруг мишка ходит где-нибудь рядом. Лосями же и косулями все вокруг было просто утоптано, причем лосиные следы очень крупные. Из придорожных канав и кустов иногда взлетали какие-то большие птицы. Один раз слышал я звук, похожий на рев лося. Кстати, один житель Лавровки рассказывал, что когда люди ходят сюда в лес за черемшой, грибами или ягодами, часто находят сброшенные лосиные рога - по крайней мере, так было еще совсем недавно. Особой усталости я пока не чувствовал, ведь самый трудный участок остался позади, хотя, кто его знает. Хотел часиков в шесть встать на стоянку, поужинать и поставить палатку. А остальной участок пути покрыть уже завтра.

Я спустился с очередной горки и внизу попал в болотину, но шла она по краям дороги, так что проехал спокойно. Потом снова поднялся в горку по заросшей травой дороге, лишь кое-где проглядывал гравий. С одной стороны было место для ночлега, полянка с водоемом. Потом снова был хороший спуск, где я разогнался. Было очень жарко. В одном месте дорога оказалась залита ручьем полностью на глубину сантиметров 40, но дно было каменистое, так что я решил проехать, сняв башмаки, чтобы опираться ногами, если потеряю равновесие. Но в конце разлива глубина оказалась больше и я все-таки замочился. Правда, не сильно, за ночь высохнет.

Затем дорога снова пошла в горку. Справа у дороги увидел старый могильный памятник с фотографией молодого человека и надписью «Курбатов Александр Сергеевич. 24.03.1962 - 10.11.1989». У могилки лежала кучка лосиного помета - видно помянуть приходил. Очень стало интересно, что делал этот человек в такой глухомани, отчего погиб.

Снова встретилась развилка, но по ответвлению справа бежал ручей, и видно было, что туда очень давно никто не ездил. В ручье я набрал воды, попил, сделал небольшой перерыв и поехал дальше, снова в горку. Можно было встать на ночлег здесь, но я хотел в сухую погоду проехать как можно дальше. Не дай бог ночью дождь пройдет - тогда придется туго в этих местах.

Дальше был длинный спуск с горки. Приходилось только успевать притормаживать. Выехал я в низину, и дорога там закончилась. Все, тю-тю дороги. Направо в лес неприметная тропинка, прямо вроде дорога, но давно неезженная - заросла березками, и налево тоже в лес, и тоже неезженная. Видимо, в год пара машин проходит. Я стал смотреть карту, по ней вроде Кенчурка была налево. Прошел я по лесной дорожке, вышел на огромное поле, где следы от машины и терялись. На поле были кочки и высокая трава, поэтому оставил я велосипед и пошел на разведку пешком.  Шел-шел по полю, понял только, что в этом году тут люди бывали - трава примята. Сама местность красивая, наверное, покосы. Впереди была низина, и я предполагал, что там должна быть дорога от Кенчурки до Полдневой.

Солнце уже клонилось к горизонту, и я стал опасаться, что придется вставать на ночевку без воды - здесь ручьев не было. Куда идти к деревне, было неясно. Вдруг сзади послышался рев мотора, я обрадовался - будет у кого спросить дорогу. Смотрю - вылетают, да-да, именно вылетают два квадроцикла и внедорожник, и ко мне. Подъехал, притормозил. Спросил, не мой ли велосипед брошен в лесу. Я ответил, что не брошен, а оставлен, типа припаркован. Парень предложил добросить меня до велосипеда и объяснил, куда ехать на Кенчурку. Я сел на квадроцикл и мужик решил показать, что квадроцикл круче велосипеда - понесся как сумасшедший. Я пожалел, что сейчас буду весь в грязи. И, конечно, уляпался. К тому же на квадроцикле нас было трое - я заметил ползущего по ноге клеща.

Оказалось, что на развилке трех дорог надо было идти прямо, хотя она была самая подозрительная, но пешком проходима. Эта дорога как раз выводила на грунтовку Кенчурка-Полдневая. А мне пришлось делать крюк несколько километров по полю. Так что я покатил велосипед по зеленым просторам, с трудом, потому что налипла грязь. А для себя сделал вывод - перед такими путешествиями нужно как можно лучше готовиться, смотреть разные карты, фото со спутника, искать сведения в отчетах тех, кто таким маршрутом уже ездил.

Полями я шел и ехал довольно долго. Идти стало совсем тяжело, велосипед совершенно отказывался ехать, я уже устал и хотел кушать. В конце концов выбрался на нормальную грунтовую дорогу, которая вела на Кенчурку, думал найти речку и поставить на бережку палатку, чтобы переночевать, а утром поехать в деревню. Но речки что-то не было видно. Зато из Кенчурки проехали две машины. За рулем одной был мужчина с большой бородой, по виду - настоящий старообрядец.

Тут я почувствовал слабый укол в ногу, глянул - клещ! Только что вцепился. Пришлось скорее выдергивать его, пока глубоко не впился. Вытащил, как обычно, петлей из нитки. Потом, раз уж остановился, поужинал пирожками с чаем. Решил подождать, не поедет ли кто еще из деревни, чтобы спросить у них, сколько километров до Кенчурки. Наконец мимо проследовал тракторист с большой рыжей бородой, молодой еще человек. Трактор был хороший. Парень сказал, что до Кенчурки километра три-четыре. Тогда я двинулся в сторону деревни, приискивая место для ночевки, желательно, с ручейком. Проехал немного, заметил слева симпатичный сосновый лесок с пригорком, где можно поставить палатку. Я съехал с дороги, метров на сто забрался вглубь, и разбил стояночку.

Спать было еще рано, и я захотел еще прокатиться по окрестностям, возможно, все-таки найти спуск к речке - хоть ноги помыть. Недалеко от палатки нашел место, где речка Малая Нязя протекала под дорогой в бетонной трубе, и к ней можно было подойти. Жаль только не захватил с собой зубную пасту и щетку. Сполоснул гудящие ноги, умылся, - стало посвежее.

В девять вечера я уже улегся в палатку отдыхать. Пока было тепло. Кожа на лице, руках и ногах немного подгорела. До сна я еще посмотрел карту, почистил объектив фотоаппарата. Завтра меня ждал самый простой, но самый протяженный участок дороги до Полдневой.

Спал этой ночью я гораздо лучше, чем предыдущей, было теплее. Утром меня разбудил будильник и в 9 часов я вышел из палатки. Не убирая ее, я пошел к дороге - умылся, сделал зарядку. Затем я вернулся к палатке, собрал вещи и двинулся к Кенчурке не спеша, наслаждаясь тишиной и утренней свежестью. Прямо передо мной дорогу перебежала белка, уже по-летнему рыжая, с пушистым хвостиком. Дальше мне встретилась бобровая плотина справа от дороги. У нее я притормозил, нашел хорошее место для костра - в канавке, вскипятил чай, позавтракал, и поехал в Кенчурку. Велосипед скрипел, тормозил и всячески показывал, что его надо почистить и смазать.

Через два-три километра, все под горку, я заметил признаки близкого жилья - развалины каких-то строений. Внизу был мост, небольшая плотина, по ней ступеньками стекала вода, справа заводь с поваленным бревном. Это была речка Кенчурка. Я решил на обратном пути здесь вымыть велосипед и искупаться. Место красивое.

Кенчурка

Из скудной информации о Кенчурке мне было известно, что появилась она, скорее всего, одновременно с Полевским, но точно неизвестно. Жили здесь углежоги, снабжавшие топливом железоделательный завод, да кержаки, уехавшие в леса от "государевых людей". Кормились многие раньше охотой, сельским хозяйством. Сейчас остались одни старики. Нет в Кенчурке ни сотовой связи, ни газа, ни водопровода. Даже электричество до недавнего времени отсутствовало, рассказывают, что в 90-годы прошлого кто-то украл провода линии электропередачи, оставив без электричества всю деревню, и жителям пришлось долгое время бороться за ее восстановление. В те времена многие и не выдержали - уехали. Сейчас народу в деревне чуть больше 30 человек.

Въехал я в Кенчурку. По главной улице Набережной проехал - ни одного человека не видать. Самый первый домик, слева, выглядел довольно современным и построенным недавно. Но вот остальные дома были старые, покосившиеся, а многие развалившиеся. Жилые можно было определить по возделанным огородам и спутниковым антеннам на крышах.  Скорее всего, людей здесь вообще мало. Зато на улицах множество всякой старой сельскохозяйственной техники. В каком-то белом полуразрушенном шлакоблочном здании внутри ходили кони. Видимо, прятались от жары в тени. Второе здание без рам на окнах (оказалось - бывший клуб) использовалось для хранения сена, оно лежало там тюками. Дальше попался водоемчик с домиком возле него, с верандой, чем-то напоминающим летнее кафе. Все было закрыто на замок.

Проехав до конца улицы Набережной, я наконец-то встретил двух людей, поговорил с ним. Один, постарше, сказал, что зовут его Михаил Воронов, что он уроженец Кенчурки, здесь  жили его родители, а его то ли дед, то ли прадед, был основатель этой деревни. Убежав от притеснений советской власти, вместе с несколькими другими семьями, они поначалу разводили лошадей, обрастали хозяйством. Потом в Кенчурке периоды подъема сменялись спадами. Сейчас уже несколько лет как началось некоторое оживление - электричество появилось, появились и желающие построить здесь дом и жить - либо летом на отдыхе, либо постоянно. Сам Михаил живет с сыном.

Прямо напротив дома Вороновых живет семья с четырьмя детьми. Их отец возит на машине в школу в Полевской, а иногда привозит на дом учителя оттуда - так и получают образование. Еще Михаил рассказал, что была раньше дорога отсюда на Нязепетровск, но заросла и заболотилась у речки Нязя, благодаря бобрам - они сделали плотину и большой разлив, теперь не проехать. А по поводу домов в Кенчурке - некоторые пустые дома покупают, сносят и на их месте строят новые. Но покупка - дело хлопотное, надо делать запросы в администрацию: кто хозяин, где он находится, и т.д. Есть сложности, потому что чиновники не торопятся что-то делать. Показал дом, который хотели купить, стали искать наследников, выяснили, что те уехали в Канаду. И все, без их разрешения - никак. Так и стоит развалившаяся хибарка. Без личного транспорта жить здесь сложно, а в общем и невозможно, ведь здесь нет ни магазина, ни больницы, ни школы. Автолавка приезжает раз или два в неделю, если погода и дороги плохие - может и не приехать. Да и ассортимент в автолавке небольшой.

Михаил продолжил возиться со своим трактором, а я поехал дальше по деревне. В древнем колодце с полуразвалившейся крышкой набрал воды. По пути видел еще несколько куч бревен, приготовленных для строительства домов. Перед домом заметил много железных предметов обихода, явно столетней давности, вот бы антиквары обрадовались. В дальней части деревни видел четыре домика из железобетонных блоков, каждый на двух хозяев. В первых двух - пластиковые окна, двери, крытый двор, а два - совсем пустых. В конце деревни, в отдалении, уже почти в лесу, стоит на большом участке дом. Есть баня, сарай, даже маленький прудик. Очень мне понравилось это хозяйство.

Ну вот, все объехав, посмотрев и сфотографировав, выехал я из Кенчурки. У речки вымыл велосипед, с трудом его очистив от глины. Пока сох мой конь, я пообедал, упаковал рюкзак, вымылся сам. В это время небо затянуло облаками. Я решил двигаться дальше, пока дождь не пошел.

Теперь дорога шла все больше в гору, проехал я шесть километров, устал - жарко. Вдоль дороги вились разные бабочки - красные, желтые, белые. У обочин растет множество купальниц, похожих на желтые розы. Лес вокруг смешанный, на некоторых деревьях, самых толстых и высоких пихтах или лиственницах, заметил борти - это такие самодельные ульи из больших цельных деревянных колод. Не знаю, есть ли в них пчелы сейчас. Очень интересно ощущать, что повесили их, может сто, а может и двести лет назад, и они до сих пор висят - частицы истории. Еще через некоторое время у меня устала спина. К этому моменту я успел проехать длинный спуск - километра два наверное. Там я разогнался, и с ветерком пролетел. Вдоль дороги все также попадаются огромные деревья - лиственницы, доносятся ароматы цветов. В лесу поют птицы, кукует кукушка. Хорошо ощущать себя в лесу, вдали от цивилизации.

В пять вечера, проехав от Кенчурки километров пятнадцать, я остановился. Справа от дороги был какой-то карьер, но ничего интересного в нем я не нашел. Решил немного полежать, отдохнуть - благо, место открытое, комаров нет, и тенек. Полежал минут пять, чувствую - по животу кто-то ползет. Смахнул его рукой, ан нет - не смахивается. Смотрю - снова клещ. Пришлось его спалить зажигалкой. Решил ехать дальше.

До Полдневой оставалось тринадцать километров. Я доехал до мостика из железобетонного блока, под ним быстро бежала река, Западная Чусовая. Там стоял приехавший на машине башкир-водитель. Он на реке ставил экран-сетку, туда попалась пара рыбок, мужчина утверждал, что это хариус. Так что можно и на удочку уже ловить. Речка живописная, хотел остановиться здесь, но не нашел подходящей полянки для стоянки, так что поехал до следующей речки - Бобровки. По пути видел дятлов, обычного и черного, довольно редкого, называется «черный дятел - желна».

Да, еще надо сказать, что при разгоне с хорошей горки на велосипеде с велобагажником, если дорога грунтовая, да еще с крупной щебенкой - сильно стирается покрышка заднего колеса. Ехать надо очень аккуратно, чтобы не попасть в ямки и на камни, да еще по сторонам смотреть - природой любоваться. А пару раз обгоняющие машины поднимали столбы пыли, так что дышать трудно и глаз не открыть минуты две, пока не осядет. А уж если это лесовоз - совсем кирдык. Один раз пришлось пережидать у края дороги, пока проедут эти монстры.

До Полдневой оставалось восемь километров, скоро должна была появиться еще одна речка, у которой я и планировал переночевать. В семь вечера я уже был на ее берегу, называется она Бобровка. У реки была полянка, но там уже стояла машина. Поэтому я свернул налево по лесной дороге, и покатил, в поисках места под палатку. Там неожиданно увидел огромного филина, и мне удалось его сфотографировать.

Дорога, к сожалению, уходила от речки. Но нашлась стоянка с костровищем  и бревном. Я оставил велосипед там, прошел вперед посмотреть, нет ли там подхода к воде - подхода не было. Но воды у меня было достаточно, так что я не расстроился. Правда, здесь жужжало большое количество комаров. Я хотел было развести костер, посидеть у огня - не тут-то было. Голодные комары не дали мне этого сделать. Я быстро поставил палатку, забрался в нее и поужинал. Тряхнул в палатке одежду, смотрю - опять ползет клещ. Снова пришлось сжигать. Только закончил, чувствую - на шее посторонний предмет. Еще один клещ! Но присосался еще не крепко, я его снял и тоже сжег. Проверил остальное тело - на животе нашел уже третьего, маленького, впиться не успел.

Пока я возился в палатке с клещами, прошел маленький дождик. В половине десятого вечера я, отдохнувший, лежал в палатке, наслаждаясь покоем, жужжащими комарами, которые не могли до меня добраться. Смотрел карту, писал заметки о путешествиях. Солнце потихоньку садилось, где-то рядом пел зяблик. Я перекусил еще разок хлебом, салом и огурцом, накрыл вещи тентом и лег спать.

В последний день моего путешествия я встал в 9 часов утра. Спал я неглубоко, все ворочался. Ночью шел дождь, мелкий и периодами, но было теплее, чем в предыдущие дни, хотя я и не закрывал палатку. Утром небо было ясное. Вот только тент у палатки был мокрый, и пришлось его складывать в таком виде - просушить-то негде. Пока собирался, слушал с удовольствием пение какой-то птички (скорее всего, жаворонка) и кукование кукушки. Черный дятел протяжно свистел несколько раз.

Вещи я собирал в палатке, завтракал тоже внутри, хорошо, что в термосе был горячий чай. Я оделся, вышел из палатки, быстро ее сложил и скорее поехал, пока комары не начали мной завтрак. Добрался до речки Бобровка, думал искупаться, умыться. Съехал к открытому месту, где меньше комаров, разделся, и полез в воду. Неизъяснимое блаженство! Вода холодная, бодрящая, свежий ветерок, солнышко. Сразу стало не так жарко. Посидел еще в этом хорошем месте у дороги, любуясь прозрачными струями воды на перекатах. Так не хотелось уезжать...

Решил, что до Полдневой последние пяток километров проеду медленно, мне туда нужно к трем часам попасть, к поезду. Ехать решил без футболки, чтобы поровнее загореть, а то одни руки темные. Настроение у меня было прекрасное, денек хороший, вокруг лес, я не спеша катил по дороге и пел песни.

В одиннадцать я уже выехал из леса и за большим полем увидел Полдневую. Медленно ехать не получилось, везде было с горки. Так что я не торопясь нашел станцию, уточнил расписание, касс на станции не было, билеты в паровозе. Стал я думать, чем заняться в ожидании поезда. Решил проехать по поселку, по главной улице Ленина. Увидел речушку, впадающую в Западную Чусовую. Съехал к ней, расположился, позвонил домой с докладом, что все в порядке. Стал не торопясь мыть велосипед, потом пообедал, потом позагорал, потом посмотрел карту, потом опять, времени у меня было много. Подошли две девочки-школьницы, с длинным венком из одуванчиков, метра два наверное. Они немного развлекли меня разными вопросами и рассказами, потом бросили венок в воду и ушли.

Наконец, я сел в поезд, велосипед пришлось поставить вертикально, так как было мало места. Ехать до Екатеринбурга оставалось полтора часа. Паровоз стучал колесами, за окном пробегали березки и сосны, настроение у меня было очень хорошим - ведь путешествие удалось на сто процентов, я проехал все что запланировал, несмотря на потерю напарника. Я увидел на своем пути массу интересного, преодолел все трудности, хотя по большому счету это было не так уж сложно. Сделал хорошие фотографии, напишу интересный рассказ. Радовало сознание, что есть еще множество прекрасных мест и интересных маршрутов, куда я могу пойти, поехать или поплыть, и для этого у меня есть и силы, и здоровье, и желание.

1 3

Фото Кенчурки

Начало дороги на Кенчурку

Грязь непролазная

Дорога на Кенчурку

Крестьянское хозяйство
«Урочище Бардым»

След медведя

Могила
Курбатова Александра Сергеевича

Плотина на реке Кенчурка

Деревня Кенчурка

Безногий трактор

Сберегательная касса

Усадебка

Привольная жизнь

Потомок старообрядцев - Михаил Воронов

Борть

Филин

1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества