Студия DV-PRO. Главная страница  

Путешествие по Улсу и Вишере

Поскольку наше путешествие по Вишере начиналось с реки Улс, мы решили и о ней рассказать свои впечатления. Надо заметить, что со стороны Свердловской области на Вишеру попасть можно только через Улс, иначе никак. Или заезжать уже со стороны Пермского края. Улс - река небольшая, узкая и мелкая, причем настолько, что для сплава по ней надо выбирать время весенней большой воды, либо после обильных дождей. Иначе Вам придется большую часть пути шлепать по руслу пешочком. До места начала сплава добираются по дороге от Североуральска на Жиголанские водопады. Но учтите, дорога эта в плохом состоянии, а ехать далеко, так что заброска обойдется недешево.

Улс выглядит как настоящая таежная река, берега ее близко друг от друга и покрыты густым лесом. Первые 10-15 километров встречаются рыбаки, потому что есть там лесные дороги. А вот дальше - уже никого, полная глушь, до самой Золотанки. Удобных мест для ночевки на реке хватает - это и отмели, и рыбацкие стоянки. Вдоль Улса встречается немало охотничьих изб, и прямо на берегу, и поодаль. Вода в реке отменно чистая и прозрачная, к тому же в Улс впадает много мелких речек и ручьев, стекающих с гор, так что с питьевой водой проблем нет. Наиболее крупные впадающие реки - Жиголан, Сурья, Лямпа, Кутим, на которой стоял когда-то Кутимский железоделательный завод.

Дно реки из некрупной гальки, больших валунов нет. Течение быстрое, так что, когда позволяет глубина, можно даже не грести особо - само несет. Отсутствие скал по берегам с лихвой искупается тем, что со многих мест Улса открываются величественные виды Уральских гор - вершин хребта Кваркуш. Вода в Улсе холодная, и рыбы, кроме хариуса, никакой практически не водится, да и водоплавающей птицы не встретишь - ни уток, ни цапель. А еще Улс знаменит своим завалом - копился он, видно, десятки лет, и, как бы мы ни старались его описать, все равно это будет далеко от реальности, это надо видеть... Целый участок реки, около сотни метров, просто исчез под толстым слоем намертво перепутанных бревен, веток, пней и корней. Но не волнуйтесь, по берегу есть тропа для обхода.

Нужно обязательно учитывать, что Улс совершенно оторван от цивилизации, и возможности схода с маршрута просто нет. Нет ни магазинов, ни медпунктов, ни почты или телефона. Если что - Вам в любом случае придется добираться до единственной жилой точки на Улсе - Золотанки, где есть турбаза со спутниковым телефоном и дорога на Красновишерск. Как раз своей дикостью Улс нам и понравился, и еще великолепными горными видами и хрустальной быстрой водой.

1 3

Часть первая. По реке Улс

Летом мы долго не могли выехать на долгожданный сплав - погода стояла дождливая и холодная. А так хотелось побывать на далекой реке Вишера... И мы каждый день с надеждой смотрели прогноз погоды на ближайшие две недели. На всякий случай договорились с водителем в Североуральске, который мог доставить нас к месту начала сплава, мосту через реку Улс. Его координаты мы нашли в интернете. Надо сказать, что на Вишеру можно попасть несколькими способами, но все они достаточно сложны и дорогостоящи, мы выбрали маршрут заброски от Североуральска - через 75 километров лесовозной дороги мост через Улс, а дальше по этой речке 70 километров до Вишеры.

И вот прогноз наконец показал, что погода с 8-9 августа обещает быть вполне сносной, и мы подтвердили забросчику, что приедем 8 августа, как раз когда он повезет группу туристов на Жиголанские водопады - в качестве попутчиков путь обойдется нам дешевле, всего по тысяче рублей с человека. Самостоятельно нанимать машину намного дороже, вахтовку - 6-8 тысяч, УАЗик - 4 тысячи.

Пассажирский поезд, некогда ходивший прямо из Екатеринбурга до Североуральска, или хотя бы до станции Бокситы, отменили, и добираться по железной дороге стало почти невозможно. Ехать надо до Серова, а оттуда раз в два дня в 6 утра пригородный поезд до Североуральска. И билеты до Серова на эти дни раскуплены все на неделю вперед, кроме сидячих в общем вагоне. Поэтому нам пришлось отдать предпочтение автобусу. Мы купили два билета от Северного автовокзала до Североуральска, плюс три места багажа - два рюкзака и лодка. В пути время должно было составить 8 часов, а отправлялся автобус в 8.00 утра. И в 19.00 водитель должен был нас забрать с вокзала Североуральска.

День 1. Трудный путь до Улса

Итак, 7 августа мы закупили все продукты, приготовили еду, собрали основные вещи, и легли спать. Александр завел будильник аж на пять часов утра, чтобы не спеша умыться, сделать зарядку и собрать рюкзак. Но проснулся он даже раньше будильника - так не терпелось рвануть на реку. Я встала в 6 утра, успела уложить продукты (потом выяснилось, что забыла две пачки макарон), заварить чай в термосе, позавтракать.

Мы вышли из дома в 8.10, на десять минут позже, чем планировали. Перед этим взвесили рюкзаки, у Саши он весил 32 кг, у меня - 25,2 кг. Еще у нас была лодка на тележке, тоже килограммов 20. Идти с ней можно только медленным шагом, чтобы не сломать колеса. Дошли до метро, а там во время спуска по лестнице Александр поскользнулся резиновым сланцем по лужице и ударился пальцем ноги. Так была получена первая травма, еще даже не за пределами Екатеринбурга. В метро с меня почему-то попросили оплату провоза моего рюкзака как багажа, хотя на Саше был точно такой же - с него взяли только за лодку... В поезд мы сели спокойно, вышли тоже нормально.

Прибыли на 2 посадочную площадку автовокзала за десять минут до отправления автобуса. Но он почему-то не подъезжал, а просто стоял напротив. Подрулил он к пассажирам лишь в 7.58. Не знаю, как за две минуты рассчитывали посадить человек 40-50, да еще уложить их багаж... Конечно, выехал автобус не по расписанию, а где-то в 8.10. Нам понравилось, что автобус современный, комфортабельный, с багажным отделением внизу, с высокой посадкой пассажиров, с вентиляцией. Назывался он "Кинг Лонг". Ехала машина мягко, в салоне поддерживали температуру градусов 20 (за бортом было все 30).

Так продолжалось часа три. Мы уже проехали Нижний Тагил, и, не доезжая до Серова, автобус остановился возле кафе "Для друзей", чтобы люди могли перекусить, размяться и сходить в туалет. Стоянку объявили 30 минут. Через полчаса пассажиры пунктуально вернулись на свои места, а вот водители (их было двое) остались на улице курить. По очереди. И за те 5-7 минут, что мы провели в автобусе в ожидании, можно было уже отдать концы. Вентиляция-то на стоянке не работает, машина разогрелась за полчаса до состояния духовки, табло показывало 32 градуса. У меня разболелась голова, и дальше я с переменным успехом боролась с болью до конца пути. Пообедали мы прямо на ходу, пирожками и чаем.

В Серове автобус стоял всего минут пять. Без остановок проехал Новую Лялю. В Лобве высадил кого-то на автостанции, где в тенечке под крышей отдыхали, видимо, в ожидании своего автобуса, штук семь-восемь белых коз. А дальше он высаживал пассажиров в разных мелких городках - Краснотурьинск, Карпинск, Волчанск. При этом большой междугородний автобус пробирался какими-то козьими тропами по деревенским улицам к автостанциям, и на это уходило гораздо больше времени, чем на переезды между городами - удивительно, ведь людей можно было высадить где угодно, все равно станции там - это деревянная разваленная будка, и все.

И где-то на этих остановках наш рюкзак уронили в пыль, доставая багаж других пассажиров, пришлось Александру его поднимать и отчищать. Вообще система перевозки багажа не совсем удобная - приходится контролировать, чтобы твой чемодан кто-нибудь не прихватил, ведь водитель не знает - где чьи вещи, и ему все равно.

Когда проезжали Волчанск (это там, где самая длинная трамвайная линия), пошел ливень с сильным ветром, но очень быстро закончился, освежив воздух. Ну вот мы все-таки приехали в Североуральск, примерно на час раньше запланированного. Ноги у нас немного затекли, головы были тяжелые, но ничего смертельного. На улице была жара, поэтому мы скорее вошли в здание вокзала и сели на скамеечку ждать нашего водителя.

На вокзале было чисто, даже в туалете. Персонал вежливый и приветливый. Кроме кассы в зале стояли банкомат Сбербанка и терминал для оплаты, к ним все время подходили люди, так что мы повидали половину города, пока там сидели. Сходили в магазины за недостающими продуктами - овощи и фрукты. Магазины были все здесь рядом, на площади у вокзала, только за запасными сланцами Саша сходил куда-то в центр, где даже фонтан работал. На улице прошел еще один короткий ливень, но прохладнее не стало.

В ожидании машины мы поужинали пирожками, и вскоре за нами приехал водитель, мужчина лет 55-60 в камуфляже. Он сказал, что автомобиль стоит за углом, помог отнести вещи. Ехать нам предстояло на классической вахтовке, ступенькой для входа в высокий салон служила ржавая цепь, болтающаяся над колесом. Внутри по периметру прилепились штук 10 сидений, обитых старым дерматином, вдоль их спинки тянулись доски, и держаться можно было только за них и за воздух. В углу притулилась печка. Везде торчали острые углы металлических конструкций, все было покрыто толстым слоем пыли. Но, как сказал наш водитель Станислав, "Грязь на скорость не влияет", и мы поехали к месту встречи с остальной группой на выезд из Североуральска в Баяновку и Покровск-Уральский.

В семь часов встали в ожидание. Никто не шел. В вахтовке была жара и духота, сидеть после восьмичасового переезда и трехчасового ожидания на вокзале было уже невмоготу. В открытое окно залетали клубы пыли от проезжающих машин, а их было много, потому что в этом направлении находился пруд и пляж, куда все стремились в этот день. Станислав стал звонить заказчику, а тот вдруг заявил, что сбор не в семь часов, а с семи до восьми. Ну, что делать, стали ждать дальше.

К восьми часам подгребли только трое - два парня и девица, изъяснявшиеся исключительно матом. Они закинули в вахтовку три упаковки пива и водку. Нам стало ясно, что это за "туристическая группа", я напряглась по поводу поездки в одной машине с десятком пьяных и курящих маргиналов по плохой дороге в течение четырех часов.

Следующие час-полтора мы сидели, все больше теряя терпение, и наблюдали, как подходят такие же маргинального вида человеки, уходят за пивом, за кем-то отставшим, за топором, еще хрен знает за чем, возвращаются... Наконец подъехал на девятке нетрезвый предводитель этой гоп-компании, Василий с огромным количеством пивных упаковок в салоне. Увидев нас, он хамовато спросил у водителя - а это кто? Тот объяснил, что мы попутчики, до моста через Улс. И тут это существо возмутилось - типа, они наняли машину, и чужие им не нужны. Пригрозил, что вообще не поедут, и посчитав, что пива маловато, поехал докупать. Потом выяснилось, что ждали еще какую-то девицу, которая все никак не могла доехать, за ней ушли два парня, затем девица подъехала, и ушли за теми парнями, затем за сигаретами, пока ждали, все скурили, и так далее....

Станислав занервничал, ему не хотелось терять деньги - ни их, ни наши. Он попытался пересадить нас в кабину, но было ясно, что ехать там вдвоем будет не просто неудобно, а опасно. А если оставить Сашу в кузове с маргиналами - может произойти какой-нибудь конфликт, они же все пьяные. Так что я намекнула водителю на предмет позвонить кому-нибудь из знакомых, кто сможет нас довезти до Улса, пусть и дороже чем по 1000 с человека. Он стал звонить, первый абонент отказался, а вот второй - брат водителя, Геннадий, согласился за 4000 рублей на своем УАЗике нас доставить до реки.

Пришлось нам еще дожидаться последних пассажиров, и вот, в одиннадцатом часу вечера(!) мы, наконец, поехали. В поселке Покровск-Уральский нас высадили у дома Геннадия, где уже стоял УАЗик, и водитель заливал в него бензин. Я с облегчением покинула машину с нетрезвой сквернословящей компанией шахтеров и их подружек. Эти маргиналы оказались шахтерами из Североуральска, дождавшихся, наконец, выходного дня, когда можно будет поехать на Жиголанские водопады, нажраться там и насвинячить повсюду.

Мы перегрузили вещи в УАЗик, столь же убитый, как и вахтовка. Вместо заднего сидения у него была положена доска, обернутая тряпкой, сюда Геннадий еще кинул грязную телогрейку для мягкости, но сидеть на ней я побрезговала. А то, что сидеть сзади придется мне, сомнений не вызывало - Александру с его высоким ростом там просто смерть бы пришла. Когда мы выехали, уже темнело, а ехать предстояло часов пять. Я вообще сомневалась, что доеду - усталость уже давала о себе знать.

Геннадий старался скрасить путь рассказами о местных поселках, их истории, случаях из жизни... Сам он живет в Покровске-Уральском, где раньше жителей было около 10 тысяч, а сейчас еле-еле две наберется. Вся молодежь уезжает, доживают здесь пенсионеры. До 90-х годов здесь были шахты, руду возили по железной дороге в Краснотурьинск, было два дома культуры - шахтеров и леспромхоза. А сейчас - ничего. Брат его, Станислав, живет в Баяновке, там тоже число жителей сократилось с трех тысяч до полутора, и работы нет.

От Покровска-Уральского были видны две красивые большие горы - Золотая слева и Кумба справа, с двумя вершинками. До поселка дорога была еще довольно ровная, а вот после началась болтанка. Хорошо еще, что машина была как следует нагружена нами и вещами, а то я бы просто вылетела через крышу. На дороге за все расстояние встретились несколько ровных участков метров по 200-300, где можно было ехать километров 30 в час. А все остальное - ямы, как после бомбежки, разной глубины и размера.

На краю поселка пересекли речку Колонга, затем въехали в лес. Машину швыряло в стороны, она ныряла вверх-вниз... Кое-где стояли лужи, но небольшие, в основном было сухо. Из дороги торчали камни, иногда сантиметров на двадцать. Быстро стемнело, и мы двигались в полной темноте, светя фарами. Правда, иногда из-за леса выплывала почти полная луна, и давала призрачный свет, довольно яркий. В машине стало ощутимо прохладно.

Геннадий, чтобы не уснуть, периодически начинал еще что-то рассказывать про свои поездки - на Улс, на Кутим, как видел медведя на дороге... Что у него есть три охотничьи избушки в лесах, и одна из них раньше была в районе Жиголанских водопадов, но ее пришлось перенести в более глухое место, потому что про домик прознали другие люди, и стали регулярно туда наведываться, устраивая бедлам. Когда Геннадию надоело убирать за ними, он ее разобрал и перевез.

Вообще, опытные охотники делают так - осторожно, не протаптывая заметной тропинки, приходят на выбранное место, обычно осенью-зимой, рубят прямо там деревья, из которых и строят домик, и потом заходят пешком окольными путями, чтобы не оставлять дорожки к избушке, а то обязательно найдется какой-нибудь любопытный на квадроцикле или снегоходе, который захочет разведать, куда это она ведет.

Еще рассказал, что на месте кутимского чугунного завода мэр Североуральска Фролов в девяностые годы построил двухэтажную усадьбу, где сейчас живут только сторожа. И вот туда несколько лет назад на велосипеде с прицепчиком-тележкой, приехал этими чудесными дорогами парень Хуан из Испании. Он путешествовал по России, планировал добраться до Воркуты, и почему-то поехал через богом забытый Кутим. Там он прожил несколько дней, отмылся, отдохнул, а потом его забрали на Улсе рыбаки с Золотанки, а оттуда он должен был уже продолжить свой путь в Воркуту. Местные люди от него были в шоке. Неизвестно, попал ли он, куда хотел.

Рассказал Геннадий и о рыбалке - здесь, в Улсе, из-за быстрого течения и холодной воды живет только три вида рыбы - хариус, таймень и ленок, причем хариусов больше всего, вот их все и пытаются ловить - на мушку, на опарыша, нахлыстом и на "кораблик". Но рыба эта осторожная и хитрая, так что поймать ее непросто. Зато вкусная. А вот ближе к Вишере появятся щуки и окуни. Я уже периодически впадала в кому и клевала носом, и в эти моменты мне начинало казаться, что мы летим, или что дорога состоит из мраморных ступеней, или что по обочине идет что-то большое с хоботом... Александр тоже жутко хотел спать - он-то встал еще раньше меня.

Несколько оживляло сознание то, что на нашем пути встретилось множество зайцев. Они сигали прямо под колеса с обочин - и совсем маленькие зайчатки, с котенка величиной, и подростки, и взрослые. Все светленькие и забавные, но было страшно, вдруг под машину попадут, они ведь старались дорогу перебежать, или УАЗик обогнать. Геннадий их объезжал, снижал скорость. Еще с краев дороги и нижних веток деревьев слетали кулики-вальдшнепы, и летели впереди по 20-30 метров. Также дорогу переходили крупные лягушки.

Потом Геннадий произнес - А вот это речка Оленевка (Оленья), и мы увидели у небольшого потока вахтовку с алкашами-шахтерами. Из машины, как каракатица, вылезала пьяная девица, радуясь свету наших фар, - в кустики. Видно, пиво давало себя знать. Из кузова неслись нестройные пьяные разговоры. Станислав, стоявший рядом с кабиной, спросил у брата, все ли в порядке, тот ответил, не останавливая УАЗик, что да, и мы обогнали вахтовку.

Еще минут через двадцать впереди на дороге что-то засверкало - что за иллюминация? Оказалось, это группа мотоциклистов, у которых на одежде нашиты светоотражающие полосы. Парни сказали, что едут на Жиголанские водопады, и планируют ночевать в избушке недалеко от дороги. А нам Станислав как раз рекомендовал не возиться с палаткой, а переночевать в ней - облом. Ну и хорошо, подумала я, там наверняка грязно и пахнет неприятно, тем более, если все время ночуют компании с пивом.

Дальше встретили еще несколько мотоциклистов - те уже были совсем подростки, школьники, ехали туда же. Видели бы их родители - ночью, на темной ухабистой дороге... Еще обогнали пару легковых машин - эти двигались на турбазу "Звезда", она находится справа от дороги где-то за полчаса до моста через Улс Местами казалось, что дорога перегорожена толстыми бревнами, но вблизи оказывалось, что это тоненькие стволы прикрывают размытый водой участочек, и мы спокойно проезжали.

Приехали мы через пять часов, было около трех ночи. К этому моменту мы уже слабо осознавали действительность, казалось, в машину мы сели давным-давно, а все остальное было в прошлой жизни. Улса видно не было, хотя шум воды слышался. Метров за сто пятьдесят до моста налево была дорожка к кордону, и там, в свете фар мотоциклов бродили те ребята - они доехали раньше нас. Александр с Геннадием отправились направо у самого моста - посмотреть, есть ли место для палатки. Налево не пошли, слишком близко к дороге - будут проезжать еще машины, они нас разбудят. Я стояла у машины, смотрела на звезды, Луну, на пролетающий огонек самолета, и мерзла в маечке - кофта была в рюкзаке.

Александр вернулся, сказал, что метрах в 100 есть место для стоянки, но там рядом уже стоят две палатки и два автомобиля, люди спят. Мне уже было все равно, лишь бы упасть и уснуть, так что мы подъехали поближе, Геннадий любезно посветил нам фарами, и мы быстренько поставили палатку. Поблагодарили водителя, рассчитались с ним, и он отъехал к мосту - тоже спать, в машине. Мы были рады - все-таки добрались...

Александр задал мне глупый вопрос - пойду ли я на речку умываться? Ха, да я уже и лежать-то с трудом могла, какое умывание? Он удалился в сторону реки, а я на ощупь разложила коврики и спальники в палатке, и тихонько растянулась там. Саша вернулся, сказал, что вода очень холодная, а покричать нельзя - люди рядом спят, так что терпел водные процедуры молча. Мы заснули.

Как я и предполагала, где-то через полчаса подъехала вахтовка с невменяемыми "туристами". Гоп-компания остановилась как раз у дороги, где мы не стали ставить палатку. Но просто добраться до места им было недостаточно, алкоголь, плохой характер и недостаток воспитания делали свое дело. Они стали громко орать друг на друга, поминутно изрыгая оскорбления и угрозы убийством. Дело было в бытовых мелочах - кому идти за дровами, кому раскладывать спальные места, кому перетаскивать вещи и тому подобное.

Короче, на ближайший час лес и берег наполнились воплями, матом, треском... Саша каким-то чудом умудрялся спать под этот безумный аккомпанемент до тех пор, пока один пьяный дебилоид не подошел к самой нашей палатке в поисках дров. У него с собой был топор, которым он зачем-то тюкал по каждому дереву, попадавшемуся по пути (между прочим, вокруг росли только огромные вековые ели, срубить которые можно лишь бензопилой). Вот теперь Александр проснулся, не понимая, в чем дело. Я ему растолковала, он успокоился, лег обратно. Со временем "дятел" убрался, но голоса, особенно нетрезвых девиц, еще долго слышались.

Мы недоумевали, зачем такие люди вообще ездят на природу? Ведь напиваться там неудобно и небезопасно, можно спьяну в костер упасть, или в реке утонуть. Сидели бы дома, и не загаживали красивые места своими отходами. Еще удивляло то, что свинячить едут именно жители Североуральска, для которых эти места родные. Да и вообще, было стойкое чувство, что они даже своим нахождением здесь в таком состоянии оскверняют эти прекрасные дикие леса.

Сказать, что мы расстроились, это ничего не сказать. Было очень противно. А еще мы не понимали поведения водителя Станислава. По его словам, он любил природу, вел здоровый образ жизни, осуждал пьянство, но при этом повез все-таки это быдло в живописные родные места! Да еще терпел их хамство. Он прекрасно понимал, что полный фургон опустошенной тары останется в лесу. Неужели ему так нужны были их деньги, что ради них можно пожертвовать всеми своими принципами? ...Ну, пусть живет, как знает.

День 2. Вот он - дикий Улс

Это была долгая ночь. Мы с усталости совсем позабыли отключить будильники в телефонах, и вот, сначала в 5 утра, а потом в 5.15 нас разбудили еще и они. Несмотря на бессонную ночь, мы проснулись окончательно в семь утра с небольшим. На улице было пасмурно и тихо. Я огляделась - люди из палаток по соседству уже встали и готовились разводить костер, бродили по полянке. Улс в этом месте был узкий и мелкий, а вот мост над ним - высокий и совсем не такой уж разрушенный.

Александр взял лодку и пошел на берег ее накачивать, а я собрала вещи и приготовила завтрак. Пока не проснулись "туристы" из вахтовки, Саша поснимал мост и виды с него. Познакомился с соседями - это были две пары из Перми, они на машинах приехали на Жиголанские водопады, там еще не были. Им ужасно понравилось, что мы собираемся плыть на лодке по этим местам, позавидовали нам белой завистью.

И вот, как только мы позавтракали и приготовились к отплытию, пошел дождь. Сначала мелкий, а потом все сильнее. Мы накрыли вещи тентом от нашей старой палатки (мы взяли его с собой, чтобы укрываться в лодке, если дождь пойдет внезапно), лодку перевернули, а сами встали под елку - ждать у моря погоды. Настроение было не очень. Хотелось скорее уплыть отсюда - здесь все напоминало о неудачной и долгой заброске, о противной компании, которая спала не подалеку... Короче, надо было срочно отдалиться от негатива и погрузиться в созерцание природы.

Через полчаса дождь прекратился. Мы погрузили вещи снова - он начался снова! Все повторилось. Чтобы не стоять, кипя от негодования, под деревом, я бродила по поляне и вокруг, собирая землянику. Пермяки тем временем собрались, сели в машины и отправились на водопады - им-то дождь был не страшен. К слову сказать, за утро через мост и вброд реку переехали три или четыре машины к Жиголанам, и одна - обратно. А на поляну пермяков прилетели ворона и вороненок, который истошно кричал, выпрашивая еду.

Началась гроза, дождь перешел в ливень... Как только он стал тише, мы поставили палатку - решили ждать до обеда, может, раздует непогоду. Как только мы и вещи были в палатке - дождь прекратился. И пока мы рассказывали наши переживания на диктофон, небо расчистилось, засияло солнце, стало жарко - красота! Вот теперь можно пообедать и плыть. Быстро перекусили, запивая пирожки простой водой за неимением чая, снова собрались, сложили вещи в лодку и, наконец-то, отчалили. Настроение сразу поднялось - ведь интересный путь начался! Да еще и погода радовала. Правда, плыть по Улсу было невозможно. Каждые 100 метров приходилось идти пешком из-за мелкой воды или торчащих со дна камней. А водичка-то холоднющая, ноги поначалу просто немели.

Места вокруг выглядели дикими и несколько суровыми - по берегам рос густой ельник, не менее густые кусты ивняка, все это перемешивалось с буреломом. Вдоль кромки воды лежало множество стволов упавших деревьев. Еще кругом цвела таволга - она источала дивный медовый аромат. Летали мелкие птички - трясогузки серые и желтые, кулички, утки, вальдшнепы...

Мы двигались в ожидании того грандиозного завала, который нам все обещали, но его все не было. Только Улс часто петлял, напоминая Сылву в верхнем течении. Но вот вода сильно отличалась - она была абсолютно прозрачной, как хрусталь, если бы не двигалась, то могло показаться, что ее просто нет. Русло просматривалось и в глубину, и вдаль на много метров. А вот рыбы нигде не было видно, даже мальков. Когда нам показалось, что мы уже прилично отплыли от места заброски, Александр посмотрел на навигатор - всего 2,2 км по прямой! Ну, ясно, что с учетом поворотов гораздо больше, но все-таки маловато. До впадения Сурьи и Большой Лямпы оставалось плыть 4 км по прямой. По этому месту мы ориентировались - завал должен был быть до него.

По правому берегу показался выход и тропинка наверх. Там виднелась стоянка, вроде бы палатка. К нам вышел мужчина, одетый по-походному, с миской в руках. Стал спрашивать, откуда мы, до куда. Развлекаясь, стал нас всячески пугать - и до Красновишерска нам плыть три недели, и масштабов завала мы не представляем, а он о-очень большой! Также заявил, что поблизости шарится медведь. Забавник, короче, попался. Еще видели двух рыбаков, они тоже спросили о нашем пути и пожелали удачи.

Между прочим, весь день нам встречались изумительные отмели для стоянок - большие, высокие, с мелкими камушками или даже песком, с напиленными чурбачками и готовыми костровищами, с живописными кустиками. Короче, сказка для туриста-водника. Я подозревала, что как только нам действительно понадобится стоянка - сказка кончится. Но нам нужно было пройти в хорошую погоду до завала и его обойти, так как в дождь переносить вещи будет затруднительно. Так что мы нигде не останавливались, лишь притормозили у небольшого чистого ручья, где я набрала воды, чуть не лишившись сланцев - их засосало в грязь, пришлось выковыривать. Еще ненадолго остановились у правого берега, где заметили кустики красной смородины. Ягоды были уже спелые, освежающие, хоть и кисловатые. А я еще сорвала несколько листьев для заварки чая.

Вода в Улсе из-за постоянных переходов пешочком перестала казаться нам холодной, ноги привыкли. Вот только характер дна не очень устраивал - оно было покрыто крупными камнями округлой формы со скользким налетом каких-то водорослей. Равновесие держать было сложно, как на катке, а если еще учесть сильное течение в некоторых местах... Вот в таком чудесном настроении, загорая, мы путешествовали по реке. Надо же, как скоро поменялось и настроение, и обстоятельства.

Каждая пара поваленных в реку стволов казалась нам началом того самого завала, но это все было не то. И вот он появился. Тут мы поняли, что это не завал, а супер-мега-завал. Я все недоумевала, почему бы местным рыбакам не собраться и не убрать его. Поняла, почему. Русло Улса на протяжении примерно 130 метров и 15-20 метров в ширину было завалено слоем бурелома высотой метра полтора. Здесь лежали, спутавшись друг с другом, тысячи стволов и коряг. Разобрать такой завал могла лишь бригада лесорубов с техникой за две недели работы, ведь копился он годами. Справа по берегу перед этой засадой была обнаружена тропа, мы причалили, вытащили рюкзаки и пакеты, и первой решили уносить лодку, чтобы было куда складывать вещи.

Тропа для обноса была натоптана, но в совсем неподходящем месте - кочки, ямы, лужи, бревна, корни деревьев, жидкая скользкая грязь, стволы, торчащие посередине... Короче, пока мы несли лодку, Саша весь испереживался, даже покрикивал на меня, неуклюжую. А у меня просто не хватало иногда силы или длины ног. Но мы героически преодолели обнос и поставили лодку на выходе из завала. Дальше все пошло легче, по одному-то идти удобнее. Хотя Александр поскользнулся и чуть ногу не подвернул. Главное, в этом месте все слепни, какие есть, устроили засаду, и норовили попить кровушки у путников - настоящие разбойники.

Загрузили мы снова лодочку, оглянулись на супер-завал, и с удовлетворением поплыли дальше, ведь самое главное препятствие на Улсе было успешно преодолено. Проплыли совсем чуть-чуть, смотрим, в Улс впадает сразу две реки - Большая Лямпа справа, и Жиголан слева. Сурью мы сначала вообще не заметили. Мы порадовались - теперь воды станет больше, а мелких мест - меньше. Наивные...

Перед впадением Жиголана, на берегу была оборудована стоянка, на ней были напиленные чурбаки, несколько мест для костра. Видно было, что сюда нередко заглядывают люди, травку всю вытоптали. Мы прошлись по бережку, поглядели на Жиголан, потрогали воду - холодная, чистая, горная. Александр прошел с камерой к чурбакам, а там целое скопище жуков-усачей, объятых любовной страстью, все по парочкам, или в процессе поиска партнера. Штук десять, а то и больше там бродило!

Мы снова сели в лодку и продолжили путь. Плыли еще час, может, больше. Вот теперь можно было и стоянку искать. Но, как и ожидалось, удобные отмели кончились. А тут еще начался дождик. На нашу удачу, на левом берегу мы все-таки увидели большую отмель, хоть и занятую - там, на стоянке, наверху была палатка, а возле нее находились трое рыбаков и женщина. Они разговаривали, прервав из-за дождя рыбалку. Но "жил" здесь только один парень, Алексей, он любезно выразил согласие, чтобы мы тоже тут остановились.

Мы немного подождали, пока дождь будет потише, скорее поставили палатку, укрыли все вещи, и забрались в наш лесной домик. Там и ужинать пришлось. Кстати, пока возились, рыбаки, кроме Алексея, ушли к машине - они сюда приехали по дороге из Североуральска, той, что ведет на Жиголанские водопады и далее, вдоль Улса. Когда засыпали, дождь все шел, и ночью принимался идти дважды. Зато было очень тепло и тихо, как дома. Только один раз вечером нас потревожил Алексей - он разводил костер недалеко от нашей палатки, чайку вскипятить, а Саша решил, что это воры пришли за лодкой... Высунулся, а тут ничего страшного - просто сосед по поляне у костра возится.

День 3. Вниз по реке

В 8 утра прозвенел будильник, я вышла на бережок. В густом тумане бродили несколько фигур рыбаков. Я умылась и вернулась к палатке. Алексей готовился разжигать костер. Я сходила в лес, спилила сухую елочку, и присоединилась к нему. Он сказал, чтобы мы вскипятили чай первыми, а он потом. Александр тоже проснулся и вышел к нам. Пока кипятился котелок, небо расчистилось, выглянуло солнце. Мы сделали зарядку, а потом позавтракали с горячим чайком, наконец-то.

Алексей рассказал, что приехал сюда на выходные, даже не столько порыбачить, сколько просто отдохнуть в тишине на природе. Они с Сашей обсудили модели своих палаток, лодок, рыбалку на Улсе, нашу корявую заброску. Я пока тихонько собирала вещи, раскладывая их на просушку. Термос чая на вечер заварила. Александр вымыл лодку, осмотрел раны от встреч с местными камнями. И решили мы пайолы вытащить, во избежание других повреждений. Положили их просто вдоль посередине лодки. Потом все погрузили, и отчалили, но пешком - вблизи снова был мелкий перекат.

Так, то вплавь, то пешком, мы прошли несколько поворотов. По реке все еще стлался туман, скрывая от нас коварные высоко торчащие из воды камни, так что ушки приходилось держать на макушке, чтобы не врезаться в такой сюрприз. Радовались, что сняли пайолы - все же зацепили несколько раз камушки, правда, мягко. Видели на берегах еще пару-тройку рыбаков. Затем, на небольшой отмели решили пристать, чтобы нормально умыться. И тут обнаружилось, что мыло мы забыли на стоянке! Я его положила Саше для умывания, а он решил сделать это позже, и забыл про него. Он решительно заявил, что так этого не оставит - уплыли мы не так далеко, а странствовать еще долго, и без мыла это неудобно. Кроме того, он вспомнил свой подвиг семилетней давности - возвращение солнечных очков на Чусовой.

Надел он штаны, кофту, взял с собой кроссовки, нож, накомарник и дождевик, и направился на другой берег - идти спасать мыло. Мне сказал, чтоб ждала, если до вечера не вернется - начинать волноваться. Ну, мне не впервой куковать одной в лесу. А ему предстояло пройти километра два-три по местному дикому лесу, хотя была надежда, что вдоль реки найдется рыбацкая тропинка (так и вышло). На другом берегу Александр поменял сланцы на кроссовки, и удалился. Я погрузилась в тишину, впрочем, она нарушалась журчанием воды, свистом и щебетом пичужек в кустах, иногда каркала ворона. Чтобы не скучать, я достала диктофон и наговорила путевые заметки за последнее время, потом взяла газетку почитать. Тут пошел мелкий дождь, и пришлось укрыть тентом лодку с вещами. Сама я тоже забралась под тент, там и сидела.

Примерно через час-полтора вернулся спасатель, криками приветствуя меня. Выглядел он забавно - длинный дождевик с капюшоном и козырьком превращали его в типичного маньяка, он вышел из дождя и тумана, взял сланцы, и прямо в штанах и кроссовках пошел ко мне через реку - видно, уже до этого вымок до нитки. Но мыло принес. Сказал, что Алексей очень удивился и обрадовался его появлению - скучновато ему там одному, рыба что-то не клюет, да и погода не очень.

Шел туда и обратно Саша по тропе рыбаков, это было намного легче, чем ломиться через лес. Хотя и через тропку валялись упавшие деревья. Трава по сторонам дорожки высокая и мокрая, так что уже через десяток минут вымокли и штаны, и кроссовки. Периодически он кричал "Хоп-хоп", чтобы дать понять зверям, что он идет. Из кустов все время взлетали мелкие птички. Вдоль тропинки часто попадались маслята, заросли черники, даже земляника иногда. Из этого происшествия мы сделали вывод - проверять перед отъездом не только стоянку, но и все места, где собирали вещи, умывались и готовили еду, чтобы больше ничего не забыть.

Отжали Сашины кроссовки и штаны, он залез в воду, чтобы освежиться, умылся мочалкой со спасенным мылом, и мы еще и пообедали здесь. Да, мочалку мы в этот раз взяли поролоновую, ей мыться в речке намного удобнее, она мылит хорошо. Обед завершился банановым кексом - удивительно для такого места.

Но пока обедали - дождь начался снова, потом перестал, потом снова начался... Короче, мы решили в перерыв между дождем доплыть до следующего островка, и там накрыть лодку тентом. Сами встали под березу, и ждали. Дождь снова кончился, и мы повели лодку пешком мимо острова. В одном месте я поскользнулась, и упала, хорошо, не в воду, а боком на борт лодки. Потом сели и поплыли дальше, вдыхая запах таволги, которая по-латыни смешно называется "филипендула".

По пути проплывали несколько довольно высоких скал и покрытых лесом горок - на них росли сосны. А вот ниже, у реки - все больше ели и кедры с примесью лиственных деревьев. И видно, что уже поспевает брусника, горит красными огоньками. В Улс впали уже 4 реки, и воды стало побольше. Жаль, что Улс местами разливался очень широко и мелко. А еще со дна торчали камни внушительных размеров - один был примерно 7х5 метров, и высотой полтора. Короче, преодоление перекатов иногда уже походило на слалом.

Было жарко. Мы решили загорать в лодке, разделись, и тут вышел казус. Я хотела быстренько скинуть шорты, стоя в воде у лодки, но не удержала равновесие, замочила шорты, потеряла сланец, и чуть не упала сама. Александр бросился вслед моему уплывающему тапку, и догнал его, несмотря на быстрое течение, пока я держала лодку. Долго смеялись. Такое видео собрало бы много просмотров!

Проплыли место, где справа стояла высокая скала, и под ней было глубоко. Саша сказал, что видел несколько мальков-подростков. И тут я поворачиваю голову направо - и замечаю в двух метрах от лодки четырех крупных рыб, сантиметров по 60 каждая - длинные, серебристые, с прозрачным хвостом. Они, недоверчиво косясь, проплывают мимо. Я успела сказать Александру, и он их тоже увидел. Наверное, это и были хариусы, а может, и ленок. Как у него загорелись глаза! Сразу захотелось порыбачить...

Кроссовки мы подвесили сушиться на корме. Штаны и шорты сохли на рюкзаках. Мы проплыли мимо пары живописных речек, заваленных сухими деревьями. Были и отмели, но после впадения Лямпы они уже стали не так хороши - все из крупных угловатых булыжников и низкие - на такую палатку не поставишь. Но вот мы увидели более подходящую отмель - высокую, и с мелкой галькой. Подплыли туда, но тут выяснилось, что отмель намыта речкой Крестовкой, и она протекает здесь посередине отмели. Но потом поняли, что места для палатки достаточно, а костровище уже есть, через Крестовку только перейти. Вода в ней была также очень чистая, холодная, и течение быстрое. А вообще место красивое, и в лес пройти можно спокойно. Так что мы остановились здесь, чтобы просушить вещи и спокойно переночевать.

Разложили все, поставили палатку, подложив под нее травы - пусть проветрится. Местечко для нее нашлось прекрасное - совсем мелкая галька. Пока занимались делами, еще и позагорали немного на жарком солнышке. Поначалу было достаточно много оводов, они все садились на лодку, ну, и на нас иногда, но были какие-то квелые, так что мы успевали их бить до укуса. Пока Саша занимался сбором травы, я решила пройти немного по берегу по течению реки - взглянуть, что там, а то вдруг дорога, палатки с рыбаками и т.п.

Вдоль речки шла узкая тропинка. Я немного по ней продвинулась, и тут вижу - свеженький след от сапога. Нет, думаю, я туда одна не пойду, пусть Александр потом прогуляется. Вернулась на стоянку, собрала по пути малость дровишек. Саша уже закончил свои дела, и мы вместе развели костер, чтобы сварить супчик и вскипятить чай. Неизвестно ведь, сколько продержится сухая погода, а то потом и горяченького не поешь, если дожди зарядят.

Суп получился вкусный, куриный с вермишелью, им с удовольствием и поужинали. Александр сетовал, что много времени уходит каждый раз на обустройство стоянки - все надо из лодки достать, сложить, переложить и т.п. Немного дров припрятали под лодку на завтра на случай сырости. А признаки дождя были - в той стороне, откуда мы приплыли, небо покрылось тучами, и все время слышались раскаты грома, но почему-то он к нам не приближался, гроза как бы зависла над Вогульским камнем, так и гремело часа два, и видно было, что из черных туч там идет дождь. Видимо, горы как-то задерживают облака. А у нас только ветер сильный подул с того направления.

Александр поснимал на видео пейзажи, речку Крестовку, нашу отмель, длинную дугообразную гору на противоположном берегу, всю покрытую густым зеленым лесом, как мехом. Еще сходил на разведку в ту сторону, куда я не пошла. Обнаружил там под густыми елями пустую стоянку, на одном стволе висела табличка "Горнозаводской", а тропинка вела дальше. Причем весь лес вокруг заболочен, но здесь сухо.

Вечерком попили чаю с остатками бананового кекса, сложили все вещи под лодку, и придавили ее бревном и камнем на случай ветра, а то у нас на Чусовой однажды лодка улететь пыталась. Внутрь поставили сторожок - миску с ложкой - если кто попытается лодку сдвинуть, ложка загремит. На палатку сделали растяжки палками, закрепленными камнями, чтобы тент во время дождя не касался палатки, а то промокнет. Помылись, да и забрались в палатку (примерно в 21.15), а то уже холодно становилось на улице, да и устали мы. На завтра планировали, если позволит погода, доплыть уже до впадения Кутима, да сходить на место бывшего чугунного завода. Часов в десять вечера уже заснули.

День 4. Стоянка у Крестовки

Ночью Александр выглянул из палатки - проверить обстановку, а там в полнеба сияет огромная полная луна, вся в окружении жемчужных облаков... Видно и реку, и гору, и лес... Он разбудил и меня полюбоваться, очень романтично. Как только заснули после этого, проснулись от капель дождя, и снова выползли - застегнуть двери палатки. Под шум дождя спали прекрасно, но Саше было жарковато в его спальнике, он зимний.

В 8 утра я проснулась и вышла наружу - было холодно, небо затянуто тучами, но пара маленьких клочков голубого неба вселяла оптимизм. Уже то, что не было дождя, радовало. Пока делали зарядку, решили сделать дневку, раз и стоянка удобная, и лес рядом. Ветер поменял направление к Вогульскому камню от Североуральска, потеплело, облаков становилось все меньше. Мы позавтракали бутербродами и чаем из термоса. А после этого я решила сходить в лес - по грибы, по ягоды. Нарядилась в кроссовки и куртку, брызнулась от комаров на всякий случай, взяла ведерко, нож - и отправилась за добычей.

Сначала хотела пойти по тропинке вниз по течению, мимо стоянки, которую видел Александр, но тропинка скоро уткнулась в канаву с водой, соединявшуюся с Улсом, а разуваться мне не хотелось. Так что я вошла на стоянку и стала искать выходы в лес оттуда. Первая попытка не удалась, я забрела в заросли высокой влажной травы. А вот в направлении нашей отмели обнаружились тропинки, а вдоль них - о, чудо! - земляника! Я даже не думала, что она в этих местах, да в такое время года растет. И вот, лазая по окрестностям этой стоянки, я набрала половину ведерка земляники, и половину ведерка черники, кроме того, нашла несколько грибов - три опенка и обабок. На грибной супец для вкуса уже хватит!

А вот лес, по которому я бродила, заслуживает отдельного описания. Он совсем не такой, как на Урале под Екатеринбургом. Здесь дикие дебри, тайга. Кругом поваленные стволы, некоторые так прогнили, что можно сквозь них провалиться. Всюду какие-то кочки, иногда высотой в полметра, ямы и ямки с водой, мох глубиной выше щиколотки, все ветки затянуты паутиной. А сколько всего растет! Я такого разнообразия растений давно не видела - черника, голубика, брусника, костяника, земляника, шиповник, смородина - это только ягоды. А других цветов и трав еще великое множество. Кусты, деревья самых разных видов. Елочки, как будто сухие, мертвые - а смотришь - пара веток зеленые и живые. А запах! Дивный. Тут и еловая смола, и травы, и свежесть, и мед... Просто сказочный лес. Ходить по нему, конечно, непросто, но уходить не хочется. В конце концов, вышла на берег Крестовки, и вдоль него вернулась на нашу стоянку.

Александр все это время пытался рыбачить, а потом мылся в речке. Он решил опробовать новые мушки, которые купил перед отъездом в надежде выловить хариуса. Но мушки оказались негодными - сделаны тяп-ляп слепыми китайцами. Покидал спиннинг для тренировки, и понял, что клюнуть на такую наживку может только если рыбы вокруг будет немерено, потому что мушку абсолютно не видно в воде, на каком она расстоянии, хотя бы.

Он убрал спиннинг и стал мыться, а тут и я пришла. Я показала ему свой улов, он сказал, что грибов на суп маловато. Так что пришлось мне идти снова в лес. Теперь я решила перейти Крестовку, и поискать в другой части берега. По камням аккуратно перешла, и направилась вверх по течению Улса. Стала смотреть, что здесь есть. Увидела вылущенные кедровками шишки, причем они их разделывают интересно - не вынимая орешки из шишки, а просто отстригая половину скорлупы. Кое-где отдельно валяются чешуйки от кедровых шишек. А сами кедровки метрах в 50-100 от меня орали-надрывались, я даже подумала, не медведь ли там ходит.

По всему было видно, что ягодки собирали, не то человек, не то зверь общипал - стебельки торчат, а ягодок нет. Но мне ягод тоже хватило. Кое-где встречались и другие следы пребывания народа - какие-то обломки, обрывки веревки... А в одном месте под большущей старой березой стояло пластиковое ведро из-под краски литров на 12, в ствол был вбит железный желоб, наверное, здесь добывали березовый сок по весне.

Так я бродила, собирала чернику, грибов попалось всего две штуки. И еще я наступила на поваленный ствол дерева, выглядевший вполне надежным, а он оказался трухлявым, и я ногой насквозь провалилась в него, и даже под него - в яму с водой. Кроссовок промочила, штаны запачкала. Потом я вышла на берег, совсем недалеко от нашей стоянки, увидела Сашу и попросила его принести мне сланцы, а то переходить холодную речку по скользким камням не слишком-то заманчиво.

Тапки Александр перекинул мне через поток, а сам отправился туда, где я только что была, чтобы поснимать лес. Там ему попадалось множество мелких птичек, вылетавших отовсюду из окрестных кустов, цветы местные поснимал, виды островка, берега речки Крестовки, но недалеко, чтобы не промочить в траве одежду. Я села на лодку переобувать кроссовки и снимать мокрые носки, и тут выглянуло такое жаркое солнце, что я немедленно сняла майку и стала блаженно загорать. Это было всего минут 10, зато приятно. Потом солнышко спряталось за облака, но и оттуда проникало его тепло.

Саша вернулся. Я как раз прополоскала носки-кроссовки, штаны повесила сушить, и стала резать салат. Еще надо было пирожки доесть и курицу. Вот это мы и съели. А на закуску была вкуснейшая дыня "колхозница", купленная в Североуральске. Землянику и чернику оставили на завтра на перекусы. Саша пошел на прогулку в сторону стоянки горнозаводцев, а я почитала журнал, сидя на лодке, потом стало прохладно, и я забралась в палатку, там валялась и смотрела на реку в окно.

Потом и Александр присоединился ко мне, и поделился впечатлением о непроходимости местного леса, чтобы там передвигаться, надо иметь крепкую одежду, непромокаемую обувь и много терпения. Столько там кустов, валежника и болотин, и все заросло высокими травами и мхом. И только вдоль самой кромки реки почти везде есть рыбацкая тропинка, иногда всего сантиметрах в тридцати от воды. Да и та пересекается многочисленными ручейками и лужами.

Мы полюбовались бегущей водой в Улсе, а затем забрались в спальники. Я мгновенно уснула, да и Саша скоро задремал, и проспали мы до самого ужина. Я проснулась от того, что показалось - по палатке барабанят мелкие капли. Они действительно были, но совсем мелкие, как пыль. Мы быстренько встали, накрыли вещи лодкой. Я предложила, раз погода такая неустойчивая, скорее развести костер и сварить горяченький грибной суп. Александр немедленно помчался разжигать огонь - супчика-то хочется!

Хватило двадцати минут, чтобы сварить его, и еще успели накипятить чая. А дождь только попугал нас, так что ужинали мы супом и дыней на улице перед палаткой. А уже сильно похолодало, надо сказать. Ветер гнал по небу черные клочки туч, а между ними чуть-чуть голубого неба. Мне хотелось скорее снова в палатку. Кстати, Саша старательно обтер палатку и тент - на них оказалось столько воды! Я еще потусовалась до вечернего чая у костра, поворачиваясь к нему то передом, то окорочками. Понятно было, что пропахну дымом, но греться-то надо. А то мы весь день закалялись - сновали от палатки до костра и обратно через холодную Крестовку. Ну, зато не болеем!

Выпили мы чаю с мятными пряниками, сидя на лодке, собрали вещи под лодку и тент. Я почистила зубы, умылась и нырнула в палатку греться, а Саша еще долго ходил туда-сюда по отмели, что-то там делал. Ну, наконец, и он пошел спать, и сразу начался дождь. Мы немного почитали, да и отошли ко сну часиков в десять. Сквозь сон я слышала, что дождь усилился. Он лил всю ночь. Потом лил все утро. Весь день. Кончился он лишь в половине четвертого следующего дня, то есть шел 18 часов, причем все время сильный.

День 5. Вынужденная дневка

В 8 утра Саша даже не услышал будильника. Мы валялись до девяти, все равно делать нечего - дождь. Ночью я спала не очень хорошо, потому что замерзшие ноги никак не желали согреваться, так же как и пятая точка. А Саше в теплом спальнике - как в танке. Завтракать пришлось в палатке, хорошо, что чай вчера успели сделать. Я посмотрела записанные в Екатеринбурге прогнозы погоды, и поняла, что они довольно точны, просто сдвинуты на один день позже, и там как раз значился этот затяжной дождь. Весь день мы кое-как занимали себя - читали, кроссворды гадали, я даже вязала жилетик. Это безделье нас не слишком расстроило, только руки-ноги-бока затекли от долгого лежания в тесной палатке.

Радовались, что новая палатка выдержала испытание дождем, только там, где молния тента, немного протекала вода - то ли сквозь швы, то ли под нашивку... Но ничего страшного. Да, еще слишком большая внутренняя сетка на крыше палатки - для дыхания хватило бы и меньше, а так через нее с тента конденсат иногда капает. А вот то, что тамбуры немного длиннее, чем у прежней палатки, это хорошо, удобно.

В три часа я напомнила, что пора бы отобедать, но Саша сказал - давай еще подождем, может дождь кончится. Вылезать в дождь не хотелось. Еще полчаса мы лежали, а потом - о, чудо! - осадки прекратились! Мы не поверили своему счастью, я на всякий случай надела дождевик, и пошла доставать продукты на обед - овощи, колбасу. Поели салат с сырокопченой колбаской, закусили лесными ягодами. Потом долго разминали конечности. Кстати, после дождя вода в Улсе расслоилась - вдоль горы она стала мутноватой, буро-зеленой, а у нашего берега осталась прозрачной. Видно, дождем сверху намыло земли и песка.

И вот у меня появилась идея попытаться разжечь костер, чтобы ужинать горячей кашей. Для этого надо было всего стакан воды вскипятить, я считала, что наших запасов припрятанных дров хватит, но Александр отнесся к моей идее скептически. За разговорами я заметила хищную птицу, пролетавшую над нами - это был не обычный в этих местах коршун, а кто-то черный, с более длинным хвостом, и перья на крыльях не растопырены... Еще кедровки опять сновали через реку с шишками.

Ну, все-таки я уговорила Александра заняться костром, и он побрел на другой берег Крестовки пилить лесину. По пути спас лягушку, свалившуюся в холодную быструю воду, принес мне показать - коричневая такая, с зеленоватыми полосками. Над лесом поднимались клоки пара, причем только в определенных местах - то ли там нагретые камни, то ли ручьи...

Уровень воды в Улсе и Крестовке сильно поднялся, наша отмель несколько уменьшилась в размерах, а переходить Крестовку к костровищу стало совсем неприятно - глубоко и течение сильное. Так что новый костер мы разводили на нашем берегу, неподалеку от палатки - было нелегко убедить Александра перенести его сюда. Я просила его перекинуть на наш берег елку - она, должно быть уже подсохла, но он так неуклюже метнул ее, что она упала в реку, и ее унесло течением.

Взамен елки он отпилил пару чурбачков от поваленного ствола - внешний слой был промокший, а в середине они были сухими, так что удалось наколоть кое-что. Палку для котелка принес с того берега. Пока Саша возился, я немного еще поспала. Потом я помогла найти камни для укрепления палки, куда вешать котелок, и стали мы возиться с костром, что оказалось нелегким делом.

Дровишки все же были сыроваты, и горели крайне неохотно, ветер менял направление, и то и дело бросал Саше в глаза клубы едкого дыма, так что через полчаса он стал похож на копченого вампира. Но мы вскипятили-таки воду и сварили гречневую кашу, которую с аппетитом съели с соленым домашним салом. Главное, что блюдо было горячим! А костер мы поддерживали еще долго, до тех пор, пока еще на чай котелок не вскипел.

Потом сделали некие манипуляции - чай из термоса слили в кружки, заварили свежий, а из кружек подогрели в котелке и выпили с пряниками. Опять горячее! Хорошо! Но все эти сложности и ушел незаметно весь вечер. Нас очень радовало то, что в небе появились просветы голубого неба, и они становились все больше. И закатное солнышко чудесно освещало противоположный берег, сосны на горе будто светились. А потом еще побежали легкие розовые облачка...

Но долго любоваться явлениями природы мешал наступавший дубак - изо рта уже пар шел. Так что мы поспешили умыться - и в палатку. Спать не хотелось, снова стали разгадывать кроссворд, пока освещение позволяло. Ну, а когда уж стемнело, пришлось засыпать.

День 6. Поселок Кутим

Часа полтора валялись в палатке, ждали, когда выйдет на наш пляжик солнце. Но оно все медлило, а из-за горы поползли тучки... Тем временем по палатке, треща крылышками, скакала какая-то пташка. Потом она слетела вниз, и мы увидели, что это трясогузка. Она стала прогуливаться перед входом, к ней присоединилась вторая, затем третья... Они бродили совсем рядом, слышали наши голоса и не боялись. Одна забралась в резиновый тапок, а другая заскочила на мой рюкзак - я все ждала, не накакает ли она на него, но птица держалась в рамках приличий. Птички были маленькие и очаровательные, очень трогательные на своих ножках тоньше спичек. Но было пора собираться и отплывать, чтобы хоть куда-то успеть.

Снаружи было холодно, так что зарядку пришлось делать энергично. Потом позавтракали и начали собирать вещи, поглядывая на небо - не грозит ли нам дождь. Но погода явно налаживалась, и уровень воды в Улсе почти вернулся к прежнему. Я надеялась, что раз воды чуть больше, то идти пешком нам предстоит по реке чуть реже.

Выглянуло солнце, подсушили мы влажный от конденсата тент, и загрузились в лодку. Отчалили. Но на ближайшем перекате снова пришлось прогуляться по дну, не помог и прошедший дождь. А вот течение, кажется, усилилось. Еще навстречу нам дул холодный сильный ветер, так что я надела и кофту, и ветровку. Следующий перекат проходили уже не вылезая из лодки, но порулить пришлось знатно - камней там было столько натыкано! Мы проплыли несколько впадающих ручьев и речек, среди них Яранга и Широкая. Она впадала так же, как Крестовка, несколькими потоками.

Справа начались группы высоких скал. Мы смотрели сначала на них, а потом повернули головы налево, и увидели двух человек, пробиравшихся то по реке, то по берегу во встречном нам направлении. Они были в болотных сапогах, с рюкзаками. Ближе разглядели, что это мужчина в возрасте и женщина с городской стрижкой на рыжих волосах. Видно, туристы, или на рыбалку идут. Они спросили, куда мы плывем и пожелали нам удачи.

Дальше мы прошли поворот, и слева увидели большую, озаренную солнцем, отмель. Напротив нее и вдалеке были красивые скалы. Мы немедленно решили здесь причалить, встать на обед и позагорать. Да, именно позагорать. Когда ложишься на землю, ветер перестает чувствоваться, и ощущаешь только жар солнца. Так мы и сделали. Осмотрели поляну возле отмели, стоянку. Саша сходил поснимать виды Вогульского камня вдали, и мы пообедали. Расстелили коврики, разлеглись, и минут сорок наслаждались жарой, словно где-нибудь у Черного моря.

Но вскоре солнце зашло за деревья, и немедленно стало холодно. Ну, мы оделись, да и поплыли дальше. Уплыли мы недалеко. Как только мы вписались в поворот, у окончания скалы Александр заметил желанный объект - охотничью избушку, а может, рыбачью. Это неважно, потому что он к любому такому строению испытывает неподдельный интерес. Пришлось срочно приставать к берегу - осматривать данное сооружение и снимать его на видеокамеру.

Сашу особенно радовало то, что домик настоящий - то есть старый, покрытый мхом и почерневший, все, как надо. Он обрядился в штаны, чтобы не покусал никто, и крапива не пожалила, и отправился к избушке. Вокруг нее были заросли кустов, елки, высокая трава с той самой крапивой... Также у домика имелось одно застекленное оконце, крытые сенки с открытой дверью. С наружной стороны висело жестяное корыто, а с внутренней - тазики, веники и всякая другая утварь. Двери в избушку были просто прикрыты.

Внутри мы увидели черный подгнивший пол, грязноватые полати, столик, кругленькую печку, лавку. К перекладине на веревочке подвешен пакет с едой - крупа и соль, наверное. И многие постояльцы избушки оставили на ней свои автографы - кто просто имя-фамилию, кто город и год посещения, а кто-то написал "Спасибо" большими буквами. Видно, выручила избушка. Саша, проходя по полянке, спугнул большую птицу, подозреваю, что тетерку.

Ну, спустились мы обратно к реке, сели в лодку и поплыли дальше, впереди нас ожидала развилка "Кутим". Проплывали скалы, впадения мелких речек, лавировали по перекатам, и это местами уже напоминало рафтинг, даже волны в лодку пару раз заплескивали. Мы все ждали большого разлива Улса, который должен был указывать на эту самую развилку, и все же подошли к нему как-то неожиданно. Я увидела разлив, налево - высохшее русло, заваленное бревнами, направо - достаточно большую поляну, и предположила, что это, наверное, и есть поворот на бывший Кутимский завод.

Но он усомнился, сказал, что просто обычный поворот реки. И тормозить мы не стали, поплыли спокойно дальше. А надо заметить, что течение здесь было быстрое. И вот, уже почти пройдя мимо поляны, я вдруг увидела на сосне табличку, где было белым по синему большими буквами написано "р. Кутим". Я указала на это обстоятельство, и мы стали в пожарном порядке тормозить, и против течения выгребать к выходу на берег. А выходы - две штуки, были очень неудобные - земляные, только у самой кромки воды немного камней. Мы выбрали тот, который пониже, глинистый, и кое-как выбрались и вытащили лодку, чтобы не унесло течением. К поляне из леса выходила просека, но самой реки Кутим нигде не было видно.

Мы поднялись наверх, и посмотрели по навигатору, та ли это дорога, что приведет нас к заветной цели - дому посреди необитаемого леса, на месте чугунолитейного завода на реке Кутим. Да, это была именно она. Вид у Саши был немного растерянный - он явно не знал, что делать. На часах было четыре часа, а на Кутим мы планировали потратить целый день. Решили разгрузить лодку, и спрятать ее, не сдувая, вместе с вещами, в лесу, а самим по-быстрому сходить на экскурсию - ведь идти всего где-то 4 километра. К вечернему чаю уже можно было вернуться. Александр согласился, но стал переживать, куда же спрятать лодку? А вдруг кто-нибудь найдет ее вместе со всем снаряжением? С собой мы решили взять только напоясные сумки с документами и деньгами, нож, воду, перекус, ну и конечно, видеокамеру.

Ну вот, пока я потихоньку разгружала и сортировала вещи, Саша искал место для "склада". Оно нашлось всего одно - на самой тропе вдоль Улса, в той стороне, откуда мы приплыли. Дело в том, что лес вокруг был заболочен, так что сухие места оставались лишь на дороге и на этой тропе. Делать нечего, приходилось рисковать. Метрах в 50 от поляны, чуть в стороне от тропы, на кочки прямо над водой, мы положили палки, на них наши пайолы, а уже на них - рюкзаки и прочее. Все накрыли сначала лодкой, потом тентом от старой палатки. А на него навалили травы, чтобы ни с реки, ни с дороги не было заметно, только если близко подойти.

Кстати, рядом с нашим "кладом" стояло большое дерево, осина, примерно сантиметром 80 в диаметре, и оно до половины внизу было сточено на конус по кругу чьими-то зубами, как раз на уровне роста бобра. Если это бобры - респект им за такую мощь. Смотрелось впечатляюще. При первом же сильном ветре это дерево рискует упасть. Сами переобулись в кроссовки, надели штаны-кофты, и отправились навстречу приключениям. Вышли примерно в 16.15.

Сначала дорога выглядела вполне пристойно, даже довольно сухо, и мы бодро шли. Потом начались лужи, но их можно было кое-как обойти по краю. Слева в нескольких метрах шумела река Кутим, достаточно большая, почти как Улс, можно и на лодке плыть. А дальше наступил момент, когда вся дорога превратилась в одну огромную лужу, обойти ее не получалось, потому что сразу у дороги начиналось болото.

Мы остановились, озадаченные, и стали оглядывать все вокруг в поисках обхода. Заметили, что в одном месте трава вроде как примята, как будто кто-то шел. Вот мы и свернули на болото, в лес. Обходной путь углублялся в лес, петляя между кочками и топкими местами, потом выровнялся и пошел параллельно дороге. Но по болоту. И следующие 10-15 минут мы пробирались по нему, прыгая через корни, коряги, лужи, проваливаясь в мокрый мох. Кроссовки у меня подмокли, и казалось, что конца этой тропинке не будет.Но вот путь повернул обратно к дороге, и мы, наконец, выбрались на твердую землю. Хоть и мокрую, всю в больших лужах, которые мы обходили по траве сбоку, по корням. Зато было очень тепло, почти жарко, светило солнце, кусачих насекомых нигде не было видно. Лес давал тень, и идти было не трудно.

У дороги постоянно попадались грибы. Два белых мы даже на видео сняли - там был большой старый гриб, а под его шляпкой прятался маленький и хорошенький боровичок. Видели и рыжики, и маслята, и подберезовики. В некоторых местах дорогу пересекали ручьи, впадающие в Кутим. Они были накрыты сверху стволами и присыпаны землей, чтобы можно было пройти-проехать. В одном месте встретилась колея прямо в траве - выход к Кутиму. Дальше еще был выезд на хорошую стоянку с чурбачками и столом.

Потом дорога вышла к Кутиму, к броду через него. Я было подумала, что придется разуваться, но умный Александр уже знал, что здесь есть старый мост. К нему вела чуть заметная тропка. Мост так зарос кустами, что его было не разглядеть с двух метров. Мы вышли на него, и удивились размерам бревен, из которых он был сложен. Это были старые, замшелые стволы чуть не по метру в обхвате. Они лежали двумя слоями, и верхний слой обрывался за полметра до берега, но перейти было можно. Скорее всего, мост был через речку Саменка, которая протекала через болота, и впадала в Кутим.

Снова вышли на дорогу. Теперь большинство луж на ней затягивала зеленая ряска, что придавало дороге еще более дремучий вид. Да, о дремучем виде - лес вокруг дороги мог нагнать страху на городского жителя, он был абсолютно непроходимый, с огромными елями, вывороченными корнями, висячими мхами и лишайниками, паутиной и другими прелестями. При этом в нем стояла полная тишина и полумрак. Не хватало только избушки на курьих ножках. Были также ровные полянки, покрытые нежной, светло-зеленой травкой - самые что ни на есть трясины. Но мы ничуть не смущались видом леса, и шли себе по дороге, обходя лужи, переходя ручьи и речки. С обочин дороги в лесу часто взлетали тяжелые птицы - опять тетерева, вероятно.

Через некоторое время мы дошли до развилки, перед которой висел знак "примыкание дороги", что уже само по себе странно в таком месте. Рядом были вывески: "Золотанка. 30 км" и "Кутим. 1 км" со стрелочками. А на дороге, идущей справа, виднелись знаки "Пересечение с железной дорогой" и ... "Паровоз". Улет просто. Между прочим, на обратном пути мы увидели еще один знак, не замеченный ранее - "ограничение скорости до 20 км". Это было тем более смешно, что двигаться на такой бешеной скорости по этой дороге мог, разве что, танк. Ведь глубина некоторых луж доходила до колена.

После этой забавной развилки дорога временно улучшилась, стала гораздо суше и даже ровнее. Мы обрадовались, пошли быстрее, тем более, что до Кутима остался, согласно табличке, всего лишь километр. Но наш пыл быстро остудили огромные лужи, заливавшие всю дорогу от края до края, да, к тому же, затянутые зеленой ряской. Пришлось снова карабкаться козьими тропами по обочинам, кустам и траве. Затем мы вышли к участку, где дорога шла прямо по берегу Кутима, обрываясь непосредственно в воду, да еще с уклоном в ту сторону. Так что, если ехать на машине после дождя, можно запросто съехать в реку вместе с частью дороги. Хорошо хоть подложка дороги каменная, из гальки, а не из глины, а со стороны леса была настелена гать.

Но вот Кутим снова отошел подальше, а через дорогу в него влились пара ручьев. Километр все что-то не кончался. Было жарко, уже хотелось куда-то дойти, но у меня было опасение, что, может, и ходить-то туда не стоит. Вдруг мы найдем там только грязного мужика в качестве сторожа, и ничего интересного? Последний участок дороги отличался особой изощренностью препятствий - надо было перепрыгивать огромную лужу по жердочкам, которые качались и проваливались в воду. Но и с этим мы справились.

Слева от дороги потянулся большой луг с высокой травой, до самой реки. А река здесь отворачивала влево под прямым углом, и текла под горой, неожиданно открывшейся нашему взгляду, где и находился когда-то поселок Кутим и Кутимский завод. Весь склон горы, повернутый к реке, был безлесный, покрытый травой, а близко к вершине - большой дом необычного вида, и возле него еще всякие строения - теплица, сараи, ветряк крутится... Огород немаленький. Короче, обжитое место. И вроде бы ходит корова.

Вдоль дороги, ведущей к дому, высажены огромные старые тополя - ровесники завода, видимо. Высоченные, раскидистые, настоящие реликты. Проходя под ними, мы уже пыхтели, ведь теперь к жаре добавился подъем вверх. Слева в небольшом отдалении стоял какой-то указатель, но прочитать, что там написано, пока было нельзя. С возвышенности посмотрели на реку Кутим - она сверкала на солнце. Мы удивились, что дом построен так далеко от реки, метров триста-четыреста, ведь это не слишком удобно с хозяйственной точки зрения.

Метров за пятьдесят до дома мы остановились - там залаяли собаки, и мы подумали, что лучше дождаться выхода хозяев. А пока стояли и рассматривали строение. В доме было два этажа, по первому его опоясывала большая застекленная веранда, а на втором посреди фасада гордо красовалось панорамное окно примерно три на три метра с синими шторами, а над ним - не менее гордая гипсовая фигура орла. Слева перед домом росло дерево, а под ним белела гипсовая же фигура девушки с кувшином. Она была удивительно неуместна здесь.

За оградой дома находился огород, бывшая конюшня, где теперь проживали козы. На верхнем ее этаже были запасы сена. Дальше был внутренний дворик, за ним - большая теплица. За домом выше по склону была поляна, покрытая множеством каких-то пеньков, а слева - загончик, черная собака на цепи, баня. А если пройти еще левее - можно увидеть большой металлический рыжий вагончик на полозьях, типа строительного - это, как нам потом объяснили, гостевой домик для туристов, там же рядом туалет.

У дома ходили люди, двое. Они вошли в дом, и уже с веранды, открыв окно, мужчина окликнул нас, чтобы мы подходили. Мы спросили про собак, мужчина ответил, что сейчас их привяжет. Ну, с одной это у него получилось, а вот вторая, молоденькая лайка персикового цвета никак не хотела терять свободу. Она с лаем носилась, не даваясь в руки, бросилась к нам, и тут выяснилось, что намерения у нее самые дружеские - она стремилась скорее облизать нас, наскакивала, становясь на задние лапы, виляла не только хвостом, но и всем телом, визжала и всячески выражала радость по поводу нашего прибытия. Хозяин в отчаянии попросил нас помочь ее поймать, я сначала опасалась, но потом решилась, и схватила собаку за лапы, обняла, и передала хозяину. Он посадил ее на цепь, и бедняга стала плакать и жаловаться, а потом обиженно ушла в конурку под дом, откуда периодически выходила и повизгивала.

Тем временем мы познакомились с хозяином, вернее, сторожем этого дома. Расспрашивал его, в основном, Александр, а я старалась все запомнить. Звали мужчину Василий, родом он был из Красновишерска, там его и наняли на эту работу. Выглядел он колоритно - крупный, крепкий, еще не старый (хотя сказал, что на прошлой неделе стукнуло 60), яркие живые глаза, большая борода, золотые зубы. Жил он в доме на тот момент уже 4 года, следил за хозяйством, встречал хозяина и редких туристов, ходил на рыбалку и охоту, растил на огороде овощи, держал коз, а когда-то и кроликов. Помогала ему его, видимо, жена, Ольга, симпатичная довольно молодая женщина с короткой стрижкой. К нам она так и не вышла, хотя несколько раз выглядывала из окна веранды, видимо, все же любопытно было.

За продуктами Василий ездил в Красновишерск, на оптовую базу. На лодке самосплавом по Кутиму, Улсу до Золотанки, там на машине до города, и обратно на моторе. Ну, зимой, видно, на снегоходе. Еще иногда привозят им по заказу вещи и продукты из Североуральска, по той самой дороге, которую мы мимо проходили. Ветряк, который мы видели, крутился не просто так - он заряжал аккумулятор. Еще в доме был генератор, висела спутниковая тарелка. Насос качал воду из родника поблизости, но это только в теплое время года.

Пока мы беседовали, к нам вышло небольшое стадо коз - все беленькие, стройные и грациозные, с колокольчиками на шейках. Но вот сопровождал их монстроподобный здоровенный козел с нереально здоровыми рогами. Василий сказал, что их мерил, 65 сантиметров в длину! Козел был бурый, звался Проня, и имел стоящую торчком гриву по всей спине, обхват шеи, как торс Александра. Больше всего он походил на горного барана. На меня он особого внимания не обратил, а вот в Саше увидел соперника, и стал всячески угрожать - рыл копытами землю, тряс гривой, показывал язык, жевал губами, сопел, целился рогами... Особенно его раздражала, кажется, видеокамера. Но окрики Василия удержали грозного самца от нападения.

Тогда он подошел к небольшой елочке, и стал чесать об нее свои грандиозные рога, и ободрал бедное деревце до состояния голой палки. Саша снял все это на видео. Еще надо заметить, что ужасен был не только вид козла Прони, но и его запах - впервые я почувствовала, как это - разит козлом. Жуть. Василий сказал, что уже запарился "душного козла" от дома гоня Еще он рассказал, что козы дают каждый день 6 литров молока, а холодильника нет, так что все это надо как-то обрабатывать - делать сметану, масло, творог, сыр... Поэтому на веранде все в банках с белым содержимым, а собаки скоро будут кататься, как колобки - ведь им скармливают все, что не успели обработать.

Саша стал расспрашивать, кто этот дом построил. Василий поведал, что некий состоятельный житель Североуральска в 90-е годы построил этот дом, чтобы от кого-то скрываться. Нелегально, естественно. А потом стал мэром Североуральска, договорился с Вайским лесничеством, чтобы оформить этот дом и землю под ним как туристическую базу, для того и завел гостевой вагончик. Сам он прожил здесь с женой лет пять-шесть, а сейчас наезжает пару раз в год на несколько дней отдохнуть с друзьями. А строила дом целая бригада лесорубов и строителей, хотя комнаты в доме небольшие, веранда только большая.

Мы спросили, что осталось от Кутимского завода. Василий сказал, что почти ничего. Метров 800 по насыпи на горе пройти - будет затопленный карьер, еще есть остатки стены и доменной печи, сложенные из природного камня. Где-то еще вверх по горе штольня старая, заваленная паровозом, но сам он не ходил и не видел - ему это не надо.

Просто поверить было невозможно в этом глухом уголке тайги, что с 1888 по 1907 годы здесь работали на чугунолитейном заводе 3 тысячи человек, по узкоколейке к Вишере вывозили чугун, сначала на конной тяге, потом локомотивами. В рабочем поселке на Кутиме даже телефон работал, и шли представления в театре! Руда в этих местах была очень богатая. Но после того как царское правительство не захотело продлить договор концессии, иностранцы свой завод остановили, печи взорвали, узкоколейку разобрали.

Мы сходили, поискали эти остатки стены и печи, но ничего не нашли. Просто спустились по полю вниз, к реке. При этом Саша провалился в колею с водой, промочил кроссовок. В Кутиме набрали воды, попили. Видели на берегу узкую длинную деревянную лодку Василия, весла, лодочный мотор. Александр прошел довольно далеко по дороге в поисках стены, но уперся в болото. Увидел только зайца. Потом вернулись наверх, к дому. К штольне, на карте обозначенной как "шахта Березинского", не пошли, засветло не успели бы вернуться. Александр очень хотел там полазить.

Между прочим, особого описания заслуживает вид, открывающийся от дома. Дух просто захватывает от просторов, окаймленных на горизонте высокими горами, из-за которых торчат вершины еще более высоких. Горы покрыты, словно темно-зеленым мехом, густыми лесами. Внизу извивается, золотясь на солнце, Кутим, а перед ним расстилается огромное поле на склоне. По словам Василия, вид лучше всего утром, когда солнце освещает склоны Вогульского камня.

От сторожа мы узнали, что недавно отсюда на Североуральск ушли шестеро московских туристов. Они пришли сюда мокрые, грязные - шли с Цепельских полян на Вогульском камне, через Жиголан, плато Кваркуш, спустились по речке Широкая, перешли Улс... А обувь на них была совершенно не подходящая для местных дорог после дождя - кроссовки. Василий их отмыл в бане, накормил и приютил на ночь. А утром дал совет идти в Североуральск через базу "Звезда", а не по Сурье на Главный Уральский хребет. Они-то надеялись, что там есть изба, где можно приютиться, но сторож их разубедил.

Мы слегка перекусили черным хлебом и перцем, да и пошли в обратный путь. Саша опасался, что придем к Улсу только часов в девять вечера. А меня не покидало ощущение, что дорога займет гораздо меньше времени, чем сюда. И точно, шли мы, шли, гляжу - лежат палки, которые мы оставили, когда из болота вышли. А лужи на дороге, оказывается, можно обходить по обочине. Так что в лес мы тогда свернули зря, надо было просто смотреть внимательнее, тогда и тропинки бы заметили. В общем, неожиданно оказалось, что Улс-то уже - вот он! Раза в два скорее дошли. По пути видели какое-то сооружение типа силка на обочине дороги - палки, проволока...

Стали смотреть, что с нашими вещами - все было в порядке. Так что мы перетащили все на полянку у реки, поставили палатку, развели костер, стали готовить ужин и кипятить чай, а параллельно прибирать разбросанные вещи. Сварили овсяную кашу на сухом молоке, поели, приготовили все на ночь. Сашу только донимали комары, а я, уставшая, их абсолютно не замечала. Мы умылись, посидели немного, поглядели на горы вдали, на быстро текущую реку, на розовый закат. Я все гадала, где же впадает Кутим? А Александр ожидал, когда из леса с дороги выйдет медведь...

Палатка наша стояла на травянистом пятачке, которым заканчивалась дорога. А в основании берега мы разглядели шлак от печей, старые бревна, даже нашли древний кованый железный гвоздь-костыль, такими обычно рельсы к шпалам прибивали, мы взяли его с собой на память. Переночевали мы хорошо, спокойно, но страдали от холода. Это, вероятно, была самая холодная ночь за все путешествие.

День 7. Про хождение по Улсу

Когда утром я выбралась наружу, палатка была вся в конденсате, меня просто окатило водой! Изо рта шел пар, и воздух был такой, как будто уже выпал снег. Трава тоже была мокрая, и наводила на мысль, что еще полчаса назад все эти капли были инеем... Александр еще не сразу закрыл дверцы палатки и спальник, потому застудил поясницу, лежал-то спиной к выходу. А я просто не выспалась. Но радовало то, что солнце уже светило, и вскоре обещало высушить нашу палатку и все вокруг.

Место у костра уже было ярко освещено и немного согрето, так что я скорее побежала туда делать зарядку, и сразу полегчало. А Сашу укрыла своим спальником. Я развела костер и вскипятила чай - он был совершенно необходим сегодня. Пока завтракали, любовались синим небом, горой, покрытой серым курумником, вдалеке. Раньше на реках мы таких гор не видели, настоящий Север. Вещички собирать на мокрой траве было неудобно. Но мы с этим закончили, и отплыли.

Сильное течение, в этом месте Улса, нам не помешало, вопреки опасениям. Мы плавно вписались в поворот налево. Посередине реки на мели увидели какую-то железную ржавую деталь от машины, поставленную на полозья. Когда-то она была покрашена в оранжевый цвет. Понятно, что относилась она не к чугунолитейному заводу, а к более поздним временам. Может, зимой на льду провалилась. Река Кутим впадала ниже, очень спокойно и незаметно.

Вопреки нашим ожиданиям, мели не закончились даже после прибавления немаленького потока этой реки. Несколько раз приходилось выходить из лодки и гулять пешочком. За очередным поворотом снова видели ту гору, с курумником, но снять ее на видео не смогли из-за быстрого течения. Ниже нам навстречу попались двое рыбаков на лодке-деревяшке с мотором. Я удивилась, как они с ним здесь ходят, по местным-то мелям и камням? Скорее всего, они были из Золотанки, до которой километров 20-30 осталось. Улс здесь уже становился местами очень широкий, но все такой же мелкий.

До Золотанки решили мы сегодня не доплывать, заночевать раньше. Остановились мы у впадения в Улс очередной речки, Верхняя Петелиха, чтобы как следует умыться. Я хотела прогуляться в лес, но тропинка довела лишь до стоянки рыбаков, а дальше началось болото. Справа на стоянке висело осиное гнездо, судя по всему, обитаемое. Саша пошел его изучать, а в это время по стволу дерева, зависшему над рекой, пробежала шустрая, пушистая, упитанная белка, посмотрела на нас, и снова скрылась в лесу. Жаль, Александр не успел ее снять. Мы набрали воды, и поплыли дальше.

Через час-полтора воздух прогрелся, вода уже не казалась нашим босым ногам ледяной при вынужденных прогулках по реке. Солнышко припекало, и мы плыли уже раздетые, загорали, как на пляже. Синее небо и река, отражающая его, чудные виды вокруг - все это поднимало настроение. Вот оно - настоящее путешествие! Иногда, оглянувшись назад, мы прямо ахали от восторга - то там поднималась крутая гора с живописными лесами и каменными осыпями, то луга на пологом склоне, а над ними - облачка причудливой формы. Скалы, курумники, лес какими-то полосами - то светлый, то темный...

В половине второго дня нам захотелось где-нибудь пристать, чтобы пообедать и позагорать. Стали выглядывать подходящее местечко, и вскоре увидели посреди реки большую отмель, частично заросшую травой, кустарником и цветами - пижмой, ромашкой, ястребинкой... А Александр еще и хотел помыться мочалкой, с мылом, и голову тоже помыть. На мой взгляд, это была довольно экстремальная затея, учитывая температуру воды в Улсе.

Ну, для начала мы пообедали салатом, а потом расстелили коврики на пятачке, окруженном высокими цветущими растениями - они закрывали нас от ветра, и лежать здесь было очень приятно, просто солярий! Казалось, что загораем мы на южном пляже, а не на северной реке. Подрумяниваясь, между делом еще и семечек погрызли. Лодка в это время стояла метрах в двадцати от берега, ближе из-за мелкоты нельзя было ее подогнать.

И вот, Саша нагрелся до нужного градуса, и решился на водные процедуры. Я ему помогала по мере сил, поливая ледяной водичкой из бутылки. Надо отдать герою должное, он даже не орал громко, как обычно, только покряхтывал. Я, посмотрев на это, решила, что не хуже, и тоже могу помыться. Ну, голову, конечно, мыть не стала, шампунь с длинных волос такой водой не смыть, а вот тело - это пожалуйста! Солнце нас так нагрело, что и вода уже казалась тепленькой.

И только мы вымылись, причесались-напудрились, из-за поворота реки показалось нечто. Похоже было на катамаран, а гребли на нем, похоже, байдарочными веслами. Пока мы разворачивались, отплывали и набирали скорость, катамаран шел за нами. Видно было, что это не местные рыбаки, а туристы. И мне показалось, что они несколько раз включали слабенький моторчик. Но Саша сказал, что быть такого не может, зачем на такой быстрой воде мотор?

Мы проплыли несколько мелей, катамаран тоже, и довольно бодро. В одном месте увидели мы снова большую гору с курумником, а под горой - лодка, в ней рыбак спокойно ловит хариусов, а все пространство воды до лодки кипит, как суп на плите из-за камней, торчащих повсюду. Могу сказать, что Улс вообще беспокойная река, и таких мест на ней много. Нам уже несколько раз вода заплескивала в лодку, хотя нос высокий и борта широкие. Ну, эти камни мы вроде нормально прошли, а вот как неповоротливый кат будет здесь пролезать?

Мы поздоровались с рыбаком, он очень удивленно на нас посмотрел, кивнул в ответ. Дальше показался остров, и мы поплыли в его левой стороне. Катамаран на удивление легко прошел камни, и направлялся сюда же, и снова мне послышалось жужжание. Я решила, что это глюки. Мы как раз дошли до острова, но тут Александр заметил зорким глазом на правом берегу, за островом, свой излюбленный объект. Избушка. Ну и все, немедленно заявил, что меня с лодкой оставит здесь, на острове, а сам сбегает туда посмотреть-поснимать.

"Бежать" ему предстояло метров двести, и почти все по довольно глубокой воде с сильным течением. Но это товарища не остановило, ведь второго шанса там побывать не было. Он посадил меня на бревнышко и ушел. Так что, когда мимо проходил кат, я как раз с волнением наблюдала за переходом Улса моим неадекватным смельчаком, и переживала, как бы он камеру не окунул, поскользнувшись на камнях. Но он потихоньку добрался до берега и поднялся к избе.

Катамаран приблизился, и я уже хотела поздороваться и спросить, кто они и откуда, но, услышав нетрезвые и грубые голоса, промолчала. Плыли четверо мужчин и с ними толстая женщина лет тридцати, с синей татуировкой на всю спину. Они курили, пили пиво и общались только матом. Так что люди не наши. Трое из мужиков в данный момент волокли катамаран - видимо, в этом и был секрет быстрого передвижения и прохождения мелей - плавсредство просто тащили, благо, сила есть. А мотор-то у них все-таки был. Я предполагаю, что его включали на широких и относительно глубоких участках Улса, чтобы самим не грести.

Тем временем Саша отправился в обратный опасный путь, и благополучно прибыл ко мне, довольный. Рассказал, что переходить правый рукав реки было тяжело, течение просто сбивало с ног, а дно очень неудобное, с крупными скользкими камнями. Еще приходилось и шорты наверху придерживать, чтобы не замочить.

Избушка оказалась еще меньше, чем первая, и по высоте, и по площади. Она от старости завалилась на левый бок, отчего дверь ее покосилась, и открывалась с трудом и не полностью. Пришлось снимать внутри, просунув туда руку с камерой. Ну, набор стандартный - маленькое окно, печка, нары... Видно было, что избушкой давно не пользуются, туда вела чуть заметная тропка от прохода одного человека. Наверное, рыбак заглянул по пути.

Александр закончил осмотр и пошел обратно, это было еще сложнее, так как он решил пойти напрямик, а там оказалось глубже, да еще против течения. Но все завершилось удачно, в воду он не упал, камеру не намочил, и избушечку эту увековечил на видео. Мы отчалили, и двинулись в дальнейший путь, размышляя, насколько далеко надо уплыть сегодня, чтобы завтра посетить Золотанку. Мы хотели попробовать остановиться там в гостинице охотничьего общества, о которой нам поведал Василий из Кутима. Теоретически там могла быть горячая вода - помыться, и нам надо было зарядить аккумуляторы для видеокамеры. Пробыли бы денек в Золотанке, переночевали, закупили чего-нибудь свежего в магазине, осмотрели бы деревню, а утром поплыли бы дальше. Вот наивные...

Решили встать на ночевку не доплыв до Золотанки. Прошли мимо нескольких хороших отмелей, потому что было еще слишком рано вставать на ночлег. Одна нам сильно понравилась - она была двухэтажная, внизу отмель, а наверху хорошенько вытоптанная поляна с костровищем, каменной печью, дровами. Даже хотели встать там, но было всего пять часов, и если ночевать здесь, то к Золотанке приплывем только к вечеру. Так что взяли мы там два сухих чурбачка, да и дальше пошли.

Еще на одной отмели Саша хотел встать, но я возразила. Дело в том, что дальше по течению была мель, а начинать утро с прогулки по ледяной воде мне не хотелось. И попросила еще поискать. Сначала все было неподходящее, то низко, то травой заросло. Вот вид позади нас с одного места открылся замечательный, это да. Обширная, довольно высокая гора, по карте вроде Пелины Уши, покрытая лесом, по краям горки пониже, и Улс широкий, как Волга. Еще проплывали полускрытую сосновым лесом черную, мрачную скалу, как замок Дракулы.

Солнце стало клониться к закату, появились мечты о супчике. И тут мы увидели большую отмель, невысокую, но вроде подходящую. На противоположном берегу виднелась стоянка, но на травянистой поляне. Место это было почти напротив впадения речки со смешным названием Лельпель (Лепьпель), в 6 километрах по прямой от Золотанки. А еще рядом высилась длинная скала примерно с пятиэтажный дом, которая обещала утром очень красивый при солнышке вид. На другом берегу Улса когда-то было урочище Двадцатка, но сейчас никаких следов не наблюдалось.

На нашей отмели камни были крупноваты, но мы застелили их травой. Соорудили костер, сварили гороховый суп с салом. Поели, занялись обустройством лагеря и кипячением чая. Вокруг отмели, находившейся ровно посреди Улса, было много открытого пространства, солнце нам не закрывали ни деревья, ни скалы, так что оно было до самого заката, да и с утра сразу нас осветит.

Перед сном выпили чаю с пряниками, попутно любуясь вечерними красками неба и видами вокруг, да и стали готовиться ко сну. Помня, как я мерзла прошлой ночью, я надела на себя весь имеющийся гардероб - двое носков, брюки, две майки и две кофты, на шею намотала шарф и поверх брюк нацепила еще шорты. На голову надела капюшон кофты и спальника. Александр дико веселился, сказал, что я похожа на инопланетянина в коконе и на Наполеона в треуголке. Зато мне было тепло!

День 8. Золотанка

Спалось этой ночью прекрасно, и проснулись только от будильника. А Саша вообще, кажется, спальник не застегивал. Ночью прошел довольно сильный дождь, но к утру все подсохло - и камешки отмели, и травка, только на палатке капли. Но вот издалека к нам приближались явно дождевые тучки, и мы решили, пока не пошел дождь, сделать зарядку, да вскипятить чай. И пока занимались костром, на лугу, тянувшемся справа и слева от нашей отмели (наверное, покосы), мы заметили двух человек - один в белой панаме, второй в темных очках.

Это оказались рыбаки, они спустились к реке, вошли в нее, перебрались на наш берег, и стояли, размахивая руками и обсуждая, куда лучше идти ловить. На наши вопрос, откуда они, рыбаки ответили, что приехали на машине с Вишеры. А где они живут, неизвестно, но вид у них городской. Еще мужчины поведали нам о нашем страшном везении - в этом году на Улсе "большая вода", а вот в прошлом ее совсем не было. Да, подумали мы, если это "большая", то шли бы мы пешком все 70 км в прошлом году...

Рыбаки ушли дальше по реке, а мы позавтракали и собрали палатку. Для заначки взяли с собой несколько сухих полешек, и отчалили к Золотанке, до которой оставалось около 6 километров. А тучки дождевые к нам так и не добрались - просто ходили вокруг, не закрывая солнца. Сразу вблизи ночевки нас ждала длинная мель и десятиминутная прогулка по ней, потом Улс делился на два, а то и три рукава, и мы огибали и проплывали несколько длинных островов, и местами в протоках было стремительное течение и камни. Слева в Улс впадала речка Пеля.

А по берегам шли покосы. Над рекой все так же летали туда-сюда с шишками кедровки. В одном месте к реке выходила большая гора с черной скалой, путь к которой был присыпан темным курумником, а под ней - длинная поляна, на ней машина, видимо тех, вчерашних рыбаков. Потом одного рыбака, дедушку в очочках, мы сняли на видео, правда, со спины, больше течение не позволило. И все встреченные рыбаки говорили, что рыбы нет, потому что "вода сыграла" (то есть неожиданно и сильно прибыла). Через короткое время мы увидели впереди домики, баньку, и поняли, что это уже Золотанка, ведь других населенных пунктов в этих местах на карте не значится.

Слева в Улс впадала речка Золотанка, а деревня вытянулась вдоль нее перпендикулярно Улсу, вглубь от берега. И видно было, что деревня полуживая, или полумертвая - как вам больше нравится. В половине домов явно никто не жил, да и жилые выглядели убого. Хотя по берегу стояли штук пять лодок с моторами, и даже машина "Ниссан Тиида". Мы высадились, и Саша с партийным заданием ушел в населенный пункт. Он должен был узнать, где находится гостиница охотхозяйства, есть ли там горячая вода, сколько стоит снять номер на ночь, есть ли магазин, где камеру зарядить... А я осталась сидеть на лодочке. Было около часу. Я наблюдала за дракой двух ворон - они сцепились на коньке крыши сарая, стоявшего во дворе нежилого дома. Птицы налетали друг на друга, клевали и орали благим матом. Причину ссоры я не узнала.

В это время к берегу подошла моторка с двумя рыбаками, их встречал пожилой мужчина в камуфляже. Он спросил, где остальные, ему ответили, что плетутся где-то позади. Еще один старичок тоже спустился к лодке, поинтересоваться уловом. Я услышала уже знакомые жалобы на отсутствие рыбы. С реки приближался рев мотора. Из-за поворота мимо скалы шла еще одна лодка, она повернула сюда же, и стало видно, что в ней правит мужчина, посередине, прижавшись ко дну, лежит женщина в теплой куртке, жилетке и шапке, выставив только голову, а на носу в напряженной позе сидит крошечная собачка, той-терьер.

Собачушка соскочила на землю первая, и скорее побежала обнюхивать все подряд. Женщина, чрезмерно тепло одетая, вышла, села на чурбак, и долго так сидела, глядя, как муж перетаскивает вещи из лодки. Лодки у местных рыбаков длинные, метров 5, а то и 6, очень низкие и узкие, сантиметров 80. К носу и корме сужаются почти в ноль. На корме деревянное крепление для мотора (чаще всего "Mercury"), 2 канистры с бензином, мешки, ведра, садки, запасы еды.

К берегу подогнали машину, и мужчины стали загружать все туда. Только попросили женщину отложить поближе еды на дорогу. Тем временем вернулся Александр, сказал, что вожделенная гостиница своего высокого имени не оправдала. Ее после неоднократно повторенной просьбы неохотно показал хмурый парень в рабочей одежде. Это был обычный дом недалеко от здания поселковой администрации. В нем три комнаты и кухня. В одной комнате живут двое парней - вроде сотрудники, одна - общая гостиная, она же столовая, а одна, с четырьмя кроватями, предназначена для гостей. Внутри относительно прилично - холодильник, микроволновка, телевизор, кресла. Горячей воды нет, удобства на дворе. Чтобы помыться, надо заказывать баню за 200 рублей с человека, это в плюс к 700 рублям за проживание в сутки с человека.

Цены показались нам просто родными, как в Екатеринбурге, но здесь вроде бы неуместными. Поэтому мы попрощались с мыслью пожить в гостинице. Даже на юге, в Абхазии, в два раза дешевле, причем с горячей водой. Но, видимо, желающие воспользоваться услугами гостиницы по таким ценам были, потому что у парней имелся даже спутниковый телефон. Так что решили мы плыть дальше, а голову я и в походных условиях вымою.

А вообще Золотанка представляла собой всего одну улицу, упирающуюся в Улс. Только поодаль виднелись еще несколько домиков, не образующих никакой улицы. У домов, как и во многих похожих деревнях, стояла старая, ржавая техника - бульдозер, грузовые и легковые машины, что-то сельскохозяйственное, болотоходы. Через одни уже и деревья проросли... Временами проезжали лесовозы.

Рыбаки как раз закончили грузить вещи в машину, и собрались уезжать. Мы выяснили, что они из Красновишерска, по лесовозной дороге туда 120 километров, а ехать они будут 7 часов, быстрее не получается - машину убьешь. Да, подумала я, удовольствие еще то, особенно если вспомнить, что рыбы они не поймали... И еще посмотрела на стоящую рядом Ниссан Тииду - у нее-то вообще посадка низкая, как же водитель сюда на ней прокрался?

Рыбаки уехали, а Саша рассказал, что видел в магазине, вернее, возле него. Он был закрыт, продавец там даже не сидит, потому что продавать нечего. Да и на магазин здание совсем не было похоже - маленький домик, стекло одно выбито, на другом решетка. Живущая рядом женщина сказала, что там даже хлеба нет, не говоря о других товарах. Завоз бывает редко, раз в неделю, а за пару дней до нас нагрянула группа туристов, вроде бы даже из-за границы, которые молились и просветлялись на Кваркуше, и скупили даже тот скудный ассортимент, что был. А попутно устроили волейбольный матч у магазина, рядом с развалинами дома.

У этой женщины Александр напросился зарядить аккумулятор "для фотоаппарата", как он выразился, чтобы не пугать людей. Тетенька сначала отказала, но потом поддалась на обещание оплаты. Во дворе у женщины еще сидели ее муж и сын, молодой парень. Он учится в городе, спортсмен-лыжник, а на лето приезжает к родителям и тренируется по местным дорогам на велосипеде, чтобы форму не терять.

Пока мы ждали зарядки аккумулятора, решили пообедать. Я порезала салат, достала колбасу. На ее запах немедленно прискакала местная собака, но угощать ее мы не стали - нечем, магазин-то пустой. Так что это серое пушистое создание сидело поодаль, глядя на нас, совершенно зря. Нас обнадежили, что в Вае, до которой 16 километров, есть аж шесть магазинов, и даже сигареты(!) там продают. Так что мы решили сегодня доплыть до впадения Улса в Вишеру (это 10 километров), а завтра днем как раз дойти до Ваи, и закупить там недостающие продукты - хлеб, батон, и еще чего-нибудь.

Саша ушел за аккумулятором, а я снова осталась ждать, размышляя о печальной судьбе Золотанки и ее людей. А за размышлениями наблюдала за жизнью пернатых. Недалеко от меня стояло высокое дерево, тополь, кажется, и там у мелких птичек, в том числе ласточек, видимо, были птенцы или гнезда, потому что над ним закладывал вираж за виражом коршун, крупный и очень темный. А птички всей стаей атаковали его, отгоняя от дерева. Наконец, он улетел, и через какое-то время прилетел хищник помельче, типа сокола, и все началось снова.

Александр, кстати, волновался за видеокамеру - все-таки не три копейки стоит, как он предположил, вся Золотанка дешевле. Вот, думает, сейчас приду, а люди скажут - какая камера? Вы кто вообще? Мы вас в первый раз видим... Или полезут в нее из любопытства, да и сотрут снятое с такими трудностями... Но все оказалось в порядке. Так что он оставил за услугу вознаграждение, а сам дошел до конца поселка, спрашивал местных, есть ли где указатель "Золотанка"? Но такого не было, так что он просто поснимал по пути пустые и полупустые дома, здание администрации поселка с почтовыми ящиками в сенях, да всякие развалины.

Было там и объявление о пуске автобуса раз в неделю до Ваи, цены путевок на охоту на медведя (40 тысяч, кажется). У одного дома был даже цветник. А вот огородов нигде не наблюдалось. Что здесь люди едят, неясно. У Александра в голове возник вопрос - кто раньше помрет - жители домов Золотанки, или сами дома? У старого трактора пожилой мужчина сливал масло из колеса, сказал, что ремонтирует его, и трактор еще ездит. Это было удивительно, потому что выглядела машина совершенно нерабочей.

Отчалили мы от Золотанки в несколько печальном настроении, грустно было видеть, как тихо загибается деревня с таким красивым названием. До впадения в Вишеру оставалось километров шесть, и встать на стоянку мы планировали до него, потому что там по карте значилось село Усть-Улс, и мы не знали, жилое оно или нет. Но в любом случае, там, скорее всего, могли быть люди, а прелести ночевке это не добавляет.

Улс снова широко и мелко разливался, делился на три рукава, пришлось пару раз выходить и идти пешком. Вдоль левого берега шла дорога, и по ней часто грохотали лесовозы. Попались нам несколько рыбаков на моторных лодках. А километра через два впереди показалось красно-коричневое сооружение, очень большое, похожее на мост из нескольких пролетов. По карте никакого моста не было, и автодорог до населенных пунктов тоже, мы удивились. Подплыли ближе - точно, мост из трех пролетов, сильно укрепленный посередине, с железными ледоломами, на толстых круглых опорах, и высотой с 4-5 этажный дом. Под мостом ходил рыбак, и сверху тоже кто-то ловил. Мы решили причалить к левому берегу, подняться на мост, снять указатели. Александр остался у лодки, а я взобралась по крутой насыпи из очень крупного щебня к дороге. Вышла на мост.

Лесовозная дорога от Золотанки здесь поворачивала налево и уходила от реки, наверное, в сторону Красновишерска. Как раз в это время по дороге опять с грохотом промчался лесовоз. Я взглянула на мост - он был очень длинный, целиком металлический, с пешеходной дорожкой по бокам. Я сняла сверху вид на лодку, и перешла на левый край моста, посмотреть, как его лучше проходить и что нас ждет ниже по течению. Река здесь имела сложный рельеф дна, видно было, что левый рукав очень мелкий. Я спустилась к Саше, вспугнув множество маленьких ящерок на камнях, отдала ему камеру, и он пошел на мост в свою очередь.

Подошел к рыбаку наверху - это оказалась женщина. Она сказала, что ловит здесь хариусов, обычно они есть, но сегодня не клюют, хотя их ясно видно под мостом. Правда, они не крупные, сантиметров по 20-30. Еще сказала, что и мост, и дорога за ним никуда не ведут. Мост был построен не так давно для вывоза леса с вырубок. Вот такая богатая у нас страна - строим такие здоровые мосты и дороги в никуда. На указателях было написано просто "река Улс". Между прочим, когда Саша повернулся от противоположного берега в сторону, где у нас стояла лодка, мимо моста через дорогу перебежала лиса, немного задержавшись, чтобы взглянуть на людей.

Александр спустился ко мне, и мы стали обсуждать, как лучше плыть под мостом и дальше. В воде сновало множество мальков, а один был особенно крупный, похожий на пескаря, и все время лепился к камушку. Мы взяли для костра сухую доску, и долго не могли стряхнуть с нее ящерицу - она, видно, хотела плыть с нами.

Мы пошли в средний пролет моста, а потом свернули в правый проток, и там сильное течение нас очень быстро отнесло от моста. На левом берегу на лужайке стояла машина, стол, какие-то банки на нем, и рыбаки собирали вещи. Улс дальше поворачивал направо, и там начиналась очень широкая и длинная протока, над которой прямо нам в лицо жарил встречный ветер. Так что гребли мы долго и нудно, и все высматривали место для стоянки, потому что можно было уже вставать на ночевку. А мне хотелось в солнечную погоду вскипятить водички и помыть голову.

Несколько отмелей мы забраковали как низкие, узкие или с крупными камнями. Встретились нам еще рыбаки на двух лодках, они как раз причалили к левому берегу, где у них уже горел костерок. И тут впереди заметили мы остров, вроде бы с намеком на отмель, хотя и заросшую. Решили подплыть, посмотреть. И высадились мы там. Камушки, правда, были крупноваты, но я решилась на трудовой подвиг - убрать все большие булыжники из-под палатки. А так все было просто прекрасно, цветы яркие, травы вокруг, дрова есть, выход к воде есть, вполне хороший, места много. Кусты ивняка от ветра закрывают. И мать-и-мачехи много, под палатку стелить. Так что стали мы ставить лагерь.

Сварили на ужин пюре с тушенкой (хотели варить макароны, но выяснилось, что я забыла взять их из дома). В Вае обязательно куплю этот продукт. Мы поели, и нагрели воды на мытье моей забывчивой головы. Пока она грелась, убирали вещи и наслаждались уютом этого островка - он был удивительно теплый и домашний какой-то. Речка тихо журчала перекатом, вечернее солнышко пригревало.

Потом Саша любезно помог мне вымыть голову, поливая теплой водой из бутылки (очень приятно!), одной полторашки хватило на волосы, а еще одной - на всю меня остальную. Чистая и довольная, я села на камушки, одевшись в белую маечку - погрызть семечки. Потом и Саша вымылся, а тут и чай подоспел... Короче, вечер получился санаторно-курортным, настоящий отдых. Рыбаки выше по течению еще немного половили, а потом проплыли мимо нас в сторону Вишеры. А далеко за лесом иногда проезжали лесовозы, но не сильно нас беспокоили.

...Вечерело, вылезли откуда-то комарики и мошки - пора было забираться в палатку спать.

День 9. Из Улса в Вишеру

На следующее утро я проснулась очень рано, часов в шесть, а то и раньше. Вышла на воздух, приняв по пути душ - меня окатил целый водопад капель конденсата с тента. Но я об этом сразу забыла - так хорошо было на берегу. Во все небо передо мной играл дивными красками рассвет. Солнце еще не встало, но уже щедро позолотило розовые, оранжевые и красные облака. У меня мелькнула мысль разбудить нашего оператора, чтобы он это чудо снял, но стало жалко - он так мирно сопел... Потом уже сообразила, что можно было и самой это заснять, но, простите меня, я же и сама была спросонья тормознутая. Постояла я еще немного, оглядела остальное небо, нет ли где обещаний дождя - но нет, все было чисто. Я пошла обратно в палатку и уснула, тем более что ночью спалось не слишком спокойно.

В 8 утра прозвенел будильник, и вместе с его звуком я услышала, что по палатке барабанит дождь. Я изумилась, откуда он взялся? Выглянули мы - а там все затянуто, ветер гонит клоки черных туч, и дождь вовсе не слабенький. Пришлось валяться дальше.

Часов в 9 решили позавтракать. Пока доставали еду, дождь вроде прекратился. Даже хотели сделать костерок, подогреть чаю, но коварные осадки снова начались. Так что мы позавтракали, запивая теплым чаем. Саше еще хватило батона на бутерброд, а я уже складывала сыр на зерновой хлебец. Тоже, между прочим, неплохо. Потом ждали, когда прекратится дождь и все подсохнет. Я вязала жилет, Саша просто валялся.

И тут мне стало казаться, что в этом есть что-то неправильное - сидеть в палатке, когда нет дождя. Я стала тормошить Александра, чтобы начать хоть вещи собирать, чтобы после обеда отплыть. Он не возражал. Сделали зарядку, сложили вещи, развели костер - варить гречневую кашу с салом. Обнаружилось, что рюкзак мой подмочен дождем, поролоновые вкладыши на лямках хоть выжимай. Но тут как раз вышло солнце, стало жарить вовсю, и сушить все вокруг. Небо расчистилось, погода наладилась, и лишь где-то вдалеке, на западе у горизонта маячила черная тучка.

Пообедав, мы простились с чудесной отмелью, и поплыли к Вишере. Сначала нас подгонял попутный ветерок, что было непривычно. Кое-где снова вели лодку пешком. А за поворотом и длинной протокой, где ветер уже был встречным, нам открылся целый лагерь рыбаков - палатки, лодки, люди ходят... И в протоке лодки болтаются. Стало ясно, что это место впадения Улса в Вишеру, и его активно посещают любители половить хариуса.

Улс впадал в Вишеру плавно. Она текла справа налево, спокойно и широко. Александр проверил по навигатору, точно ли это Вишера, заснял это важное место, и мы вплыли в долгожданную реку...

Часть вторая. По реке Вишера
1 3
Путешествие по реке Улс

Путешествие по Улсу и Вишере (анонс)


1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества