Студия DV-PRO. Главная страница  

Путешествие по Улсу и Вишере

О Вишере мы знали уже давно. Знали, что река эта течет на севере Пермского края, славится своими удивительными скалами, часто в литературе называется "Алмазная Вишера", и добраться до нее из наших мест непросто и недешево. Наверное, поэтому, мы не спешили туда попасть, но мечтали, а пока путешествовали по уральским рекам, что поближе. Но вот настал момент, когда все наиболее интересные и доступные реки были нами пройдены, дошла очередь и до неизведанной Вишеры.

Река Вишера поразила нас своей суровой красотой и отдаленностью от большой земли, там особенно чувствовалось, что она более северная. Вокруг дремучие еловые леса, местами непроходимые. А таких скал, как здесь, мы не видели больше нигде. Даже широко известная Чусовая не может сравниться с Вишерой, с ее великолепными, огромными Камнями - Писаный, Говорливый, да один Ветлан чего стоит!

Множество исторических мест в окрестностях Вишеры тоже прибавляет ей очарования. По берегам заброшенные деревни и села, раньше довольно людные, а сейчас пустые и тихие. То и дело видишь древние бревна, которыми были укреплены берега, остатки пристаней и мостов, загадочные намеки на просеки в лесах - следы работы лесорубов, рудокопов... И более свежие исторические перемены - старые паромные переправы, замененные теперь железными мостами.

На Вишере мы прожили несколько дней нашей жизни - насыщенных, интересных и спокойных. Прошли мы по ней около 130 километров, по самому популярному участку от Усть-Улса до Красновишерска. Жилых деревень на этом участке Вишеры немного - Вая, Сыпучи, Вишерогорск, Заговоруха и Романиха. Вишера полноводная, большая река, и сплавляться по ней можно в любое теплое время года. Места для стоянок проблемы не составляют, отмелей достаточно. Питьевая вода на всем протяжении реки - из впадающих ручьев и речушек. Дно реки каменистое, потому вода прозрачная. Она теплее, чем в Улсе, так что всякие утки, цапли уже встречаются, а вот рыбы немного, хоть местные рыбаки и говорят, что и щуки водятся. Приглянулась нам Вишера, не зря мы о ней мечтали, все ожидания оправдались, и хочется когда-нибудь еще раз сюда вернуться.

1 3

Любопытная информация о реке Вишера

Общая длина реки более 400 км. Устье Улса находится примерно на 180-ом км от устья Вишеры. Начинается Вишера в горах северной части Пермской области, впадает в Каму, недалеко от Соликамска. По берегам реки много грандиозных скал, в которых есть пещеры. Верховья Вишеры труднодоступные по причине удаленности от транспортных развязок и нахождения на территории Вишерского заповедника, свободный доступ в который запрещен. Название "Вишера алмазная" река получила не только за месторождения алмазов, но и за красоту. Кстати большинство месторождений находятся опять-таки на территории заповедника, и законсервированы на будущее. На Вишере, и особенно в заповедной ее части богатейший животный мир, а также большое количество редких видов растений.

Вишера имеет богатейшую историю. В давние времена в этих местах жили манси, поэтому в лесах, при большом везении, можно отыскать следы их пребывания. Более ста лет назад по Вишере сплавляли продукцию Кутимского и Велсовского чугуноплавильных заводов. В начале 1900-х годов заводы закрылись, и пошел отток людей из тех мест. В 30-е годы про Вишеру опять вспомнили, точнее - про лес вокруг, стали строить лагеря для добычи древесины руками заключенных. Сейчас и те времена канули в лету, и Вишера опять приняла облик тихой, таежной реки.

Часть вторая. По реке Вишера

День 9. Из Улса в Вишеру

Надо сказать, что обычно после маленькой речки плыть по большой мне первые полчаса страшновато - кажется, что до берега так далеко, а до дна так глубоко... Потом это проходит. Но сначала я попросила держаться ближе к правому берегу, не посередине. Мы прижались, насколько было можно, там оказалась мель чуть ли не до половины реки. Вода была прозрачной, течение довольно сильным. Мы поглядели вперед по ходу движения, и поняли, что теперь плывем прямо к той черной тучке, что маячила вдалеке. Только она уже стала матерой тучей, закрывшей полнеба, и висела, обмотавшись седыми клочьями, зацепившись за высокую гору на левом берегу Вишеры. Мы поняли, что дождя не избежать.

Тем временем мы проплыли по Вишере примерно полкилометра, и поравнялись с большой отмелью по правому берегу. Она была из мелкой гальки, а местами даже из светлого песка, в самом широком месте метров 20, и длиной метров 200-300. Напротив нее был островок и просторная поляна по левому берегу. Там стояла машина, деревянный навес и пара палаток. Там же видна и дорога. Людей пока не было видно - рыбачат, наверное. Но до их лагеря все равно было далеко, метров триста, так что можно было не опасаться, что мы помешаем друг другу. Мы причалили к отмели, и стали готовиться к встрече дождя. Саша предположил, что как раз здесь и стоял когда-то поселок Усть-Улс.

Мы выгрузили вещи, сложили их на берегу, закрыли лодкой, а сами нарядились в дождевики. И вовремя - сразу пошел дождь. Следующие полтора часа мы гуляли по отмели, а дождь то лил, то капал, то хлестал... А тучи все выползали из-за горы, тащились брюхом по лесу, иногда совсем закрывая его. С реки из леса начал подниматься пар. Стал греметь гром, засверкали молнии. Я порадовалась - ведь гроза долгой не бывает, так что скоро это все должно было закончиться.

Когда дождь прекратился, мы еще полчаса стояли и старались угадать, куда же пойдет туча от горы? Вокруг небо уже было почти чистым, а она все угрожающе висела на вершине. Раздумывали, плыть нам все-таки или нет? Тут Александр посмотрел, который час, оказалось, половина шестого вечера. Стало ясно, что уже и плыть никуда не надо - а вдруг дальше стоянки долго не будет и снова дождь начнется? А здесь хотя бы место для ночлега удобное, и мы пока сухие. Стали разворачивать лагерь снова. Я только попросила, чтобы завтра мы отплыли пораньше, хотелось успеть в Ваю, пока работают магазины.

За полосой кустов нашли место, где кто-то уже ставил палатку, там осталась подстилка, вот ею мы и воспользовались, добавив немного лопухов. Поставили палатку, а я еще нашла большую доску, которая только сверху была мокрой, а внутри - сухая. Мы ее распилили и сварили ужин, вскипятили чай. Пока все это делали, мимо проходили лодки в обоих направлениях, с мотором и без мотора. Вернулись в свой лагерь на левом берегу рыбаки, тоже стали готовить ужин. А у нас на отмели жили три трясогузки, абсолютно нас не боявшиеся. Они деловито сновали, выискивая под камешками насекомых, ловили их, смешно подпрыгивая, поглядывали на нас с любопытством.

Под вечер небо расчистилось совсем, только над горой все также висела туча, периодически отправляя свои куски то правее нас, то левее. А на отмели появились безобидные, но очень навязчивые мелкие мухи. Больше всего они реагировали на яркие цвета, и я, в своей желтой ветровке, была ими просто облеплена. Были и мошки с комарами, но немного. Мы сидели на берегу Вишеры и грызли семечки, наблюдая за рыбаком у островка и за трясогузками. Реку начало заволакивать туманом, он полз по левому берегу снизу по реке. Холодало, и я решила забираться в палатку. Александр меня поддержал.

День 10. Вая

17 августа мы проспали дольше, чем обычно, даже будильник проигнорировали. Вышла я наружу часов уже в девять. Солнца не было, небо в облаках, но дождем они не грозили. А вот река утопала в тумане. Его пласты поднимались с нижнего течения, и снова больше по левому берегу. Гор и леса вдали совсем не было видно. А на нашей отмели - ни клочочка тумана! Парадокс. Потом я взглянула на реку, и с изумлением увидела, что уровень воды сильно поднялся, сантиметров на двадцать. Теперь волны плескались прямо у нашего вчерашнего костра, от которого до реки было метра три. Залило и камни, на которых мы сидели и грызли семечки. И вода в Вишере стала значительно холоднее. Видно, сильные дожди прошли.

У местных трясогузок был несколько недоуменный вид, они не могли понять, куда девалась львиная доля их отмели? Александр сказал - зато течение будет быстрее, и плыть легче. Мимо нас прошла моторка. Рыбаки на противоположном берегу тоже собирались в путь - то ли на рыбалку, то ли уже до дому. У нас собраться быстро не получилось - то Александр пошел снимать кусты, то туман, то еще что-нибудь. Ну, да ладно, зато фильм будет интересный. Я уже давно сложила рюкзак, а он только готовился.

Наконец, мы сели позавтракать. Кстати, на седьмой день пути у нас закончилось сливочное масло, а сыра осталось на один завтрак - надо будет в Вае докупить. Можно сказать, что трех с половиной батонов при умеренно теплой температуре хватает на неделю, и они не портятся. Черного хлеба осталось полбуханки. К тому времени, как мы были готовы отплыть, где-то в половине одиннадцатого, небо стало расчищаться от облаков, но пока не над нами.

На воде нас охватил влажный холодный туман. Он пах сыростью, речной и болотной водицей, но это не было неприятно. У левого берега, куда нам надо было пристать, чтобы набрать воды из ручья, туман все еще оставался густым. Но он не помешал нам услышать шум бегущей воды. Мы подгребли к речушке, набрали воды в канистру, отметив, что она лишь чуть холоднее вишерской. Поплыли мы дальше, радуясь скорости течения, там, где было помельче, камушки на дне просто пролетали под нами.

Мы шли практически посередине реки, справа от нас тянулись три острова, а за ними из леса поднимались живописные скалы, которые Александр снял на видео. Попались нам навстречу несколько рыбаков на лодках и на берегу. Острова мы проходили долго, они были длинные, особенно остров Еловый, и использовались местными жителями как покосы. На островах возвышались готовые рыжие стога, торчали жерди, вкопанные для опоры новых. Наверное, сено переправляют на лодках к дороге, а там везут трактором до Ваи.

Тишина в тумане была потрясающая, очень спокойная и уютная. Воздух теплый, градусов двадцать, даже туман не давал эффекта промозглой сырости. Нам было хорошо... Мы плыли быстро, я сказала Саше, что уж половину-то пути до Ваи мы точно прошли. Я очень стремилась попасть туда еще до вечера, так хотелось попробовать, есть ли телефонная связь, да и в магазины за продуктами заглянуть. От Вишерогорска до Ваи есть грунтовая дорога, всего 105 км., мост через Вишеру позволяет транспорту приезжать в поселок напрямую.

Вишера дальше делала поворот налево, и на повороте высилась темно-серая монолитная скала с тремя вершинами, без солнца она смотрелась несколько мрачновато. У смотрящего создавалось впечатление, что скала перегораживает реку, и дальше пути нет. И почему-то мне показалось, что тянет печным дымком. Мы прошли под суровой скалой, сняли ее, конечно. В конце небольшой протоки тоже были скалы, а за ними - домики Ваи. Уже приплыли!

Издалека Вая выглядела гораздо более перспективно, чем Золотанка. Дома все ухоженные, покрашенные, никакого беспорядка не наблюдается. Множество лодок вдоль берега. А еще до начала поселка, на большой поляне у скал, деревянная беседка сработана. Кстати, у беседки мы увидели катамаран и туристов. По-моему, они там ночевали, а сейчас уже собрались и завтракали (или обедали?).

Улица, шедшая вдоль реки, была над высоким обрывом, и к воде выходила не окнами домов, а задними стенками бань, так удобнее воду туда таскать или накачивать. Дальше шла дорога, а вот уже за ней - фасады домов с палисадниками. По берегу у поселка ходили люди. Мы решили пристать между двумя лодками, где у дома наверху стоял мужчина, у него-то мы и хотели спросить про магазины. Чтобы причалить именно туда, куда задумали, нам пришлось приложить некоторые усилия, потому что течение было стремительным, и норовило пронести нас мимо Ваи.

Только пристали - мужчина и говорит "Можете метра на три-четыре в любую сторону сдвинуть лодку, а то я сейчас буду отсюда водопровод в баню тянуть?" Мы, конечно, подвинулись, и мужчина стал нас расспрашивать - кто, откуда и куда. Мы честно отвечали, чем вызвали уважение и восторг парня, он оказался тоже поклонником водного туризма. Между прочим, местным жителем он стал недавно, года четыре назад, когда купил половину старенького дома за смешную сумму. А так живет он в Челябинске, а сюда приезжал отдыхать и на рыбалку, и так ему Вая понравилась, что теперь он все лето проводит с семьей в симпатичном отремонтированном доме, да и зимой наезжает, от суеты городской отдохнуть.

Нам он тоже рекомендовал присмотреться к местной недвижимости, можно купить развалюшку, восстановить ее, разбирая другие руины, да и жить-поживать. В свой дом он всего тысяч пятьдесят вложил - гвозди, краска, клей и т.п. Еще рассказал, что в июне этим летом прошел с друзьями почти по нашему маршруту, только на квадроциклах - Жиголанские водопады, плато Кваркуш, Кутим... С Василием знаком, козла Проню видел. В Вае нет ни телефона, ни интернета, и потому многие из его знакомых сюда отдыхать ехать не хотят, боятся отрыва от цивилизации. А вот ему здесь очень нравится. Саша спросил, почему он не купил дом поближе к Челябинску, так он ответил - а поближе Вишеры нет! Тайга здесь великолепная, богатая, а власти никакой - делай, что хочешь! Рыбу лови, рябчиков стреляй... Эти слова меня немного смутили, как-то браконьерством они отдают. Надеюсь, отсутствие власти этот мужчина не использует во вред природе и знает меру.

В то время, пока Александр наверху разговаривал с мужчиной и снимал большой заржавленный катер (раза в два больше лодки), мимо меня прошел тихонько старичок. Он вел "кораблик", рыбацкую снасть на хариуса, и осторожно обвел нашу лодку. Спросил меня, далеко ли мы плывем. Я ответила, что в Красновишерск, а потом домой, в Екатеринбург. Старичок оживился - в Свердловск, что ли? А у тебя там далеко улица Советская? Я говорю - нет, недалеко. Тут выяснилось, что родственники старичка живут на этой улице. Нам стало смешно - как тесен мир.

Ну, парень нам сказал, что за поворотом есть магазин прямо на воде, на пароме. Я подумала, что он оговорился, и магазин просто рядом с паромом. Мы отправились вперед, обогнули поселок по дуге, и причалили к отмели. Кстати, по пути видели на высоком берегу среди домов большую вывеску "Стоянка. Дом у реки и баня". А еще дальше, у небольшого сарайчика, на камне белая надпись "Вая - это рай", а на самом сарае "Счастье", вот так! Видимо, большой запас этого нужного продукта хранится.

Метрах в ста ниже по берегу виднелся зеленый шатер летнего кафе. Но я решила подняться в поселок, и поискать хороший магазин там. Александр в этот раз остался у лодки - спиннинг наладить. Ведь мужик сказал, что в заводях здешних щука есть, но ловят ее редко и считают сорной рыбой, кормят ей собак или котов. А охотятся все за тайменем и хариусом.

Наверху на улице молодой парень под музыку, звучащую из колонок, вывешенных прямо снаружи дома, колол дрова, и указал мне дорогу к двум магазинам - в глубине поселка, со звучным названием "Лидия", и на пароме, в зеленом шатре. Я поднялась на параллельную реке улицу, по дороге отметив, что дома здесь все ухоженные, огороды засажены овощами, везде цветы в палисадниках - люди здесь живут и им это нравится. Довольно много новых домов строилось. Поселок радовал глаз.

Дошла я до магазина в конце улицы, но на нем висел замок. Я спросила играющих рядом детей, работает ли магазин, оказалось, что хозяйка - бабушка этих детишек, и сейчас повела младшего домой, скоро вернется. Я стала ждать, наблюдая, как мальчуганы стреляют из игрушечного лука, потом девчушка на велосипеде поехала звать бабушку. Мимо проехала машина, в которой сидели мужчины, явно собиравшиеся на охоту или рыбалку, в лесной одежде, обложенные рюкзаками и другим скарбом. А может, они возвращались уже из леса.

Вернулась девочка быстро, а за ней и бабушка-продавщица, совсем не старая, но озабоченная. Я спросила, есть ли хлеб, но его уже разобрали, причем еще утром, так что найти сейчас в деревне этот продукт вряд ли возможно. Но мне предложили сдобные свежие баранки. Я подумала, что они вместо батона нормально пойдут с сыром на завтрак и взяла, но по глупости только один пакет. Купила еще макароны, пряники и сыр, отдала двести тридцать рублей, и пошла обратно на берег.

Там увидела длинный подвесной мост, который вел к поставленному на понтон павильону магазина "Флагман". На второй половине понтона был установлен зеленый шатер летнего кафе, уже порядком драный. За столиками никого не было. Между прочим, этот понтон - все, что осталось от парома, который еще лет пять назад работал ниже по течению Вишеры, перевозя в Ваю машины с трассы от Красновишерска. Потом там построили мост, и в пароме надобность отпала. Вот его и продали предпринимателю, а он соорудил здесь магазин. А рядом с магазином, на берегу, стоит очень старый большой сарай - лабаз, в котором когда-то давно хранились запас продуктов и других товаров для поселка. Их завозили по воде в навигацию, чтобы хватило на всю осень, зиму и весну.

Я осторожно обошла собаку, лежащую на ступеньках, ведущих к мосту, и зашла в магазин. Там работал телевизор, играла музыка, стояли продуктовые холодильники, давая надежду на наличие в продаже колбасы. Хлеба здесь тоже не оказалось, но зато нашелся лук, молочная свежая колбаса, и даже деревенская сметана и творог в маленьких пластиковых плошках. Теперь можно было и возвращаться.

Сашу я обнаружила слегка озабоченным - он показал мне обломок горлышка бутылки с пробкой, очень острый, и сказал, что он лежал буквально в двадцати сантиметрах от нашей лодки, и мы могли напороться. Александр взял камеру и отправился снимать магазин на понтоне и деревню, а я осталась наслаждаться жарким солнцем и свежей баранкой, попутно любуясь Вишерой. Вода в ней чистая, быстрое течение, глубина практически везде большая, так что нам не приходится вести лодку пешком - очень мне нравятся такие реки! А прекрасный воздух и изумительные виды по берегам довершают картину.

Через некоторое время из своего похода по Вае вернулся Александр, к моему изумлению, неся с собой булку черного хлеба. Это во "Флагмане" умному и обаятельному мужчине девушка-продавщица не смогла отказать в любезности, и продала хлеб, который хранила для себя. Она рассказала, что хлеб завозят в Ваю раз в неделю, его сразу раскупают жители, замораживают и сушат впрок. Еще Саша принес второй пакет баранок. Можно было продолжать путешествие.

Наш путь лежал к новому мосту, где мы собирались пообедать. Мы вышли на середину реки, проплыли уже последние домики деревни, и тут увидели, как над водой летит крохотная синичка-гаичка, а на нее сверху с криком стремительно налетает сокол, сбивает в реку, и начинает заходить на второй круг, чтобы схватить. Птичка отчаянно трепыхалась в воде. Мы стали скорее грести в сторону синички, в это время сокол попытался ее цапнуть в когти, но Александр махнул веслом, чтобы отвлечь его, и он, к счастью, промахнулся. А вот мы успели подплыть, и Саша выловил пичужку. Она была совсем мокрая, но храбро пыталась клевать руку тонким слабым клювиком. Мы подвели лодку к берегу, и Александр поднялся на луг, чтобы ее выпустить. Она даже лететь не могла, ускакала в кусты сушиться и чистить перышки. Мы пожелали ей удачи, и продолжили путь.

Очень скоро показался такой же железный мост, как мы видели у Золотанки, только без волноломов. Мы направились к правому берегу, где было удобно высадиться. Что-то похожее на строительную площадку. Саша пошел поснимать мост и вид с него, а я начала резать салат и колбаску на обед. Мы поели, закусили творогом, сели в лодку и отчалили.

Метров через 400-500 мы прошли мимо большой компании с машинами. Они расположились на берегу с палатками, навесами, веревками с бельем... Там было много взрослых и детей, и, судя по запасам дров, они стояли в этом месте уже давно, и планировали стоять еще долго. Когда мы уже миновали их лагерь, от берега отплыла лодка с тремя людьми и пошла вниз по течению. Потом мы видели, как они набирали воду у маленькой речки.

Мы прошли скалу Голосская, миновали острова Гостинские, длинный и широкий пролет с сильным течением, какую-то затонувшую баржу. Александр покидал спиннинг, но безрезультатно. Для щук слишком быстрая вода, а хариусы с тайменями не клюют на такую приманку. Иногда из леса налетал достаточно холодный ветер, но в остальное время воздух радовал теплом. На небе сменяли друг друга солнце и кучевые облака. После Ваи километров пять по пути встречались несколько вполне приличных, подходящих для стоянки, отмелей. Но вставать было рано. В этот день мы проплыли по Вишере без всяких усилий тридцать километров, несмотря на то, что вышли поздно, в половине одиннадцатого, да еще в Вае стояли часа два. Тогда как по Улсу иногда получалось всего три километра за день.

По правому берегу увидели мы избу, относительно новую, под солидной крышей, а недалеко от нее - рыбаки с лодками. Чуть ниже по течению стоял еще рыбак, Саша спросил у него, что это за изба? Мужчина ответил, что они с односельчанами ее срубили сообща, чтоб на рыбалку ездить. Вишера переставала походить на дикую и глухую реку. Еще надо заметить, что за время путешествия мы так привыкли к чистому воздуху, что даже дым от сигареты рыбака чуяли теперь метров за сто-двести! Ниже по тому же берегу мелькнула еще изба, но уже вся такая таинственная, с замшелой кровлей, закрытая кустарником, к ней и тропинок не было, и казалось, что на берегу специально сделан завал из деревьев, чтобы ее скрыть.

Впервые за наше путешествие увидели большую цаплю, она торжественно пролетала мимо. Видимо, здешние воды уже не такие холодные, как на Улсе, и эта птица может найти себе в них пропитание. Еще наблюдали битву соколов, они подрались, кричали друг на друга, налетали, стараясь ударить. Что не поделили - неизвестно. Утки тоже встречались. В Вишеру впадало много ручьев и речек. Наиболее крупные были Верхняя, Средняя и Нижняя Золотиха. Возле одной из них мы как раз остановились на ночлег, она очень громко шумела, просто как бурный горный поток. Утром, проплывая мимо, мы увидели, что там перекат из крупных камней высотой всего полметра, а гремит, как водопад.

Как всегда, когда было уже пора вставать на ночевку, все отмели закончились. Мало того, даже выходов на берег, где палатку поставить на открытом месте, больше не попадалось. Были тропки, ведущие под полог елового леса, где в темноте и сырости виднелись вытоптанные рыбаками полянки, но нам не хотелось так ночевать, наверняка там комаров полно. Хотелось есть, у меня устали от гребли плечи и руки, да еще почему-то онемела правая нога, видно, сидела неудобно. Так что стимул поскорее высадиться на землю был. Александр съел баранку с голодухи.

Увидели слева впадение речки, подошли посмотреть, нельзя ли возле нее встать. Но оказалось, что там все покрыто большими валунами, заросшими травой, а между ними вместо земли - вода. Так что не вышло. Напротив речки была небольшая скала Гребешки, но возле нее тоже места не было. А вот когда проплыли мимо скалы, на правом берегу увидели открытое пространство, где земля казалась почти белой. Мы подумали, что это светлая галька, и повернули туда.

Это была не галька, а самый настоящий песок, как на море. Туда был выход, мы заметили костровище и тропинки в лес, и причалили. Было около 6 вечера. Мы выгрузили вещи, втащили на берег лодку. Саша стал заниматься палаткой, а я отправилась за дровами. Вокруг были елки и березы, а нам нужна была сосна. Пара этих деревьев виднелась неподалеку, но пройти к ним я не сумела - лес был - сплошной бурелом. Зато там обнаружилось месторождений лисичек.

До этого я планировала сварить на ужин суп "Куриный с вермишелью", но поняла, что он будет грибным. Вот только все дрова, которые мы здесь нашли, оказались сыроватыми, поэтому пришлось довольно долго воевать с костром. Свой запас сухих дров мы экономили на черный день. Но, в конце концов, суп сварился, чай вскипятился, и мы поужинали. В процессе готовки я периодически отходила в лесок - он здесь был просто замечательный, без болотин. Чего там только не росло! И брусника, и малина, и черника, и земляника, и костяника... Больше всего было черники. Я ее насобирала порядочно, так что можно было завтра сделать десерт - творожок с ягодами и сгущенкой.

Еще в этом чудном лесу было огромное разнообразие кустарников, трав и цветов, и все вместе производило пьянящее впечатление, в том числе и прелестным ароматом все этой зелени. Это место просто очаровывало. Единственным минусом было близкое расположение дороги, ведущей в Красновишерск. Она проходила по другому берегу, и по ней часов до 9 вечера грохотали иногда лесовозы. Мимо нас проплыли пара моторок с рыбаками. Когда после ужина мы мыли посуду, обнаружили, что здесь в реке много мальков, и они, как и на Чусовой, не пугливые и активные - хватают любой корм и не шарахаются в сторону от любой тени.

Александр занялся наведением красоты - подогрел воды и сбрил отросшие за время путешествия усы. Резко помолодел. Вот так окончился наш первый день пути по Вишере. Спать мы легли, еще пока даже темно не было. Так как все-таки устали, уснули быстро. Проснулись уже в темноте от рева моторок. Судя по всему, их было три. И в ночной тишине этот звук был просто оглушительно громким. Моторки поравнялись с нами, одна проплыла мимо, а два мотора заглохли и стали приближаться к нашей стоянке.

Александр приоткрыл сверху оконце и выглянул. Он увидел, что длинная деревянная лодка, накрытая белым полиэтиленом, уже причалила метрах в двух от палатки, а вторая, светлая резинка, на середине реки ждет очереди на парковку. Но тут мужчина в резиновой лодке заметил нашу палатку, и стал говорить спутнику, что место уже занято, здесь люди спят. Но тот товарищ из деревянной лодки, вероятно, довольно нетрезвый, ничего не слышал, и, громко кряхтя и матерясь, пытался вылезть на берег на четвереньках. На нем еще был надет грубый брезентовый плащ, который мешал двигаться, так что действовал мужчина на редкость неуклюже.

Выполз, и упал на землю, как подкошенный. Тут только он услышал слова напарника о том, что место занято, и надо плыть дальше. Разочарованный, дяденька снова завалился в лодку и завел мотор. Но ушли они не сразу, сначала пытались найти местечко на противоположном берегу, поэтому еще минут 15 мучили нас ревом, тарахтением и своими криками "О, ё! Да тут везде вода... твою мать!" Видно, то ли сильно устали, то ли бензин уже кончался... И еще долго мы слышали, как они подходили к берегу в разных местах все дальше по реке. Наконец, все стихло, и мы уснули до утра.

День 11. Акчим. Камень Писаный

А утро началось с того, что на берег прилетел ворон, уселся на нашей поляне, и стал петь. Уж такие он рулады выводил! Очень похоже на тропического попугая курлыкал. Потом к нам на крышу прилетели трясогузки, стали там бегать, скакать, трещать крылышками. А одна несознательная птица какнула на палатку. И еще кто-то пищал у нас под лодкой. Саша сказал, что ночью, пока не спал, слышал, прислонив ухо к подушке, какой-то хруст. Видимо, грызун нашел сухарик и ел его под лодкой, но все пакеты с продуктами выглядели целыми.

После звонка будильника я еще полежала немного, и вышла наружу. Батюшки, а там вокруг все как в молоке! Туман такой, что не видно ни берега, ни начала реки, ни конца. Ладно, подумала я, и стала делать зарядку. Сквозь туман призрачным кругом пробивалось солнце. Я довольно долго будила и приводила в чувство Александра, потом он тоже пошел делать зарядку. Потом завтракали баранками и сыром. Александр поснимал красивые цветы, пчелок на поляне, паутину с капельками росы.

Отплыли где-то в 11 часов, когда рассеялся туман. Тогда стало понятно, что день солнечный и теплый. Но уплыли мы недалеко - Саша опять засек избу. Пришлось причалить. Отправились на разведку к домику. Тропинка была выложена плашками из бревен, дворик тоже ими выложен. Избушка добротная, с крытым крылечком типа мини-веранды. Всякая утварь вокруг... Внутри печка, нары, стол... Все как всегда. Но напрягает то, что люди, которые там живут периодически, так по-свински ведут быт. Все, абсолютно все, до последней кружки, было грязным. Как им самим не противно? Неужто трудно помыть за собой? Эта грязь совсем не гармонировала с красотой природы вокруг. Короче, у меня такие избы вызывают брезгливость. А вот Саше все нравится - место глухое, и домик хороший... Мы поплыли дальше.

После впадения в Вишеру Нижней Золотихи пошел длинный прямой пролет. Там видели несколько съездов с дороги к реке, на одном стояла машина, были люди. Река повернула налево, там в заводи под скалами Саша еще раз попытал счастья со спиннингом. Не повезло. Лодка была почти вытащена на берег, я сидела и ждала. Потом по-братски разделили вкусную грушу, и с удовольствием ее умяли. Александр предложил сегодня сварить что-то горячее не в ужин, а в обед, пока хорошая погода.

Нам как раз попалась прекрасная большая отмель посередине разлива реки. Во все стороны - простор, голубое небо, пышные облака. Кудрявые кустики, крупная галька. На противоположном берегу Вишеры живописная небольшая скала. Река золотится под солнцем. Райский курорт! К тому же полно сухих дров. Костер сделали быстро, сварили макароны с тушенкой и кисель на десерт. Богатый получился обед.

На отмели ночевали люди, мы видели следы от палаток, там галька была убрана прямо до земли. Посмотрели карты - где мы. Оказалось, за следующим поворотом нас ждет деревня Акчим, неизвестно - жилая или нет. Мы отчалили, немного отдохнув. Доплыли до скалы по протоке с быстрым течением. Там река сворачивала, на левом берегу зеленел живописный покос с елочками и палками для стогов, а на правом были раскиданы домики Акчима. Еще на реке были несколько небольших островов. По домам стало ясно, что вряд ли кто-то живет в этой деревне. Мы решили там высадиться, поискать живых людей, расспросить их.

Обогнули длинный плоский остров Пальничный, и заметили, как от берега отходит лодка с четырьмя людьми. Трое мужчин в белых рубахах, а один - в черной. Один парень улыбнулся нам, блеснув металлическими зубами. В той же лодке сидела маленькая собачка гламурного вида, типа мальтийской болонки. Она нас звонко облаяла, и лодка скрылась за поворотом. Вероятно, люди приезжали сюда косить и ставить стога. Весь склон, где был расположен Акчим, был выкошен, и стояло множество высоких плоских стогов - такими их делают в этих местах, чтоб быстрее сено сохло. Стогов было больше, чем домов.

Мы стали подплывать к месту выхода к берегу дороги, и увидели, что к покосившемуся сарайчику подходит пожилой дядечка, снимает замок, достает мотор для лодки. Сарай он снова закрыл, мотор навесил на лодку, и отчалил нам навстречу. Александр его остановил и спросил, кто здесь живет. Старичок ответил, что живет тут один. Саша говорит - а как же без электричества? А старичок говорит - у меня генератор есть. Выяснили, что зовут его Геннадий, ему около 70 лет. Живет он охотой и рыбалкой. Но он торопился, так что долго разговаривать с нами не стал, уплыл, а мы пошли осматривать деревню.

Тот ее живописный участок на склоне было лишь половиной Акчима, остальная часть шла ниже по течению реки уже на пологой низинке. Дома располагались хаотично, без намека на улицы. Огородов уже тоже не было видно, только дома в окружении травы и кустов. На всех более-менее открытых и ровных местах трава была скошена, а вокруг строений высилась в рост человека. Кое-где разросшиеся деревья почти скрывали крыши и стены. Все домики старые, покосившиеся, но практически на каждом висит замок. Ясно, что люди сюда приезжают, видимо, используя дома как место для ночевки по время покоса или рыбалки. Бывшие это жители Акчима или соседних деревень - неизвестно.

Мы поднялись по дороге на горку, осмотрели два дома, где, предположительно, и жил Геннадий - только к ним были протоптаны тропинки. Все было крайне бедно. Видно, что готовит он летом во дворе на маленькой железной печке, там стояла и посуда - все старое, заржавленное и убогое. В сарайке такой же старый инвентарь, инструменты. Огорода нет, и непонятно, где же Геннадий берет овощи, картошку, хотя бы? И ни козы, ни собаки у него, ни кота... Короче, печально все.

Потом я спустилась поближе к лодке, а Саша отправился поснимать дальние домики. Одна банька была во всю высоту меньше его роста, примерно по грудь, а внутри вообще для лилипутов - предбанник не больше 140 см, там лежали дровишки, старый ковшик. А сам вход в парилку вообще по пояс, войти можно только на коленях. И внутри крошечное оконце для света, маленькая лавочка, сантиметров 30 шириной, полатей нет. Печурка старенькая, а на нее навалены железные детали - шестеренки и тому подобное, видимо, чтобы это все нагревалось и держало тепло. Дома частично разрушены, заросли черемухой, стены ушли в землю, иногда метра на полтора. У домов иногда висели какие-то лохмотья древней одежды, иногда - инвентарь для сенокоса, всякие вилы, самодельные деревянные грабли. На домах с замками висят занавески на окнах, чтобы посторонние глаза не видели, что там внутри.

Вид с пригорка открывался прекрасный, мирный и уютный. Солнце освещало зеленые покосы, золотило реку. Запах трав и цветов добавлял очарования. Впервые за поход я увидела двух стрекоз... Было очень жаль, что люди ушли из такого места. А еще больше жаль, что таких мест по Уралу и России тысячи и тысячи...

Наконец, Саша вернулся, пожаловался, что все ноги крапивой обжег, и мы сели в лодку. Обогнули небольшой мысок, и увидели на правом берегу стояночку. Там на полянке трава была выкошена, и имелось костровище. Мы вышли, побродили по стоянке, решая, ночевать ли здесь или нет. В конце концов, постановили плыть дальше, потому что время еще было не позднее, а прошли мы всего 17 километров от ночевки. Так что мы просто поужинали там салатом, закусили пудингом собственного приготовления из черники, сгущенки и творога, да и поплыли дальше.

Ниже по течению, по правому берегу Вишеры возвышались скалы, которые назывались "Камень Писаный", а за ними должно быть село Писаное, и еще на карте в скалах была обозначена пещера. Нам захотелось пристать туда и поискать вход в пещеру. По длинной протоке мы приблизились к Писаному, и изумились, насколько он высокий, около 80 метров, гораздо выше, чем скалы на Чусовой. При этом его грандиозные вершины тянулись далеко за поворот, и конца ему не было видно.

Конечно, мы захотели на него забраться, ведь вид сверху обещал быть незабываемым. Рядом с камнем на правом берегу видны были две стоянки, явно для больших групп туристов, со столами, табличками, костровищами... А под самим Писаным нашелся выход на берег и уходящая наверх тропа. Мы втащили лодку на камни, осмотрелись в поисках рыбаков или туристов на реке - никого не было. Тогда мы отправились к вершине по крутой тропе. Она была земляная, с корнями и камнями, за которые можно было цепляться и ставить на них ноги, так что подниматься было не слишком сложно. Но в одном месте на тропу упало дерево, а Саша его не заметил, глядя, в основном, под ноги, и ударился головой. Таких упавших деревьев было много, и большая часть их была пропилена бензопилой. Наверное, туристы здесь не редкость.

Но вот мы поднялись на вершину и вышли к краю скалы. Оттуда до горизонта открывался простор неба над лесами, величественная Вишера в оба конца, село Акчим вдалеке, остров ниже по реке и уходящие бесконечно вершины камня Писаный... В спокойной воде реки отражалось небо, облака, скалы и сосны. Александр снял этот дивный вид, и мы перешли на другую вершину, более высокую и открытую. Даже воздух здесь, наверху, имел какой-то особенный аромат свободы. Наверное, где-нибудь на Эльбрусе так же люди чувствуют себя парящими над миром. Казалось, мы на одной линии с летящими по небу облаками. Напротив камня на противоположном берегу виднелась стоянка. А на самих вершинах кроме сосен росли еще и кедры. Уходить не хотелось, но мне пришлось - лодка-то внизу с вещами одна, без присмотра. Так что я потихоньку стала спускаться вниз, стараясь не поскользнуться, а потом ждала Сашу на бережку. Он помахал мне сверху, и пошел к следующей вершине.

Александра не было довольно долго, а когда он спустился, то первое что сказал - быстро плывем к противоположному берегу на стоянку, чтобы успеть до дождя. Это он сверху увидел приближение ненастья. Так мы и сделали. Прихватили с собой сосновое бревнышко на дрова, и пристали к берегу. Все было хорошо, кроме черной, сырой земли под ногами. Она была растоптана ногами десятков туристов, а высыхать не успевала из-за тени от густого леса. Так что подниматься и спускаться к воде было очень неудобно. Но выбирать не приходилось.

Выбрали мы место под палатку под большой раскидистой елью, там было сухо, и лежали хвойные ветки. А сама поляна имела прямоугольную форму, была большой и достаточно обжитой. Правда, красоты там не наблюдалось, но все было практично - чурбаки, лавочка, костровище, и даже дрова, накрытые коробками. Вся красота была на другом берегу - вид "из окна" очень радовал - великолепные скалы впечатляли... Палатку мы поставили до дождя, вещи все успели сложить и накрыть лодкой. Но осадки оказались небольшими, в палатке посидеть пришлось всего минут двадцать, а потом можно уже было ставить воду на вечерний кофе. Мы как раз успели записать на диктофон дневные события.

Вышли наружу, пошли искать мелкие дрова на розжиг, потому что на стоянке были только крупные чурбаки. Оказалось, что позади поляны буквально в двух метрах начинается болото, и дров там искать глупо. Тогда мы использовали свои запасы. И еще выяснилось, что близкое болото обеспечило эту стоянку некоторым количеством гнуса - очень мелких, почти невидимых, мошек, которые больно кусаются. Дождь и прохладная погода сделали их неактивными, но силы у этих крошек хватало, чтобы ползать у нас по ногам, там, где ступни, и покусывать. Укусы потом, естественно, будут чесаться. Так что пришлось нам срочно носки и штаны надевать, репеллент от комаров на них не действовал.

На хорошем костре вода быстро вскипела, и мы выпили кофейку с сарапульскими пряниками, а потом и на завтра чай заварили. Сидели на чурбачках, любуясь камнем Писаным, и обсуждая, скольким этажам дома соответствует его высота. Сошлись на пятнадцати. Сосны на вершине скалы выглядят, как карандаши. А мы наверху были, и знаем, что сосны нормальной высоты. Вот так.

Течения в реке под Писаным почти не было, вода была зеркально гладкой. В ней отражался камень с разнообразными узорами на поверхности, с нишами у линии воды. Их отражение создавало иллюзию букв, можно было прочитать слово "здесь". Иногда вдали слышался грохот и рев моторов лесовозов с дороги, но совсем тихо - далеко все-таки. А еще слышали голоса на реке - рыбаки, наверное. Наконец, догрызли мы семечки, и решили ложиться спать, а то становилось и темно, и холодновато. Умылись и нырнули в палатку. Мы заметили, что на этой стоянке удивительно тихо - река не шумит, скала от всех звуков отгораживает с одной стороны, лес - с другой. Да и сам лес не шумел, ветра не было. Поэтому в палатке создавалась иллюзия настоящей спальни в доме, что давало надежду на спокойный сон.

Ха! Размечтались. Как только абсолютно стемнело, а мы покрепче уснули, и началось. Сначала кто-то толи пришел, толи подплыл к берегу внизу, и стал чем-то брякать. Причем совсем рядом. Александр выглянул и сообщил, что это идет на шесте против течения рыбак на лодке. Рыбак тащился вдоль берега минут десять. Потом мы снова заснули. Ненадолго. Мимо протарахтела моторка. Уснули опять. Проснулись от звуков хождения по берегу под нашей палаткой. Александр выглянул, вздохнул и вылез из палатки прямо в трусах.

Под нами очередной рыбак устроился ловить рыбу, разложил свои причиндалы, видимо, надолго. На Сашин вопрос "Кто здесь плавает ночами?" ответил "Таймень не берет ни хрена". Логично. Рыбак был уверен, что таймень живет в омуте под Писаным, но отчего-то не желает клевать. Господи, этот таймень, как порядочная рыба, наверняка спит и видит сны. Саша спросил, надолго ли рыбалка? Тот говорит - да мы тут с братом до утра планировали... Александр выразил беспокойство - как спать-то в такой компании. Рыбак искренне удивился - ведь мы, говорит, не воры какие-нибудь, и будем очень тихо. И в подтверждение своих слов, что они с братом не нарушат нашего мирного сна, выронил с грохотом уключину. Я в палатке уже тихо подвывала от смеха. Саша пожелал рыбаку побыстрее поймать тайменя и идти спать.

День 12. Сыпучи

Мы надеялись, что шуметь больше не будут. К чести рыбака, он постарался, и мы до утра спали хорошо. Я даже будильник проспала, встала уже в девять утра. Тумана не было, тепло, небо в легкой сероватой дымке. Но пока мы делали зарядку, все раздуло и выглянуло солнце. Пока собирали вещи, вокруг летали стайки синиц и еще мелких птиц с блеющими голосами. Отплыли. Прошли мимо гряды камня Писаный, и впереди заметили катамаран с людьми. Но гребли только двое из них, потому плыли медленно. Вот чьи голоса я слышала вечером и утром.

Мы их догнали возле нежилого поселочка Писаное, от которого осталась одна сгнившая баня на красивой поляне. Мы пристали туда, умылись и подкачали лодку. Люди на катамаране прошли мимо нас, задавая обычные вопросы и не дожидаясь на них ответа. Там были сельского вида тетки, толстые и веселые, и такие же мужички, только тощие. А с ними две собаки, довольные жизнью.

Потом мы поплыли дальше. Солнце светило ярко, но порой налетал довольно сильный ветер, и становилось зябко. Кроме того, силы ветра иногда хватало, чтобы снести лодку назад, если мы переставали грести. Видели по пути цаплю, грациозную, совсем не пугливую, она стояла то на одном берегу, то на другом, разрешила себя снять с близкого расстояния.

Мы прошли длинную протоку, и дальше увидели четыре странных острова - они стояли поперек реки, напоминая опоры моста, заросшие кустами и травой. Когда подошли ближе, убедились, что это рукотворные острова, из-под травы торчали бревна. Но вот откуда и куда вел мост - непонятно, в лесу на берегах был лишь слабый намек на бывшую дорогу - деревья там стояли более молодые. Недалеко от остатков моста видели железный бочкообразный предмет длиной метров 5-6. Мы предположили, что это часть понтона от парома. Напоминала она торпеду или ступень ракеты.

После этих островков на правом берегу увидели большую поляну, на которой явно раньше находилась деревня. Поглядели по навигатору - точно, была здесь когда-то деревушка Воронья. Был уже час дня, нам захотелось устроить себе горячий обед, и мы приглядели стояночку после поляны - там стояла живописная елка, у которой внизу ствол был голый, а крона вверху почти круглая. Под ней тропинка на берег, костровище. Вот туда мы и пристали.

Оказалось, что дров там нет, так что я отправилась ниже по течению в лесок. Саша пока сооружал подставку для котелка. Подошла я через кусты к опушке, заметила пару небольших сосен, и стала пробираться к ним через неглубокое болотце. Там на кочке росли два симпатичных подберезовика. Вдруг я увидела метрах в пяти от себя какое-то движение, и через секунду из-под куста с шумом и треском взлетел большой черный глухарь. Его перья были такими темными, что казались бархатными, он выглядел очень тяжелым и мягким, захотелось его потискать. На черном фоне ярко выделялись красные перья у хвоста или на крыльях. Я порадовалась, что так вовремя пришла за дровами, глухарей я еще так близко не видела.

Подошла я к сосне, сбила с нее нижнюю сухую ветку, подобрала еще пару под деревом, и принесла Александру. Горели они прекрасно, так что мы сварили куриный супчик и кисель. Пообедали на славу. А наш котелок помыли, как всегда, мальки. За время обеда мимо проплыла лодка с рыбаками. Потом мы пошли дальше, и возле интересного камня Сыпучий, нашли нежилую деревню Сыпучи. Жилая с таким же названием находилась ниже по течению, километрах в двух.

Мы пристали к берегу, и Саша пошел снимать кладбище и остатки домов, а я ждала у реки, рассматривала камень. Его поверхность была вся в полосах, осыпающейся земле и упавших деревьях. Видимо, за такую структуру, не держащую почву, камень и назвали Сыпучий. Смотрелось это красиво, стены состояли как будто из кирпичей, образующих дуги и складки.На одном дереве внизу висела табличка, размещенная здесь представителями Православной церкви, она повествовала о том, что здесь в 1906 году была построена деревянная церковь, закрытая в 1934 году. И еще то, что в 18 веке здесь крестили язычников-манси. Рядом с местом нашей высадки сквозь заросли кустов и травы виднелся старый мост через речушку, довольно грубо сработанный из толстых бревен, причем разного диаметра. По нему иногда еще проезжали машины - это было понятно по старым колеям.

Саша вернулся минут через двадцать. Он увидел, что деревня Сыпучи располагалась на склонах двух невысоких горок, стоящих перпендикулярно Вишере. Между горками текла маленькая речка Сыпучанка. Сама деревня была совсем небольшой, развалин избушек виднелось немного. Исследовал Александр кладбище, его удивило то, что могил было гораздо больше, чем могло жить людей в такой деревушке. Могилы были разбросаны по склону горы выше деревни, причем нередко несколько могил объединялись общей оградкой.

Среди могил имелись и совсем безымянные - просто деревянный крест, без имени, без фотографии, без дат рождения и смерти. Учитывая, что деревня была основана в 1765 году, это не удивительно, и как раз объясняет количество могил - за столько-то лет покойников накопилось много. На горе было множество поваленных деревьев, и многие из них упали прямо на могилы, сбив кресты и памятники. Потом нам местные жители рассказали, что года три назад здесь прошел ураган - это его работа. То-то мы уже видели такие завалы деревьев на других горах вдоль реки - не сплошняком, а полосами.

Еще Александр зашел в пару разрушенных домов. Там высота домов была нормальной, не как в предыдущей деревне - окна на уровне пояса. В одной избе явно был цокольный этаж кроме первого. Вся площадь деревни густо заросла травами, а рядом с домами росла конкретно крапива, просто в поле ее не наблюдалось. Он обратил внимание на протоптанные в высокой траве ходы, некоторые оканчивались небольшими полянками, похожими на лежки животных, такие обычно косули себе делают. А может и не копытные, неизвестно.

Перед отплытием Александр еще поснимал на камеру толстую разноцветную гусеницу, и мы отправились дальше, к жилой деревне Сыпучи. Уже из лодки мы увидели, как оттуда вышла вахтовка, проехала вдоль реки и через нее по броду к острову, объехала его почти кругом и куда-то скрылась. Мы тем временем прошли мимо Сыпучего, полюбовались на него, проплыли мимо УАЗика на берегу, рыбачьих сарайчиков, лодок. Мы решили пристать, когда увидели вывеску "Магазин "Лиза", нам нужно было кое-что купить. Высадились там, где кучковались несколько местных мужичков. Саша еще хотел зарядить аккумулятор видеокамеры.

Мы как раз успели за полчаса до закрытия магазина, и купили там сушки-печенье, и немного подзарядили аккумулятор. Александр общался там с жителями Сыпучей, а я сидела на бережке, угощала печеньем собаку и смотрела, как по реке ездят лесовозы. Мужчины на берегу были заняты отправкой лодки с мальчиком и взрослым дядей, одетых в невероятные для этих мест спасательные жилеты. И все очень волновались, как же они доплывут - в лодке было полно провизии. Саше рассказали, что в Вишере сейчас никакая рыба не клюет, потому что поднялась вода. Сказали, что три дня назад проплыли туристы, те, что молились на Кваркуше.

Закончив свои дела в Сыпучах, мы отчалили, намереваясь набрать где-нибудь воды. Мы уже пытались это сделать, но две последние речки, встреченные нами, оказались с мутной сероватой водой. Направились мы к правому берегу, где у скалы Гремячевский камень должна была впадать речка Малая Шалюга, но она была почти стоячая, с такой же мутной неаппетитной водой. Прошли мы большой остров справа, а за ним открылось место, куда приезжали все лесовозы, которые мы видели. Там возвышались штабеля бревен, и разгружался последний лесовоз. Все гремело, звякало и бухало.

Дальше прошли речку Большая Шалюга - та же история с водой. Я уже стала думать, что придется набирать прямо из Вишеры и кипятить. Мы хотели сегодня сделать побольше километров, поэтому поужинать где-то и плыть дальше. На правом берегу заметили подходящее место - узкую каменистую осыпь под обрывом. Туда и пристали. Поели консервированного салата с колбаской, закусили грушей. Доели черный хлеб - он достойно продержался десять дней. Кстати, когда усаживались за ужин, почувствовали приятный аромат, и поняли, что вокруг растет мелисса. Конечно, мы ее набрали с собой для заварки чая. Посидели очень приятно - тихий вечер, закатное солнце, чудные виды просторов, отражение синего неба, отсутствие кусачих насекомых - все располагало к отдыху и неторопливым размышлениям.

Дальше мы проплыли мимо четырех рукотворных островков, идущих через реку, отмечающих, что когда-то здесь был мост. И близко от него на берегу находилась поляна, где могла когда-то стоять деревня с необычным названием - Потаскуево. Но в карте на навигаторе она была не отмечена. Низкое солнце светило нам в глаза, но мы все-таки рассмотрели вдали на левом берегу отмель - широкую серую полосу. Направились к ней через разлив Вишеры, и уже подплывая к берегу, обернулись и заметили остатки двух домов на той поляне - и правда тут деревня стояла.

Отмель, куда мы высадились, оказалась не только широкой, метров 15-20, но и очень длинной - с километр. С нее имелись несколько выходов наверх, в поля. Но наверх нам было не нужно, нам и здесь было хорошо. Мелкие камешки как раз подходили для установки палатки. У дальнего конца отмели рыбачил местный из Сыпучей, ловил хариусов на кораблик. Показал улов, штук двадцать небольших рыб, сантиметров по 30. Кстати, здесь в Вишере появились небольшие участки дна, покрытого длинными водорослями, множество мальков, а значит, и цапли с куликами, да и утки стали чаще попадаться с утятами. Последние две утки сидели рядом с нами на отмели, не пугаясь. Александр прогулялся по берегу, нашел кучи горбыля, видимо, привезенные сюда как дрова местными рыбаками. Так что проблем с костром у нас не было.

От вида перед нами просто захватывало дух, на небе не было ни облачка, противоположный берег за синей рекой радовал глаз травяными просторами. Теплый воздух чуть колебался от легкого ветерка. Поставили мы палатку. Александр помыл лодку, потом мы и сами вымылись с комфортом - течение оказалось как раз таким, как надо. В это время на другой берег пристал катамаран, на котором путешествовала семья с детьми. Они обосновались на поляне в кустах. Детки поначалу кричали и визжали, но потом все затихло.

После заката ветер совершенно стих, и прилетел гнус. Александр жаловался, что его кусают. Он надел штаны, носки и кофту в защитных целях. Я, как всегда, никого не замечала, никто меня не кусал. Мы заварили чай с мелиссой, подсчитали, что прошли сегодня километров двадцать, несмотря на встречный ветер и постепенный спад воды. Сидя на берегу Вишеры мы любовались нежными красками облаков, а когда небо посерело, пошли спать.

День 13. Велгур. Щугор

Ночь на этой чудесной отмели прошла спокойно, только было холодновато – ведь палатка стояла совсем рядом с водой, и сырость проникала к нам свободно. Проснулись, как всегда, по будильнику, в восемь утра. Слышно было, как соседи на противоположном берегу уже рубят дрова для костра – видно, дети спозаранок кушать просят. Потом готовили завтрак под бренчание гитары, пели – веселые люди. А Вишера вся утопала в тумане, не видно было ни начала, ни конца, ни берега напротив. Но при этом светило солнце и уверенно нагревало воздух.

Мы сделали зарядку, заварили на завтрак кашку, и сжевали с баранками. Быстренько собрались и поплыли. Задача была в районе обеда доплыть до нежилого поселка Мартино. Вода совершенно гладкая, даже течения не заметно. Потому дивной красоты отражение неба и берегов вокруг нас радовали взгляд. Попадались стайки уток, с одной из стоянок взлетели три цапли и несколько ворон. Мы искали речки, где набрать воды, но в двух попавшихся снова она была мутной. Но вот на правом берегу Саша заметил небольшой ручеек, где мы смогли пополнить запас воды, чистой и прозрачной.

И скалы симпатичные видели. Сначала по правому берегу очень оригинальные скалы Столбы, а через пару километров увидели еще одну скалу. На ней белел плакатик с надписью «Камень Дыроватый». Мы поначалу мимо проплыли, но разглядели, что в нем всякие дырки-пещерки, да и тропинки на берегу есть, значит, люди туда ходят. Ну, решили пристать, поглядеть. С воды камень сняли на видео, с трудом выгребли против течения немного назад, и высадились. Укрепили лодку, чтоб не снесло, и пошли по тропе. Метров через десять она повернула наверх, а чтобы пройти ко входу в пещеру, надо было спуститься в узкую расщелину. К счастью, мы не страдаем лишним весом, так что протиснулись успешно.

Пещера оказалась знатной – у нее был центральный вход, высокий, почти на всю высоту скалы, и он вел довольно далеко вглубь, но метров через 5-7 сужался так, что пройти уже было нельзя. Поверхность стен здесь была неровная, а глубокими бороздами с острыми краями, покрытыми сероватым налетом. Внутри было холодно. И еще имелись вход направо и налево. Правый ход еще разделялся на два, и был довольно глубок. Александр там тоже поснимал. А левый ход, совсем узкий, вел насквозь в соседнюю пещеру. Туда мы не полезли, чтоб ничего об камни не порвать.

Потом я вернулась к лодке, а Саша захотел еще забраться наверх камня, чтобы снять панораму. Оказалось, что тропа вся завалена, грязная, и ведет большой петлей. А вид сверху открывался только на пройденный участок реки да поляну, где когда-то стояла деревня Мартино, и гора рядом с ней, на которой явно видны были следы урагана – местами все деревья были повалены, поломаны, торчали половины берез, зеленела трава. После камня Дыроватый мы прошли мимо бывшей деревни, и в конце ее заметили удобную маленькую отмель с выходом наверх. Там и решили пообедать. Порезали салатику, хлеба-сала, и поели. В реке снова было много мальков.

Дальше шли большой и прямой протокой, по левую сторону от которой стояла в некотором отдалении от реки стена камней. Нам показалось, что там есть еще небольшой рукав Вишеры. Камни эффектно поднимались из леса, похожие на древние крепостные стены. Через 4 километра от места нашего обеда должен был быть поселок Велгур. Мы не знали, жилой он или нет, но по пути нам попался рыбак, и мы решили, что поселок вполне может оказаться обитаемым. Но мы ошиблись...

Поляна с остатками домов Велгура (кстати, многие неплохо сохранились, наверное, он заброшен недавно), находилась прямо на изгибе реки. Но вот выйти на берег можно было только в самом начале, у кладбища, но там выход не радовал удобством. Мы проплыли уже мимо поселка, мимо скал напротив него, прошли петлю, окаймленную густым ивняком. Течения совсем не было. И вот заметили выход на берег – на покос, вероятно. Там на поляне стояла кровать с панцирной сеткой и стол, и Саша отправился осматривать остатки Велгура, одевшись как следует, поскольку все вокруг заросло крапивой, а трава выросла по грудь.

А я ждала рядом с лодкой, наговаривая на диктофон последние события и впечатления. А впечатления самые приятные и сильные – Вишера бесподобно красивая река – все эти разливы, монументальные скалы, цветущие луга, бескрайние леса просто завораживали. Пока ждала, стал накрапывать мельчайший дождик, я даже не стала доставать тент и укрывать вещи. Небо сегодня было затянуто дымкой, но очень тепло, и даже приятно отдохнуть иногда от солнышка, а то во второй половине дня оно нещадно слепит, когда плывем в его направлении.

Тут вернулся наш любитель старины, и рассказал, что видел. Трава по дороге иногда была ему по плечи, он дошел до домов, поснимал их. Рядом росли кусты смородины, даже с ягодками. Под ногами валялись доски, некоторые с гвоздями, а он в сланцах. Через окно Саша влез в домик, он оказался большим, и разделен на три помещения. По центру комната побольше, и окно у нее больше, а справа-слева – комнатки поменьше, с небольшими оконцами, железной кроватью, печкой-голландкой, а вниз, в подпол вела лесенка, но вход был уже провален. А внутри стены были покрашены синей краской, в предыдущих избах были просто бревна. До крайних изб Александр решил не ходить - далеко.

Дождик немного усилился, поэтому мы решили плыть, накрывшись тентом, чтобы не ждать, когда осадки кончатся. Где-то в половине пятого вечера мы отчалили от Велгура. Собирались сделать сегодня побольше километров, то есть поужинать где-нибудь, и плыть еще пару часов. Все равно в дождь на стоянке особо делать нечего, а плыть он не сильно мешал. Справа от Велгура прошли странный камень – как бетонная стена, наклоненная сверху вниз слева направо.

Нам казалось, что такая крупная скала должна иметь название, и, увидев у подножия синий щит, подплыли прочитать его. Но оказалось, что там название не скалы, а реки, впадающей в Вишеру рядом – «Река Щугор». Река была немаленькая. Рядом на обоих берегах находились ровные поляны с остатками домов деревень Щугор и Большой Щугор. На вершине горы виднелся белый объект – то ли будка, то ли стела памяти героев войны… Мы знали, что на Большом Щугоре в 60-х годах добывали драгой алмазы, и драгой перекопали всю реку.

Справа тоже стояли нежилые дома, причем даже со стеклами. А возле одного из них был построен новый сарай, туда вела наезженная дорога, тропинки вились. А дальше вообще кто-то строил дом. Между деревнями реку разделял остров, за которым что-то шумело – наверное, это впадал Большой Щугор. Потом река делала некрутой поворот, и Вишера дальше далеко просматривалась. Нам попадались протоки с сильным течением, где нас быстро несло, а местами течение пропадало вовсе, тогда приходилось работать веслами. Уже хотелось поужинать, и мы выглядывали подходящую отмель, чтобы можно было развести костер.

Такая быстро нашлась – пляж с туристической баней, выход наверх между двух горочек. Наверху оказалась скамейка, костровище с дровами и надпись «Мусор на земле не растет. Мы сеем его сами». Мы приготовили на костре, несмотря на мелкий дождь, пюре с тефтельками, и с удовольствием поели горячего. Только Саша снова экипировался от мошек.

Поскольку шел дождь, мы поплыли дальше, чтоб не ставить палатку в сырости. И тут Александр заметил на самом повороте, что у кустов в воде кто-то, или что-то стоит. Похоже было на крупное копытное – лося или оленя. Далековато было, но мы разглядели, что он коричневый с более светлой попой, стоял, топтался, поворачивался. И вдруг исчез. А после этого из-за поворота вышла моторка – она его и вспугнула, видимо.

Проплыли мы дальше, видели острова, съели по мандаринке, Саша спиннинг покидал, опять безрезультатно. Дождь прекратился, остался туманчик. Но стоянок снова не было. В одном месте по правому берегу бродил рыбак с "корабликом". И ходил уже по тому месту, где раньше стояла деревня Долгое Плесо. Там через гору вела дорога в следующую деревню Арефа. Мимо Арефы мы прошли, и рыбаков становилось все больше.

У нас закралось подозрение, что Вишерогорск уже совсем рядом, хоть мы и предполагали, что сегодня до него не доплыть. Через всю поляну, оставшуюся от Арефы, шли две дороги, и по той, которая подальше от реки, ехала большая машина-вахтовка, а за ней идет маленький трактор и тащит большой жилой вагончик. Машины шли медленно, но ревели и рычали на всю Вишеру. И вдоль дороги были кучами разложены хлысты – стволы сосен. Вероятно, на этом месте решил кто-то строить дома, иначе объяснить появление здесь этой древесины не получается. А вагончик, наверное, чтобы жить тут во время строительства.

В поисках стоянки мы прошли мимо бывшей Арефы, но ничего стоящего не нашли. Было одно местечко, но там так намусорено, и вся земля в кочках, так что мы не остановились. Дальше виднелась небольшая отмель и дорога, уходящая в горку. Мы высадились. Александр проверил, где проходит дорога – оказалось, не рядом, а за лесочком. По берегу же вилась узкая дорожка, только для мотоциклиста впору. Мотоциклистов мы сегодня уже видели. Плыли мимо – глядим – мужчина моет резиновую лодку-одноместку. А потом свернул ее, сунул в полотняный мешок, сел на мотоцикл – и уехал. Удобно так на рыбалку ездить. А другой мотоциклист проезжал в другую сторону, от Вишерогорска... В общем, решили мы здесь и встать. Разгрузили лодку, сложили вещи, накрыли лодку тентом, сполоснулись. Мне что-то было прохладно, и хотелось уже в палатку, да и комары-мошки донимали.

Чай пили уже внутри. Кстати, когда поставили палатку, обнаружили дальше по правому берегу какие-то строения. Нежилые, подумали мы. Посмотрели по навигатору – как бы ни так! Это окраина Вишерогорска оказалась, всего 500 метров до нее. Ну, это было неплохо. Мы как раз хотели в магазин зайти, да и попробовать маме позвонить нужно – ведь всю дорогу связи не было! А еще стали закрадываться в голову мысли, что скоро путешествию нашему конец, и снова надо возвращаться в город… Это наводило тихий ужас. Думать о пробках, пыли и толпах народу не было желания совсем. А здесь, на Вишере, даже в дождь хорошо…

День 14. Вишерогорск

21 августа, переночевав у Вишерогорска, встали туманным утром, но из палатки выходить не торопились. Ну, потом все-таки сделали зарядку, накипятили чай на сухом горбыле, позавтракали. Вот только умыться не удалось – по поверхности воды колыхалась радужная бензиновая пленка и плавал мусор. Отчалили мы, и сначала плыли вдоль нежилой окраины, даже стали побаиваться – а вдруг весь поселок такой заброшенный? Но вскоре начались люди и жилье. И даже большое стадо коров бродило по берегу.

Мы пристали, я узнала, где здесь магазин, взяла пакет с мусором, и отправилась в поселок. Надо было пройти налево по улице, подняться в горку, и там был магазин «Вишера». В нем я купила все, что надо, и на обратном пути отметила, что в поселке есть и детский сад, и даже Дом культуры! И по пятницам-субботам дискотека. Еще были закрытое здание столовой, фельдшерско-акушерский пункт и почта.

Александр тем временем сидел на деревянном причале, свесив ножки. Когда я вернулась, он взял видеокамеру, и понес ее заряжать в тот же магазин. Не было его довольно долго, я и позагорала, и газету почитала… Полюбовалась на ласточек, видела пару людей на байдарке. Местные рыбаки ловили на удочку рыбешек сантиметров по 15, может, и хариусы. Попробовала позвонить в Екатеринбург, но связи так и не было. А рядом парень говорил по сотовому… И тут до меня дошло – я же сама отключила как-то функцию роуминга в своем телефоне. Так что не судьба дать родным весточку о себе. Придется попросить телефон у кого-то.

Появился Саша, как всегда, эффектно – неся в руках половину большой дыни! И предложил отобедать здесь, на пирсе. Мы достали баночку фасоли в томатном соусе, и сжевали содержимое с остатками сырокопченой колбасы, которая проплавала с нами 11 дней, и осталась при этом свежей. А закусили сладкой дыней. Буржуи. За обедом Саша рассказал, что его удивил разнообразный ассортимент магазина – было даже шампанское. Только все продукты дорогие, кроме хлеба. Квас, например, 118 рублей за 2 литра, у нас 80. Думаю, люди ездят за продуктами в Красновишерск на оптовую базу.

По большой дуге мы проплыли вдоль Вишерогорска, уже начался лес, и тут мы заметили впереди не то мост, не то понтонную переправу – издали не видно. Подошли ближе – там справа даже большие катера стоят, уже просто как настоящие корабли. А кое-кто их них уже почему-то на берегу. Только два на воде. Видно, пришли сюда весной по высокой воде, и остались до следующей навигации. Это оказался действительно деревянный мост на понтонах (круглых металлических бочках). Проплыть под ним было нельзя, так что мы убрали из лодки рюкзаки, и спустили ее у берега на веревке, там высота позволяла. Я ловила внизу, а Александр шел позади лодки, удерживая ее.

За мостом мы уселись в лодку и поплыли дальше, отметив, что от этого места Вишера уже не та. Вода мутная, в бензиновых разводах, ибо моторок здесь рыскает множество, на дороге у моста куча машин, воняет горючим… Потом вроде стало почище, и рыбы побольше. Но по-прежнему, Александру рыбы не давались, несмотря на смену наживки. Только, как в насмешку, за приманкой-воблером, похожим на рыбку, при каждом броске увязывалось 3-4 хариуса, и они плыли за коллегой подолгу, только метрах в трех от лодки понимая, что он ведет куда-то не туда, уплывали на глубину.

Мы прошли какой-то островок, вышли в длинную протоку, и ахнули – какие впереди скалы! Они напоминали «Титаник», переломившийся посередине на волнах. А по правому берегу перед скалами стояла деревушка Усть-Говорливое (Заговоруха), и впадала речка Говорливая (Говоруха). А по навигатору где-то впереди числилось еще нежилое Заговорухино (Говорливое). Людей в деревне было мало, изредка лаяли собаки. А наши взгляды притягивал Камень.

Мы подошли к нему близко, прочитали название на табличке - Говорливый. Отсюда он просто подавлял размерами и величием. И при этом тянулся далеко за поворот, опять на километр, не меньше. Поверхность его была светлой, построенной из ровных ярусов – красотища! И Александр на смог побороть соблазн забраться на вершину, до которой около 60 метров. Мы пристали к маленькому галечному пятачку, и он с камерой полез наверх наслаждаться видом. А я пока оглядывала окрестности, сидя на борту лодки.

Ниже по течению виднелся остров и гряды камня, он тянулся почти на два километра. Водная гладь Вишеры была сегодня изумительно ровной, наверное, вода спала, и течение стало медленнее. И погода сегодня радовала жарким солнцем и ясным синим небом с живописными кучевыми облаками. Просто классика летней погоды, хоть и осень близко. И еще в этих местах стало как-то меньше хвойных деревьев, все больше березы-осины, ивняк, луга…

Тут вернулся Александр, и стал делиться впечатлениями от камня. Пойти на вершину его побудила мысль – а вдруг я сюда больше не попаду никогда? А камень-то знатный… Тропинка туда была достаточно крутой, но большой трудности не составляла – можно было держаться за корни и ветки. На высоте этажа четвертого у нашего скалолаза устали ноги, ослабевшие за время долгого сидения в лодке целыми днями, так что пришлось ему сбавить ход.

А пахло там чудесно – хвойным лесом, смолой. Вскоре он пришел на первую вершину – она же самая удобная для обзора, хоть и чуть ниже остальных. С нее открывался крутой обрыв к Вишере, широкая ее лента в оба конца. Вид на Усть-Говорливое – очень уютный и милый – скошенные луга, старые, но ухоженные домишки. Под скалой впадала речка Говорливая, и сверху было видно все дно, освещенное солнцем. Дно было усеяно досками, бревнами и кустами водорослей. Напротив камня была стоянка, как и у камня Писаный, очень похоже. Засняв все на видео, Саша отправился обратно вниз, к лодке. Всего он пробыл на скале минут пятнадцать. Переобул кроссовки снова на сланцы, и мы поплыли дальше. За поворотом реки открылась третья секция камня, также очень внушительных размеров и высоты.

А когда она кончилась, началось нечто вроде стены высотой с 4-5 этажей, и тянулась она далеко, а над ней простиралась большая поляна, где раньше тоже стояла деревня. Здесь посередине Вишеры был остров, и мы решили обходить его слева. Только мы вошли в протоку, обернулись, и увидели над каменной стенкой в начале поляны белую каменную церковь. Церковь явно не была заброшенной, побелка почти не облупилась, вокруг была оградка, стоял сарайчик.

В Вишерогорске продавец в магазине сказала, что у этой церкви есть святой источник, так что люди туда приезжают. И на полянке виднелись домики – совсем мало, но, кажется, жилые. Подплыть к церквушке нам не удалось – нас разделял остров, и выгребать против течения, чтобы его обогнуть был не вариант, так что мы просто сняли ее издалека. Попутно разглядели, что там, где каменная стенка сходит на нет, положены за деревьями жерди, видно, чтобы коровы в воду не падали.

После Говорливого дно Вишеры изобиловало затопленными бревнами, а некоторые торчали над поверхностью воды или близко к ней. Это было небезопасно, к тому же участок реки, по которому мы плыли, был в тени, и по контрасту с солнцем впереди дорогу высматривать нам было нелегко. По широкой и длинной протоке мы гребли долго. Обогнули на повороте слева большой остров, из-за которого не сразу увидели достаточно большую деревню Романиха. Уже когда оглянулись на остров, заметили на дальнем пологом склоне горы ее дома, выкошенные поляны, дорогу. Тут мы увидели отмель и выход на покос. Вот там мы и решили поужинать салатом и гусиным паштетом, а на десерт – снова дыня. Потом я поднялась на покос – большую зеленую лужайку. Там к дереву были приделаны бутылки для умывания, лежанка для косарей, стояли стога сена. Своим ужином мы поделились с мальками, которые дочиста вымыли нашу миску.

И снова потянулась протока, в конце ее на правом берегу приткнулись несколько домиков и длинных изгородей деревни Южанинова, и река повернула налево. И с этого поворота далеко впереди слева маячил еще один огромный камень, освещенный солнцем. Я предположила, что это знаменитый Ветлан. Но Саша засомневался, до него еще, вроде, далеко… По навигатору 4,5 километра до деревни Петруниха, напротив которой он стоит. Но этот пролет примерно и был такой длины. Нам хотелось встать на стоянку где-то здесь, в этой протоке, но до самого камня ничего так и не попалось. По одной стороне тянулись кусты, по другой – лес и новая каменная стенка, очень ровная, как руками сложенная, этажа два высотой.

Посередине Вишеры, начиная от Говорливого, тянулись примерно на равном расстоянии друг от друга островки-ледоломы, построенные из бревен, засыпанные галькой, и заросшие травой и кустами. Некоторые напоминали клумбу с цветами, другие – полуразвалившуюся избу, один – корабль с мачтами, еще один – просто горка с двумя березами, разнообразие дизайна просто поражало. Это было увлекательное зрелище, было их очень много. Сколько же труда люди вложили в их постройку!

Плохо было, что появилась туча рыбаков на моторках, они гоняли по всей реке, ревом разрывая мирную тишину, гнали волны, и нестерпимо воняли бензином. Странно, в городе мы этого аромата вовсе не замечаем, а здесь он просто не давал дышать, настолько он был неуместен. Да и шум от моторок неприятно резал обострившийся в лесу слух. Катамаран, шедший впереди, заметил стоянку по левому берегу, и повернул туда. Мы стали следить, подойдет ли она им, вдруг нет – тогда мы ее займем. Саша пока при ярком солнце снимал Ветлан, это оказался именно он. Катамаранщики долго думали, ходили по берегу, все осматривали, вроде раздумали высаживаться, но потом стали разгружать вещи. Мы разочарованно поплыли дальше.

У камня Ветлан стоянки были, но даже издали мы разглядели, что там везде куча народа, и услышали громкую музыку, так что даже если и найдется свободное местечко, покоя все равно не будет. Поэтому мы стали присматриваться к правому берегу. Он был неказистый, весь в траве и кустах, но в одном месте виднелся выход. Подплыли – да, выход-то есть, но очень плохой. Там нормальное галечное дно, но с покоса в воду спускается черная земля, которую десятки ног вымесили до состояния густой сметаны. Кое-где были положены камешки, веточки, но положения это не спасало. Я кое-как перебралась на разведку на берег, поскользнулась, чуть не упала. А вот наверху оказалась очень милая и удобная полянка – места много, костровище есть, все хорошо. К лодке я спустилась другой дорогой, не такой растоптанной, и решили мы здесь обосноваться.

Александр положил доску, вещи носить стало немного удобнее. Перетаскали мы все, поставили палатку. Я действовала на автопилоте, потому что за полчаса до высадки у меня заболела голова, и я мечтала только выпить таблетку и лечь. Хорошо, что мы нашли эту стоянку, а то Александр уже приготовился ночевать посреди луга и травы. Да, пока ставили палатку и все обустраивали, услышали шум мощного мотора. К нам что-то приближалось. Сначала было непонятно, то ли по лесу тарахтит трактор, то ли по реке плывет большой пароход. Саша приготовил камеру и вышел на берег. Я тоже встала столбиком у палатки, глядя на реку. Это оказался большой катер. Мотор у него гудел глуше и ниже моторок, от него все вокруг вибрировало. Катер был похож на те, что стояли у Вишерогорска. Плыл довольно быстро. (Между прочим, часа через два, сделав свои дела, он протарахтел мимо нас обратно). Я подумала, что это хорошо, что мы во время встречи были на берегу, а то пришлось бы от волн где-то прятаться.

Чай пришлось пить в палатке, потому что вокруг хватало мошкары. Обсудили план на завтра – быстро собраться, переплыть на сторону Ветлана, подняться на него, видимо, только Александру – не оставишь же вещи в таком скопище людей. А их здесь было множество – и под скалой, и на скале, они бродили, перекликались, играла музыка (хорошо, что мы на другом берегу). С Ветлана все махали руками и орали приветствия друзьям внизу. Выглядели они на вершине, даже не как муравьи, а как блохи – так высоко!

Такое скопление народа объясняется просто – до города Красновишерск всего километров 5-7, и есть дорога. Так что приезжают сюда на машинах, мотоциклах, велосипедах… Обычные жители Красновишерска, не туристы. С пивом, музыкой, сигаретами и т.п. Очень, очень жаль, что такой высокий и красивый камень находится в доступном месте, потому что многие наши быдловатые соотечественники совершенно не ценят чудес природы, и используют их как место для банальной пьянки. Вот и напротив нас на берегу стоит пара компаний, радует, что хоть музыку вырубили вечером. Но спокойной ночи мы не ждали – они и без музыки шумно себя ведут.

День 15. Камень Ветлан

То, что палатка наша была высоко над рекой, уберегло нас от холода, а все компании к ночи уехали обратно в город, так что все было тихо, и спать нам никто не мешал. Снова был туман, и сквозь молочную пелену выступали сюрреалистичные очертания ледоломов. И лес вокруг нас тоже выглядел схематично. Когда я спустилась к воде умыться, вспугнула 8 птиц – тут были и вороны и вороны, они возмущенно кричали, улетая. А в кустах стаями порхали синицы-московки.

В лесу шел настоящий дождь – со всех веток капало. Все было затянуто паутиной, и росло такое многообразие цветов, что вспоминались тропики. И летали пчелы, толстые, сытые шмели, осы, стрекозы… Ну, и мошки, конечно, куда от них деться? А еще много мелких безобидных, но надоедливых мух. Так что Александр облачился в весь боекомплект – носки, штаны, кофта и накомарник. Поснимал лес, восторгаясь картинами, утреннюю Вишеру, снял и моторку, бредущую в тумане.

Мы позавтракали, стали быстро собираться, подгоняемые мошками. Перетаскали вещи через грязь в лодку, и погребли к Ветлану. Подплыли к дороге, где стояли палатки, и сидела женщина в ожидании своих, ушедших на скалу. Мы спросили у нее, где подъем наверх. Она объяснила. Там как раз был припаркован наш знакомый катамаран. Мы переставили лодку немного дальше, и Александр собрался в очередное восхождение. А высота была нешуточная – 120 метров! И длина километр.

Мы радовались, что сняли Ветлан на видео вчера вечером, когда он был ярко освещен, потому что сейчас солнце светило прямо из-за камня, и он был темный. А сегодня снимем красивые виды сверху, оттуда и Полюдов камень видно, и Вишерогорск, и Красновишерск, наверное… В общем, я осталась ждать у реки, а Саша пошел. Я просила быть осторожнее, если лестница в плохом состоянии, идти лучше просто по тропе в обход. Но, судя по скорости, с которой он оказался на вершине, с лестницей все было в порядке.

Я слышала, как кричали той женщине у палаток со скалы ее дети, обещая остаться там жить. А через некоторое время смотрю – появилась крошечная фигурка Александра, он помахал рукой, я помахала в ответ. Пока он поднимался, я рассматривала сам Ветлан. Это монолитная стена, местами разбитая на отдельные блоки, разделенные трещинами. Высота почти везде одинаковая – те самые 240 метров. Все выглядит как закругленные замковые башни, непрерывно соединенные между собой. А в центрально блоке башни треугольные в сечении. До середины скалы поросли сосновым лесом.

Вдоль камня по берегу Вишеры идет дорога. Рядом с нашей лодкой стоит деревянный навес с полиэтиленовой пленкой от дождя. Хорошо видна вдалеке гора Полюдов камень с двумя вышками сотовой связи и небольшими строениями на вершине. Она высотой 320 метров. Напротив Ветлана тянется поляна от нежилой деревни Петруниха, мы ночевали как раз рядом с ней. Небо голубое с легкими перистыми облачками – как раз для съемки.

Пока я ждала возвращения героя с вершины, на берег подъехала машина, де были папа, мама, дочка и дед за рулем. Они выгрузили из прицепа уже надутую лодку с транцем под мотор, установили сам мотор, покидали кое-какие вещи и отправились всей семьей на рыбалку, только дед сел в машину и уехал назад в город, пообещав их забрать вечером. После этой компании в воздухе остался стойкий запах бензина и термоядерного табака от сигарет, выкуренных дедулей.

Через несколько минут показался и Александр – абсолютно счастливый и веселый. Он в приказном тоне произнес «Ну все, надевай кроссовки, и ступай на гору». Я напрасно отказывалась и говорила, что мне не хочется. Надо. Я надела кроссовки на босу ногу, повязала платочек, и пошла. Буквально через пару сотен метров я дошла до начала лестницы. По описанию я ее представляла чем-то страшным и трудно проходимым, думала, она вьется по отвесной стене или что-то в этом роде. Все оказалось гораздо прозаичнее – широкие ступеньки, перила, примерно как в старых бараках. И даже если там нет 5-6 ступенек, это место можно просто пройти по земле и снова забраться на лестницу, а можно прямо по перилам идти. Лестница была построена пролетами – один налево, другой направо, и ощущения высоты совсем не возникало.

Скажу больше, на Ветлан можно было бы подняться и без лестницы. Перед началом подъема я видела, как к лестнице подъехала машина, и ее пассажиры, две женщины и мужчина, морально готовились к подъему. Кажется, это они сказали мне, что в лестнице 700 ступенек. Ну, если раньше и было столько, сейчас гораздо меньше. И перила участками уже кто-то оторвал или спилил. От лестницы отходили в разных направлениях тропинки – видно, люди гуляют не только по вершине Ветлана. А сама лестница густо исписана названиями городов, откуда приезжали сюда туристы.

Сашу (да и меня) эта привычка людей писать о своем визите на всем, что попало, раздражает. Особенно, когда пишут прямо на скалах, безнадежно портя их вид. Не обошлось на Ветлане и без другой идиотской традиции – вязать на деревья и ветки цветные лоскутки тряпок. Вот этот бред и деревьям уже вреден.

С подъемом наверх становилось все теплее – там же солнце светит. В конце лестницы я прошла по тропинке налево и оказалась на краю скалы на вершине Ветлана. Ну что, ощущение сильное – почти как на вершине мира. Чувство высоты и полета еще усиливалось от прекрасной солнечной погоды. Вокруг стоял густой аромат смолистых сосен и кедров. Впереди на многие километры расстилался зеленый лес, видно изрядный кусок реки Вишеры – от Романихи до пригорода Красновишерска, который называется Набережный. Очень эффектно смотрелась гора Полюдов камень.

Внизу напротив скалы виднелись развалины домов деревни Петруниха, их было немного. Вишера просматривалась на ярком солнце до дна, со всеми затопленными бревнами и лесами из водорослей. По центру тянулась цепочка зеленеющих ледоломов, очень украшая общий вид. Иногда по реке резво пробегали моторки, оставляя недолгий след. Саша внизу сидел на лодке, малюсенький до изумления. Он, кажется, махал мне лапками…

Понаблюдав за его движениями, я поняла, что он хочет снять на камеру, как я машу ему в ответ. Я помахала. И пошла прогуляться на соседние скалы, тропинок было множество, в одном месте стояли стол и скамейки, видно было, что людей здесь бывает много, даже очень, но мусора, что радовало, особо не было видно – то ли его уносят с собой, то ли есть кому убирать. Я напоследок еще вышла полюбоваться просторами, особенно поляной у Романихи в той стороне, откуда мы приплыли – она была такой ровной, зеленой, и как будто мягкой… И пошла обратно. Навстречу мне попались те трое, которые долго собирались совершить восхождение. Они удивились, что я уже иду обратно – сами-то поднимались довольно медленно, так как были достаточно упитанными. Я лишним весом не страдаю, и то ближе к вершине немного запыхалась, все-таки 240 метров! Подошла я к лодке, переобулась, и мы отчалили.

Пока выгребали на середину реки, решали, что делать сегодня? Была уже половина второго, так что двигать в обратный путь было поздновато. Да и не хотелось, честно говоря, так здесь было хорошо! Так что этот день мы пожелали провести на Вишере. Стали осматриваться, где бы это сделать. Местечко быстро нашлось – в череде островков-ледоломов попался один, к которому прилепился настоящий островок с отмелью, Бахаревский. Мы осмотрели оба острова, нам все понравилось, и мы стали обустраиваться. Костровище там уже было, отмель высокая с мелкой галькой, кусты есть, дрова есть – просто прелесть. Ну, а уж вид перед нами – совершенно королевский – Ветлан во всей красе.

Поставили мы готовиться обед – тушеную картошку с мясом, а сами занялись палаткой. Травки под нее нарезали-постелили. Пока возились, поспел обед. Вкусная оказалась штука – консервы "Картошка с грибами и говядиной", я туда еще свежей картошки добавила, да лука – объедение. И много, целый котелок, так что и на ужин осталось. А на десерт, по просьбам трудящихся, сварила я кисель.

После обеда наступило счастливое безделье – плыть больше никуда не надо, загорай себе! Мы и почитали, и семечек погрызли… Я периодически вязала, постирала, а Александр помыл лодку и полез на ледолом, прилепившийся с краю нашей отмели. А я снимала это восхождение на камеру. Наверху ничего особо интересного не оказалось – просто внутри оболочки из бревен, сложенных наподобие сруба, была насыпана рыхлая галька, ее уже занесло землей, и там выросла трава и даже кусты. Сами бревна были иногда трухлявы до состояния бумаги – нога в них свободно проваливалась. Еще торчали местами железные ржавые тросы. Наверное, лет через 50-70 ледоломов на Вишере уже не останется, разметает их весной ледоход, размоет вода.

Еще мы рассортировали вещи, чтобы завтра было удобно их укладывать в дорогу домой. Солнце светило весь день. Я, грешным делом, даже пожалела об этом – ведь если бы погода была пасмурной, не было бы так обидно покидать эти волшебные места. Единственное, что портило нам отдых, были моторные лодки. Ходит их здесь дикое количество. А так как по воде звук распространяется дальше, то рев мотора уходящей лодки плавно перетекал в вой мотора приближающейся. Это иногда походило на пытку – до головной боли, честное слово. Мне трудно даже представить, как живется людям вдоль берега реки, где вот так гоняют моторки. Наверное, они зимы ждут, как праздника. Это нельзя даже сравнить с шумом машин, звук от лодки гораздо противнее. Кстати, машины здесь тоже проезжали, по дороге на Ветлан. И мотоциклы, и велосипеды, и люди пешком… Короче, место очень посещаемое. Я просто радовалась, что мы на острове далеко от берега.

А еще вдоль кромки воды иногда бродили рыбаки – кто с удочкой, кто с "корабликом". Но что-то больших уловов было незаметно. И все, кто мимо нас проплывал, удивленно говорили друг другу – О, смотри, где палатку поставили! Видно, такое бывает тут нечасто. Под Ветланом все стоянки были заняты. Это объяснялось просто – пятница и прекрасная погода. Под вечер прямо толпа собралась, хорошо, что далеко от нас.

В какой-то момент из соседней, дальней от скалы, протоки, послышались странные звуки – треск, плеск и хлопанье. Оказалось, рыбак вспугнул стаю уток, и они удирают по воде во все лопатки. Еще мы кормили мальков, они такие же бесстрашные, как на Чусовой. Котелки вымывают дочиста! А если спокойно постоять минуту в воде, начинают, как гарра руфо, делать вам педикюр – очень приятно пощипывая пальцы и ступни. Вот, чем Вишера не курорт со спа-процедурами?

И так нам понравилось здесь, на острове, что мы чувствовали себя, как дома. И даже завелось у нас домашнее животное в палатке. Саша подозвал меня, предупредив, что не надо шуметь и мелькать тенью. Я заглянула в палатку, и увидела, что под тентом, на стенке палатки, лазает крохотная, сантиметров 5-7, ящерка. Она деловито щелкала языком мошек. Сама почти черная, очень изящная, как будто выточенная из камня, гибкая, пальцы на лапках длинные и растопыренные. Ящерка долго исследовала все стенки палатки. Потом Саша перенес ее в палатку, аккуратно посадив на руку, поснимал ее на камеру. А затем я ее взяла и унесла к кустикам, но она долго не хотела уходить с моей руки. Пока я не хлопнула легонько ей по хвостику, она не слезла. И там уже сидела на камушке, вертела головой. Вот так прошел наш последний день на реке, исключительно летний, с золотыми пчелами, пузатыми шмелями, кружащими над цветами, с жарой, с водной свежестью…

Вот когда мы после ужина забрались в палатку отдыхать, на небо набежали тучки. Мы даже испугались, как бы дождь не пошел. Но они скоро рассеялись. Александр еще помылся в последних лучах солнца. А потом мы пили кофе с сушками и сухариками. И Александр созрел, наконец, для решительного шага. Он расстался со старой, вытертой до дыр зеленой футболкой, которая лишь отдаленно напоминала одежду. Он торжественно сжег ее на костре, поблагодарив за долгую службу и воздав разные почести.

До Красновишерска нам оставалось плыть километров шесть, за час-полтора мы рассчитывали утром добраться до места высадки. Ложась спать, мы заметили, что над рекой уже начинает клубиться туман.

День 16. Прощай, Вишера

23 августа мы проснулись по будильнику в восемь часов, хотя уснули поздно и с трудом – у Ветлана вовсю орала музыка, слышно было, что туда подтягиваются все новые компании на машинах. Моторки продолжали гонять туда-сюда. А часа в четыре утра громкую музыку включили еще и со стороны Красновишерска. Сразу понятно, люди в этом городе живут не в меру веселые, отрывные, готовые ночь напролет колбаситься. Зато порадовала температура – тепло, даже спальник не застегивали.

Утром, еще в густом тумане, мы моментально сделали зарядку, умылись и позавтракали. В этом молоке прошла к городу первая моторка – и как не боятся, здесь же бревна везде торчат… А музыка у Ветлана все так же орала… Когда стали собирать вещи, из-под сумки от лодки вытряхнулась ящерица, еще меньше вчерашней. Мы ее отнесли подальше, и думали, что уже все хорошо. Первые лучи солнца просушили нам тент. Мы все упаковали, приготовили еду в дорогу, сели в лодку и поплыли, уже при свете солнца и без тумана.

По длинной протоке без поворотов мы шли примерно час. Сам город начался уже метров через 500 по левому берегу – деревенские домики, огороды, лодочные сараи… Встречались и коттеджи, неясного назначения – то ли для сдачи, то ли это мини-турбазы, то ли дома состоятельных горожан… Везде стояли машины и моторные лодки. Попадались иногда и палатки. А с правого берега тянулась старая улочка Заречная. Вишера по середине была очень мелкая, мы протиснулись вдоль левого берега.

Наблюдали картину, как несколько нетрезвых граждан пытались грести в лодке шестом и заводить мотор. Было забавно. Мы еще издали заметили, что на левом берегу стоит небольшая толпа, похожая на очередь. Нам показалось, что они ждут лодку, чтобы переправиться на правый берег. Да, действительно, к ним подплывали моторки, они договаривались с хозяином и отплывали. Одна уже загрузилась и отчалила, а во вторую сели те самые пьяные люди. Мотор что-то не хотел заводиться, они стали отталкиваться шестом. Но в руках у одного была банка пива, расставаться с ней он не желал, поэтому выронил шест. И этого даже не заметил. Сказал – все, поехали! А мотор опять не заводится. Лодочник просит толкаться шестом – а нечем! Шест отплывает, они плывут за ним, тот, кто упустил его наклоняется к воде и рукой подманивает гребную снасть… Даже грести рукой пытался… Но досматривать спектакль до конца мы не стали, поплыли дальше. Прошли мимо чего-то, похожего на затопленную баржу слева, а справа была старая пристань метра два высотой из бревен. Может, раньше это была паромная переправа.

Дальше потянулись одноэтажные жилые дома, за ними виднелась асфальтированная дорога. Вдалеке уже маячили трубы целлюлозно-бумажного комбината. Вот слева показалась большая заводь, в которой пришвартованы два больших судна – речной кораблик и старый паром. И несколько машин недалеко. Вот здесь мы и решили пристать к удобной отмели. Там надо было помыть и сдуть лодку, просушить ее, и отправляться на автостанцию.

Мы разгрузились, спросили у парня, где тут автовокзал, и он порадовал нас, ответив, что до него километр или полтора. Наврал. Когда стали укладывать вещи, из лодочной сумки выпало еще две ящерицы. Видимо, их целью было любой ценой покинуть надоевший остров, вот они и рванули с нами. Я отнесла безбилетников к огромному сухому бревну, в котором было множество дыр и щелей. Думаю, им на новом месте понравится. Только мы теперь опасались, что дома, разбирая рюкзаки, мы еще столкнемся со всякими лягушками, пауками и ящерицами. Пока собирались, по реке проплыл вверх по течению тот большой катер. На его палубе сидели явно отдыхающие – видно, поехали на прогулку.

Мы попрощались с Вишерой, поблагодарили ее за наше путешествие, вышли на асфальт, и двинулись в сторону автостанции. Прошли мимо стада коров, лениво развалившихся на травке. Прохожие подтверждали, что идем мы правильно, только идти еще очень далеко, советовали сесть на автобус. Но понятие "далеко" у нас было разное, так что мы спокойно дошли по улице Дзержинского до автовокзала. По пути видели несколько магазинов, даже достаточно крупных.

Городок был сонный, милый, зеленый. У одного дома люди красили самодельную детскую площадку. Только Саша страдал от жары, особенно когда вез тележку с лодкой. Нас обогнали два байкера с бородищами, в черных кожаных штанах и жилетках на голое тело. У одного на мотоцикле сзади стояли черные кожаные клепанные сундуки. Это смотрелось забавно. Местная молодежь, когда байкеры зашли в магазин, стали быстро фотографироваться на фоне мотоциклов.

Вот по левой стороне показалась автостанция, там стоял автобус до Соликамска, сидела пара людей. Потом оказалось, что это были водитель автобуса и кондуктор. Я сходила посмотреть расписание и как работает касса. Она открывалась лишь через полчаса, так что мы сели ждать. Решили брать билеты сразу до Перми, на 14.50. Через 6 часов, в 20.50 должны были уже приехать в столицу Пермского края. А пока я попросила у водителя телефон – звякнуть маме, он даже денег с меня не взял. Мама обрадовалась, что мы живы и здоровы, и завтра уже будем дома.

Купили мы билеты (629 руб. плюс 156 за багажное место), потом я зашла в магазин, пополнила запас продуктов в дорожку – творожные булочки, плавленый сыр, ветчину. Мы пообедали. Автобус в Соликамск уехал, наш из Перми приехал и встал рядом. Выглядел вполне респектабельным. Я еще успела сгонять в центр города за газетой, еле нашла киоск – на площади возле администрации. Там был даже фонтан, изображавший героев сказов Бажова, вокруг – зеленый газоны и клумбы, все достаточно ухоженное. Недалеко был еще Дом культуры и рядом – памятник Ленину. Дома, в основном, стояли все двухэтажные, в том числе барачного типа, облупленные. Но были и пятиэтажки. Видели и памятник защитникам Отечества, и торговый центр, и рынок. А за всем этим угадывается Вишера, до нее совсем близко.

Но вот мы сели в автобус, и поехали в обратный путь. Как только автобус поехал, водитель зачем-то включил по телевизору сериал (кажется, "Небесные родственники"), и потом всю дорогу он бубнил, никому не нужный. Я не заметила, чтобы кто-то из пассажиров его смотрел. Поехали мы в сторону закрытого целлюлозно-бумажного комбината, то есть в противоположную от нашей высадки на реке. Красновишерск не баловал красивыми видами, все темные бараки. Но в одном месте, уже на выезде из города, строились сразу несколько кирпичных трехэтажек, место называлось "Сангородок".

Выехали за пределы города, и стали смотреть в окно. За окном потянулись болотистые места с торчащими сухими стволами, бывшие вырубки, поросшие мелким частым сосняком, где совсем не было травы, встречались дорожки в лес, проделанные грибниками. Какие-то дороги вели с трассы к соседним деревням, на этих перекрестках сидели местные жители, торговавшие черникой и разными грибами - белыми, красноголовиками, лисичками. Видимо, здешние места богаты на эти лесные дары.

Наш путь лежал через Соликамск, а дальше мимо Березников в Пермь. По пути проехали несколько рек, достаточно крупных - Язьва, Косьва и Яйва. По любой из них можно было сплавляться уж не хуже, чем по Улсу. В Соликамске, проехав большие отвалы, остановились на автостанции возле большой площади и каких-то церквей или монастыря с зелеными куполами. Стояли всего пять минут. Потом из окна автобуса осмотрели пробегающий мимо Соликамск - маленький, убогий городок, довольно серый.

Мимо Березников проехали без остановок, вставали на десять минут только дальше, у придорожного кафе. У дороги тоже торговали грибами-ягодами. В кафе мы есть не стали - дорого, и небезопасно. Так что поели в автобусе, пока стояли.

В Пермь мы приехали на час раньше, чем в расписании, посмотрев по пути Камское водохранилище с пароходиками и длинный мост через него. На въезде в город приятно порадовали чистые подстриженные газоны. Проезжали довольно-таки чистые и ухоженные скверики, в которых гуляли люди. В городе высадились на автовокзале, от него надо было добираться до ж/д станции "Пермь-2". Так что мы по подземному (очень грязному) переходу перешли на другую сторону, сели в автобус 1-го маршрута, практически пустой, что было очень кстати, и всего за 13(!) рублей доехали до вокзала.

Из окна автобуса видели людей в масках и карнавальных костюмах - это нефтяная компания проводила какой-то праздник. Видели всякие интересные скульптуры и фонари в скверах, особенно мне понравилась триумфальная арка в виде четырехсторонней буквы "П" из настоящих бревен, хаотично наваленных друг на друга. Видимо, она символизировала лесные богатства - основу благосостояния Пермского края. Еще в том же сквере был памятник навозному жуку-скарабею, катящему шар метров 5 в высоту.

Но в остальном город проигрывал Екатеринбургу - он был еще грязнее! Чисто было только в скверах в центре. Тротуары, вокзалы, трамваи - все старое и ветхое, заметили только несколько новых троллейбусов, ну, и автобусы были нормальные. Толпа людей какая-то чужая - и одеты по-другому, и лица "не наши". Кстати, было много женщин-мусульманок в платках-хеджабах и длинной одежде со штанишками, намного больше, чем у нас. А я-то думала, что все гастарбайтеры съехались в Екатеринбург. Нет, в Перми их вроде еще больше.

Доехали мы до вокзала, и Александр пошел узнавать расписание и наличие билетов, а я осталась ждать с вещами на улице. Пока он ходил, в небе низко пролетели два пассажирских самолета, видимо, рядом был аэропорт. Александр вернулся быстро с радостной вестью, до ближайшего поезда было полтора часа, билеты в наличии. Вот только до Екатеринбурга поезд идет слишком быстро, пять с половиной часов, так что в городе мы будем в половине четвертого ночи. Но мы решили, что просто вызовем такси, а доспим уже дома.

Саша сначала ушел за билетами, потом в магазин за булочками и водичкой в дорогу, покупать в привокзальных киосках не хотелось. А когда он вернулся, поезд уже стоял на платформе. По темноватому тоннелю с деревянными лестницами мы вышли к поезду, и стали ждать, когда прицепят наш второй вагон (он пермского формирования). Наконец, вагон прицепили, мы занесли вещи и разместились на двух боковушках. Лодку пришлось отвязывать от тележки и проносить через вагон боком, иначе она не проходит. В течение часа еще поужинали салом с лавашем и булками, умылись, расстелили коврики (постель мы брать не стали), и улеглись поспать пару часов. За окном уже стемнело.

Я спала как сурок, крепко и сладко, а вот Саше было не очень-то удобно на боковушке - рост не позволял вытянуть ноги. За полчаса до прибытия прозвенел мой будильник, мы без спешки собрались и вышли с вещами в тамбур, чтобы не толкаться с другими пассажирами. За окном было темно, и шел дождь - мы поняли, что прибыли на Урал. Но пока доехали до вокзала, дождь кончился, так что нам повезло.

Вышли из вагона - жизнь кипит, люди ходят, в лужах отражаются огни фонарей и рекламы... Непривычно. Зато свежо после только что прошедшего дождя. По пути от вокзала позвонили в такси, машина подъехала быстро, только возникли проблемы с размещением нашего багажа - у водителя в багажнике было детское автокресло. До дома доехали очень скоро, заплатили 200 рублей и поднялись в квартиру. Там выпили чайку, я еще нашла силы помыться в душе, и мы легли спать.

Еще одно прекрасное путешествие в край чистых рек и нетронутых лесов окончилось.

1 3
Путешествие по реке Вишера

Путешествие по Улсу и Вишере (анонс)


1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества