Студия DV-PRO. Главная страница  

Сплав по Сылве

На одной из самых доступных и приятных на Урале рек, Сылве, нами остался не пройденным лишь один отрезок: от Шамар до поселка Спасо-Барда (станция Шумково), протяженностью примерно 220 километров. В предыдущие наши сплавы мы ходили от поселка Сылва до поселка Коптелово, и от моста на Козьял до Шамар. Рассказы об этих путешествиях Вы можете прочитать, пройдя по ссылкам. На новом маршруте населенных пунктов больше, зато и достопримечательностей больше. Мы должны были проплыть мимо деревни Молебка со знаменитой "аномальной зоной", мимо водопада Плакун, мимо города Суксун с известным памятником самовару, и в завершение - посетить кладбище паровозов у станции Шумково.

Погода в этом путешествии нас радовала, как и обилие на реке островов с большими отмелями, где очень удобно делать стоянки. Встречались нам большие косяки упитанных рыб, как ни на одной другой реке. По берегам созрело как раз к нашему появлению огромное количество лесной клубники. И хотя на Сылве нет живописных скал, как на Чусовой, Сосьве или Вишере, эта река по красоте ничуть им не уступает. Широкие разливы, длинные косы водорослей в прозрачной воде, сенокосные луга, кудрявая пышная зелень островов и берегов, отмели, по которым бегают кулики-сороки с ярко-алыми клювами и глазами - все это составляло индивидуальность и очарование Сылвы.

Интересным для нас стало посещение кладбища паровозов - за долгие году использования там скопилось столько моделей и экземпляров паровозов, вагонов и другой железнодорожной техники, что это больше походило на музей под открытым небом. Мы сделали там интересные снимки. А все путешествие оставило замечательные впечатления от жаркого лета, чистой воды, удивительной уральской природы и уединенной, привольной жизни на островах реки Сылва.

1 3

Сплав по Сылве или жизнь на отмели

По Сылве мы сплавлялись уже несколько раз - от начала реки до села Шамары. В верхней своей части, на большой петле, Сылва отличается извилистостью, крутыми берегами и отсутствием стоянок. Множество бобров живут там вдоль реки, о чем говорят погрызенные стволы деревьев по берегам. После Шамар характер реки сильно меняется, она из лесной превращается в равнинную. Из всей реки Сылва у нас остались не пройденными всего лишь 300 последних километров. Причем 70 из них лежали уже на подступах к большому городу Кунгуру, где множество деревень и довольно многолюдно, поэтому мы решили этот участок не включать в маршрут, а сплавляться 220 километров от Шамар до поселка Спасо-Барда (ж.д. станция Шумково). Время нас немного поджимало - надо было одолеть их на нашей надувной лодке "Соло-290" за 8 дней. И вот 2 июля мы начали наше очередное путешествие по Сылве.

Вечером накануне собрали рюкзаки и лодку, утром встали, позавтракали, и отправились на вокзал. Только вышли из дома - на Александра сразу же напали два поджидавших в засаде комара. До метро шли долго - приходилось довольно медленно катить тележку с лодкой, чтобы не повредить колеса. Поезд в метро уже стоял, мы как раз успели в него сесть. А на вокзале начались чудеса - из расписания на сайте Екатеринбургской пригородной компании мы знали, что электричка до Шамар идет в 8.56 местного времени. Но в кассе нам сказали (и на табло показали), что она идет только до Шали (то есть, три остановки не доезжая до нашего пункта назначения). Мы немного погрустнели, потому что понимали, что теперь в Шале придется или ловить машину до Шамар, или ждать другую электричку, а это время.

Ну ладно, купили билеты до Шали, сели в поезд. Мест свободных было достаточно, так как день будний. Минут 15 ждали отправления. И вдруг, когда уже завелся мотор, машинист объявил, что «электропоезд следует со всеми остановками до станции Кордон» (поясняю, кто не знает - Кордон - это даже дальше, чем Шамары, куда нам нужно). Короче, стало ясно, что на Свердловской железной дороге порядка немного - они даже не могут договориться, куда какая электричка идет. В порядке компенсации морального вреда от переживаний мы проехали от Шали до Шамар "зайцами". Ехать было комфортно, электричка попалась новенькая, современная, с системой контроля микроклимата - там было прохладно, свежо, чисто, мягкие сиденья, простор и охрана даже следила, чтобы в тамбурах не курили. Только вот ехать очень долго, больше трех часов. Почти всю дорогу клевали носом, так как ночью не выспались.

На станции в Шамарах еще раз уточнили расписание обратных электричек - выходило, что в любом случае пересаживаться либо в Кордоне, либо в Шале, но довольно удобно по времени. Зашли мы по пути к реке в магазин, купили немного еды (помидорки, хлеб, квас, конфеты…), да и пошли по дороге к автомобильному мосту. Он был чуть в стороне от железнодорожного, но дорога так петляла по поселку, что идти пришлось долго, делая большой крюк. А не спускаться у железнодорожного моста решили потому, что после него река изобиловала камнями и мелями. Было жарко, солнце старалось вовсю.

Наконец показалась река и мосты, мы немного срезали угол по улочке вдоль домов, заметили по пути колонку, где можно набрать воды, и вышли на бережок Сылвы. Место, где надуть и загрузить лодку, было. Перед тем, как начать сплав, мы решили сначала пообедать, достали курочку, хлеб, помидоры… И тут услышали назойливо повторявшееся блеяние козы, доносившееся из-под моста. Мы не могли понять, где это животное находится. Я предположила, что коза где-то застряла, или упала. Александр пошел посмотреть, в чем дело. Не дошел до моста, развернулся, и вдруг решительно направился в сторону домов поселка. Когда он возвратился, все так же неся на острие ножа кусок курицы, оказалось, что он ходил к местному жителю с информацией о козе, которая забрела на узкую поддерживающую балку моста, слезть обратно не могла, стояла и орала там, как пострадавшая. Местный сказал, что козы эти с другого берега из поселка, каждый день почти проделывают этот номер, вечером приходят мужики с той стороны реки, и снимают бедолаг. Мы поняли, что козе ничего не угрожает, и стали спокойно обедать. Мимо проплыли на резиновой лодке парень с девушкой, которые приехали той же электричкой, что и мы, только на воду спускались, видно, у железнодорожного моста. Мы разложили и надули лодку, я принесла канистру воды, мы погрузились и отплыли.

Поначалу вдоль реки шла и автодорога, и «железка», так что периодически слышно было то машины, то поезда. Встречались рыбаки. Но уже ласкали непривычный глаз городского жителя яркая зелень кустов и лужаек, сверкание крыльев стрекоз, быстрый полет вспугнутых уток… Увидели мы двух очень красивых куликов с длинными ярко-алыми клювами, глазами и ногами, бело-черных, элегантных, и одновременно каких-то трогательно-забавных. Такие нам в других местах не встречались, потом мы выяснили, что это кулики-сороки, или волжские кулики.

Впереди ждала нас первая деревня - Нижняя Баская, где железная дорога должна была свернуть в сторону от Сылвы. Деревушка оказалось маленькой, всего домов 10, зато в красивом месте - на безлесном холме, где трава будто подстрижена, домики с блестящими крышами, кругом луга и отмели… У деревни купались трое голеньких мужчин, а над ними кружились ласточки-береговушки. Весь обрывистый крутой берег напротив деревни был пробуравлен десятками их норок. Рядом впадала маленькая бурная речушка.

Дальше по берегам Сылвы потянулись такие живописные луга, что глаз не оторвать, и местами их оживляли непривычные для нас огромные лиственные деревья - то ли тополя, то ли вязы. У них были толстенные стволы, кудрявая раскидистая крона, и на ветру они громко шумели. И называлось все это великолепие «урочище Вязовка». У реки бегали и порхали разные мелкие кулички, а в кустах копошились крохотные певчие птички, оглашая воздух щебетом и трелями. Александр очень радовался тому, что никаких кусачих насекомых абсолютно не было - ни мошки, ни комары, ни даже вездесущие летом слепни нас не беспокоили. Зато мы заметили в реке большую стаю крупных рыб, сантиметров по 25-30, упитанных таких. А потом на высоком бережке встретили стадо молодых коров - черные, белые, пятнистые, с треугольными бирочками на ушках, они блаженно лежали в тени деревьев у реки.

На одной из отмелей решили мы остановиться и немного подремать, а потом и поужинать. Мы искупались, поели, и поплыли дальше. Плыть можно было часов до 9-10 вечера, горячий чай в термосе был, так что можно и костер не разводить, сразу палатку поставить и спать. Проплыли мимо длинной низкой скалы, сильно разрушенной и сглаженной временем, но все еще мощной. Она тянулась больше километра. Встретились несколько перекатов, парочка мелких мест, где надо было выходить из лодки. Но в целом глубина везде позволяла плыть нормально.

Часам к девяти вечера подул сильный холодный ветер, солнце скрылось за верхушками деревьев, плыть стало неуютно, так что мы встали на хорошей отмели возле бывшей деревни Паленки, и поставили палатку. При этом выяснилось, что у нее лопнула одна из составляющих опорных дуг, самая верхняя. Пришлось ее ремонтировать с помощью скотча, и потом всю дорогу обращаться с ней очень аккуратно. Палатке уже больше 10 лет, так что, видимо, пора новую искать. Есть, конечно, и запасная такая деталь, но все равно пора. Перед сном Александр прогулялся со спиннингом вдоль отмели - попытать счастья в рыбалке, но безуспешно. А потом мы умылись, да и легли спать. По навигатору определили, что за 6 часов сегодня прошли 16 километров - неплохо совсем, учитывая ветер, который мешал грести.

Я проснулась за секунду до звонка будильника, ровно в восемь утра. Умылась, подготовила все для костра. Затем мы стали делать зарядку под ярким солнцем в синем безоблачном небе. Вчерашнего ветра как не бывало, погода была роскошной. По отмели бегали два маленьких куличка, видно мы вторглись в их владения, но они не собирались так просто отказываться от охоты. После зарядки я отправилась вдоль длинной отмели за дровами - что тут началось! Буквально из-под ног с писком и криками разлетелись штук шесть мелких куликов, два кулика покрупнее, утка, и несчетное множество крохотных птах из кустов. Я поняла, что Сылва - просто царство птиц.

Вскипятили мы чай, позавтракали, перелили остатки чая в бутылку, чтобы пить по дороге. Лодку немного подкачали, загрузили вещи - и продолжили наш сплав по Сылве. Почти на каждом повороте взлетали осторожные цапли, хрипло вскрикивая. Удирали по воде утки с утятами. Мы прошли мимо речек Курыль, Черная, Каменка - все они были совсем маленькие, как ручейки. Плыть было несложно - день не жаркий, иногда даже приходилось надевать кофты. По небу бежали крупные кучевые облака, надолго закрывая солнце, дул сильный ветер.

Мы проплыли мимо стоянки на высоком берегу - сначала мне показалось, что это рыбаки местные, но потом я поняла, что это наши попутчики с электрички, парень и девушка на надувной лодке с байдарочными веслами - мы их догнали и перегнали. Они помахали нам, спросили, где мы ночевали, куда собираемся доплыть сегодня. Узнав, что до Молебки, парень сказал, что часа в три мы там уже будем.

Мы плыли дальше, мимо невысоких, сглаженных временем и рекой, скал, похожих на стены. Они тянулись иногда на километр и больше, местами сильно поросшие лесом. На нас с Сашей периодически уверенно садились разные стрекозы - тонкие, как иголка, с голубым тельцем; большие зеленые, похожие на военные вертолеты; сверкающие изумрудом и синим металлом "красотки". Причем они не обращали никакого внимания на наши движения.

На небольшой отмели остановились пообедать. Я сделала салат, достала курицу. На десерт сжевали большое яблоко. В одной из проток начались заросли эффектных водорослей - как русалочьи волосы, они выстилали дно реки, завораживающе колышась в струях течения. Вода была словно абсолютно прозрачное стекло, в солнечных лучах видно было все, что твориться на глубине и метра и больше. А посмотреть было на что - здесь паслись большие косяки рыб - подростков по 15 сантиметров, и взрослых по 20, 30 и даже 40 сантиметров. Они торопливо расплывались из-под лодки в разные стороны, поражая воображение Александра своим количеством. Он пытался определить виды рыб - были там и подлещики, и голавли, и еще кто-то. Но вот когда он пытался покидать спиннинг в разных омутах и заводях - никто не клевал. Вероятно, здесь не так много хищников, или время было неподходящее, или наживка не та…

Около 15.30 мы проплыли мимо острова у деревни Молебка. Возле берега увидели тушку птицы - нам показалось, что это утка. Интересно, что с ней случилось, почему она умерла на открытом месте. Повреждений никаких на ней не было. Перед Молебкой, раскиданной по высокому (метров 15-20) безлесному берегу, в Сылву впадала речка - уже не маленькая, а вполне солидная. Мы причалили к берегу у места впадения - Александр собирался пойти в деревню, разведать что-нибудь интересное, сделать фотографии. Я осталась у лодки, немного походила по берегу, разминая ноги, осмотрела ту часть деревни, что была видна с реки, а потом достала книгу Валентина Пикуля, и села читать.

Александра не было довольно долго. Солнце грело все жарче, в конце концов я уже зашла в воду по самые шорты, чтобы немного остудиться. Повернулась к деревне - и увидела вдалеке наверху Сашу - он бродил с фотоаппаратом у бело-синего дома этажа на два-три, вполне современного вида. Школа, что ли. Тем временем из дома, торчавшего рядом с впадавшей речкой, по крутой тропинке спустился не очень трезвый местный житель, что-то крикнул мне (я не разобрала, что), снял резиновые сапоги, и пошел вброд через речку в деревню.

Александр вернулся минут через двадцать, то есть почти в половине шестого вечера, и стал делиться впечатлениями. Когда он переходил речку, отметил, что вода в ней значительно холоднее, чем в Сылве. Поднялся на холм по дороге на правый берег реки. Там обнаружилась одна улица из десятка домов. Один из них выделялся из ряда обыкновенных небогатых деревенских изб - это был полуразрушенный старый дом из красного кирпича, даже в таком виде производящий впечатление прочного и добротного. От местных жителей Александр узнал, что построил его какой-то купец еще задолго до революции, и в Молебке нет ни одного жителя, который бы помнил его постройку. Потом, в советские времена, там был магазин, а потом дом забросили.

Метрах в пятистах от Сылвы был небольшой прудик, сделанный местными жителями на маленькой речке с одноименным названием, на его берегу - несколько лодок. По мосту Саша перешел на левый берег, сделал там фото церкви, опять-таки разрушенной. В тени руин отдыхали коровы, лениво пощипывая траву. А рядом стоял совершенно новый двухэтажный дом - гостиница для "уфологов", приезжающих в Молебку изучать аномальную зону, так называемый Молебский треугольник. Нашлись и целых три магазина, два из них были закрыты, но один работал, и выбор продуктов там присутствовал вполне приличный.

Саша поговорил с продавщицей - она подтвердила, что интересующихся аномальной зоной и инопланетными гостями в Молебку приезжает много. Некоторые даже купили дома в деревне, чтобы жить и "общаться с космосом" подольше. За Сылвой у этих уфологов места для изучения - разные поляны с загадочными названиями - "ведьмины кольца", "аномальные пирамидки" и даже "поляна ужасов". На высоком берегу, у бывшей трехэтажной белой школы с синей крышей, построена летняя эстрада и скамьи для проведения всяческих культурных мероприятий, там же проходит и ежегодный фестиваль уфологов. Неподалеку установлены фигуры женщины и мужчины, вытесанные из бревен. На обратном пути Александр прошел мимо очень веселого дворика - там было множество детских игрушек, фигурок всяких слоников-поросяток, а между ними разгуливали живые гусята. В Молебке очень красивые виды на реку, окрестные поля и луга, сама деревня тихая и малолюдная - за все время пребывания там мы увидели всего 3-4 человека.

Поплыли мы дальше. Еще несколько домов Молебки открылись нам на берегу. С обрыва к дому тянулся из реки шланг, и слышно было, как работает насос - наверное, качали воду в баню или для полива. У одного из домов стояло странное сооружение - деревянный каркас. Лестница наверх, а внутри шарообразная металлическая конструкция неясного назначения. Видно, тоже для общения с пришельцами. Рядом с домом две девочки рисовали с натуры пейзажи. Уже за деревней на берегу четверо мальчишек возились с велосипедами. Саша крикнул им: «Привет вам, земляне! Мы пришли с миром» Они сначала не поняли, а потом стали все хором нам что-то кричать, очень не разборчиво. Но одну фразу мы поняли и очень смеялись - один кричал: «Мы не земляне!» Ну вот, точно, гуманоиды из других миров.

Проплывая мимо территории аномальной зоны Молебки, мы все вглядывались - не увидим ли чего странного. Александр думал, что прямо с воды что-то можно будет разглядеть, таблички, что ли. Но мы увидели лишь несколько тропинок и въездов для машин, уходящих в самые обычные кусты, за которыми виднелась самая обычная трава на полянах. Я думаю, что мысли об инопланетянах и аномалиях пришли кому-то под влиянием авиатрассы Екатеринбург-Пермь, по которой каждые двадцать минут пролетают самолеты. Видно, иногда их принимают за НЛО.

В одном месте была стоянка - палатки, развешанная на веревках для просушки выстиранная одежда, два мужчины в туристической одежде. Может, это и были уфологи. Мы их тоже поприветствовали как братьев по разуму. Уже хотелось есть, но до удобной стоянки для ужина пришлось плыть еще час.

Наконец нашлась подходящая галечная коса, намытая рекой на повороте. Мы высадились на нее, стали доставать еду. А в это время из леса все время доносились странные звуки - жужжание, треск мотора и выстрелы. До нас не сразу дошло, что за лесом - дорога в Молебку, и по ней, видимо, носится туда-сюда старый мотоцикл, периодически оглушительно стреляя двигателем. Под этот аккомпанемент мы и ужинали. Между прочим, во второй половине этого дня стало уже жарко, у нас обгорели руки и коленки, пришлось их уже прикрывать одеждой.

До вечера еще проплыли мы большой лагерь байдарочников, где горел костер, сидели в воде три грации в купальниках, слышались детские голоса, виднелись несколько палаток и сложенные в кустах лодки. Туристы отметили, что мы "красиво идем" - а это мы торопились стоянку найти. А одна из русалок все время доставала разными просьбами какого-то Лешу, крича ему то что-то принести, то положить, то сделать… Почти во всех протоках Сылвы сновали косяки рыб и рыбешек, радуя наш взор. Местами к нам в лодку прилетали мошки - мало, но некоторые успевали куснуть то в ногу, то в ухо. Пролетали стаи уток, с одной маленькой отмели спустилось в воду странное многоногое существо - это мне издали так показалось, на самом деле это были штук восемь утят во главе с мамой-уткой. Они удирали от нас по воде целый километр, пока не догадались спрятаться в траве. Обошли мы справа очень большой остров, у которого река сильно заросла водорослями - нам пришлось буквально ехать по ним. По берегу гуляли кулики-сороки, покачивая своими длинными яркими носами.

После очередной длинной сылвенской протоки, наконец, мы нашли длинную узкую отмель для ночевки. Она почти вся заросла большими листьями мать-и-мачехи, которые мы нарезали и подстелили под палатку, чтобы не мешала крупная галька. Почти напротив нашей отмели на левом берегу была оборудованная стоянка с выходом на берег, столом и каркасом для тента, но мы туда не пошли, опасаясь мошек и комаров - там вокруг ведь был лес и трава. Так что мы просто развели костер на отмели, выпили кофе, и еще заварили чай на завтра. Все время, что мы возились по хозяйству, в листьях мать-и-мачехи скакали микроскопически маленькие птички, наблюдая за нами и попискивая.

На закате на реке было чудно красивое явление - трава, торчащая из воды, под последними лучами солнца вспыхивала ослепительным золотым светом. Саша пытался это сфотографировать, но снимки не передавали всего очарования и игры света. Потом небо стало заволакивать облаками, но мы надеялись, что за ночь они пройдут. С этими надеждами мы и легли спать, намазав кремом обгоревшие на солнце руки-ноги.

Утром мы проснулись от звонка будильника, но встали только через час, сладко повалявшись. Я вышла наружу первая - солнце мягко светило и синего неба, вокруг громко и радостно пели птицы, облепившие все кусты - дрозды, крапивники, еще какие-то певчие крошки. Потом вылез из палатки Александр. Костер делать было не надо, чай у нас был в термосе. Так что после зарядки и завтрака мы собрались, и в 10 часов продолжили сплав по Сылве. Погода радовала. Хотя было много облаков, но солнце светило жарко. Ветер налетал лишь порывами, но довольно сильными.

Снова мы любовались стаями рыб. Одна подплыла к нашей лодке близко. Я сказа Саше - смотри! А он говорит - О, вижу! Но выяснилось, что видел он не эту темную синеватую рыбину, а щуку, стоявшую неподалеку. А потом еще и большущего окуня мы встретили. Так что для рыбаков на Сылве раздолье - лови, кого хочешь! По берегам встречались рыбацкие стоянки с чурбачками и костровищами. А по правому берегу реки встретилась нам дорога, уходящая наверх к просторному полю. Я попросила Александра притормозить - решила сходить поискать земляники. Он тоже отправился наверх, чтобы сфотографировать что-нибудь интересное.

На берегу Сылвы, на краю леса, была большая стоянка с дровами, туда приезжали прямо на машинах. А дальше дорога вела по дивной красоты лугам, заросшим разнотравьем и десятками видов цветов - клевер, ромашки, кашка, вьюнки разного цвета - все переплелось, сверкало на солнце и источало медовый аромат. Жужжали пчелы и толстенькие шмели, порхали белые и желтые бабочки. А вот ягод было совсем немного, я даже половину кружки не собрала - видно было, что их до меня сняли. Жители деревни Каменка, куда и вела дорога.

Проплыли мы место, где на лужайке когда-то стояла деревня Скопино, о которой теперь ничто не напоминало - просто красивый луг с некоторым количеством раскидистых деревьев, и достаточно высокая горка справа по берегу. А вот после Скопино на левом берегу стояла маленькая избенка с одним окошком на берегу большой заводи. Рядом тихо сидел мужичок, наверное, рыбак. В этой заводи Саша пару раз кинул спиннинг, но бесполезно. Мы встали на бережку пообедать, а потом поплыли искать удобное место для дневного сна и загара - надо было отдохнуть, а то вчера мы в это время просто клевали носом.

Проплыли очередной длинной широкой протокой, в конце которой увидели гору (метров 300, наверное), всю покрытую березовым лесом. Вероятно, если на нее взглянуть, когда нет зеленой листвы, то вся гора будет казаться белой, может, поэтому ее и назвали Белая гора. Мы прибыли к месту расположения бывшей зоны для политических заключенных с таким названием. О том, что здесь когда-то был лагерь ГУЛАГа, напоминал лишь молодой лесок из одинаковых елочек, растущих на ровном берегу - видимо, когда зону забросили и разрушили, елки или специально посадили, или они выросли сами, но все в одно время. Больше никаких примет «Белой горы» мы не заметили - ни фундаментов, ни бревен, ни кирпичей. Подозреваю, что построена она была вся из дерева, потому и не сохранилось ничего.

В конце этого ровного берега с елками попалась нам привлекательная отмель, как раз под Белой горой, где мы высадились, расстелили коврики, разделись и легли отдохнуть и позагорать. Солнце шпарило как в пустыне, поэтому мы периодически переворачивались, чтоб не обуглиться, и ходили купаться. Кстати, когда я первый раз пошла в водичку освежиться, под берег в нору шмыгнула ондатра. И отчаливая, мы снова ее увидели - сначала по следу из пузырьков, а потом и как зверек вынырнул и скрылся в траве. Да, еще до деревни Скопино мы встретились с загадочным явлением - река там на протяжении пары километров очень мелкая, буквально от 15 до 30 сантиметров, и по дну примерно посередине реки шел след от колес машины. Ну ладно, ехал кто-то по мелководью - это понятно. Но дело в том, что этот след внезапно заканчивался прямо в реке, не сворачивая на берег. Да и выехать нигде на берегах было невозможно - крутой обрывистый склон. Взлетела эта машина, или поплыла - мы так и не решили. Этот след потом снова появился в районе зоны «Белая гора», и точно так же пропал в реке.

Через некоторое время мы увидели вдалеке домики деревни Красный луг, и опять на высоком берегу. Видимо, Сылва сильно разливается весной, часто бывают оползни, поэтому люди стараются селиться на возвышении, и подальше от воды. В Красном лугу Саша решил тоже выйти и поснимать местную жизнь. А она уже показалась нам - на мостках пожилая татарка в желтом цветастом платке стирала ковер, на узкой деревянной лодке, отталкиваясь шестом, пробирался вдоль берега мужичок… Мы пристали у дороги, спускавшейся к реке. Я осталась у лодки, а Александр пошел в деревню. Заглянув на высокий бережок, я увидела у дома мужчину в окружении двух пацанят с велосипедами, они что-то обсуждали. Потом ко мне подбежала черная собака, на вопрос «как дела» она ничего не ответила, и потрусила не спеша по тропинке вдоль берега.

Минут через десять вернулся Саша. Он поговорил с местной жительницей, которая поведала, что живет она здесь уже лет тридцать, с тех пор, как вышла замуж. Почему деревня называется «Красный луг» - не знает (чего тут знать-то? Деревня окружена просторными красивыми лугами, один из них расположен выше поселения, его видно отовсюду. А «красный» и означает красивый). Раньше был здесь совхоз, ферма животноводческая, но к двухтысячным годам все производство тихо умерло, и теперь работы в деревне нет. Сотовой связи тоже нет. Все живут натуральным хозяйством - держат коров, овец, птицу, работают на огородах, рыбачат да охотятся. Назад, к первобытнообщинному строю. В самом конце деревни мы увидели пару домиков явно новых, и явно дачного типа. Женщина говорила, что много домов скупили под дачи жители Перми и Кунгура, и новые тоже строят. Избушки были хорошенькие, как картинка, во дворах беседочки, скамеечки… Хорошее место для отдыха.

За Красным лугом началась огромная, одинаковая во всем продолжении, дуга. Правый берег - наклонная скала с сосновым лесом наверху, левый берег - осока, кусты, поверху лужайка. Выхода на берег нигде нет. Мне все казалось, что мы плывем по кругу, причем уже не первый раз. В конце этой дуги замаячила странная лодка неопределенной формы. В ней вроде бы два человека. Лодка стояла неподвижно, из чего мы заключили, что из нее рыбачат. Когда подошли ближе, оказалось, что это не одна, а две одноместные надувные лодки с транцем, на одной установлен мотор, лодки сцеплены между собой бортами. В лодках сидели два явно городских парня, они не столько ловили рыбу, сколько выпивали и закусывали. Моторчик у них был не сильно мощный, когда мы их обошли - они долго нас догоняли. Причем обходя этих «рыбаков» мы уловили отчетливый запах алкоголя, резко выделявшийся на фоне чистого речного воздуха.

В конце дуги мы свернули направо и увидели отмель, на которой можно было поужинать. Есть-то хотелось уже давно, причем мне хотелось сделать макароны с тушенкой - горячего не ели уже несколько дней. О моих планах я говорила Александру еще в обед, но он как-то пропустил это мимо ушей, и сейчас предлагал вообще поесть в лодке, тем, что есть. Я воспротивилась. Ну, его я покормить была согласна, а сама решила отложить ужин до хорошей стоянки. Причалить к отмели оказалось непросто - там очень мелко, еле лодку дотянули до берега. Но мы справились, и все-таки высадились. Я достала огурцы-помидоры, колбасу, сделала Александру бутерброды, и сама один съела, чтобы с голоду не мучиться. Тем временем мимо нас проплыли алко-туристы на сдвоенной лодке.

Долго сидеть на островке мы не стали, надо было еще поскорее найти место для стоянки, чтобы успеть и макароны сварить, и чай вскипятить. Так что встать желательно было еще до Березовки. Но не тут-то было. Снова пошла дуга, такая же, как предыдущая - справа скала, слева трава и обрывистый берег. Никаких признаков стоянки. Плыли так долго, и вдруг смотрю - справа стоянка! Выход на берег, большая вытоптанная полянка, место для костра. Но Саше не понравилось то, что наверху на берегу есть кусты, а вдоль реки растет трава - говорит, нас загрызут комары. Ну, что делать, поплыли дальше.

От голода и усталости я была недовольна. Да еще вдоль всей протоки закатное солнце било нам в глаза. Короче, от злости и упрямого желания быстро доплыть до стоянки я так остервенело гребла, что мы в момент дошли до Березовки. По карте она только на левом берегу, а на самом деле - и на правом тоже есть дома. И берега соединяет новенький подвесной мост, желтенький, на солнце так и горит. Но пока мы добрались до моста - умаялись. Там река то мелкая - пешком идти приходилось, то глубокая - и такая перемена каждые 15-20 метров. Из лодки в лодку, из лодки в лодку. Чувствовали себя глупо. Под мостом Саша резко схватил меня за руку с криком «Стой!» Я напряглась, думала, он заметил какую-нибудь железку под водой. Оказалось, просто хороший кадр надо снять.

Поплыли мы дальше. У самого конца Березовки Александр предложил на малюсеньком островке попить чаю, а потом уже плыть дальше. Я возразила - что за бред, лучше скорее найти стоянку. Я еще не теряла надежды на макароны. Кто же знал, что до ближайшей стоянки еще как до Луны. За островком местный рыбак удил с помощью необычного приспособления, оно называется «кораблик». Мужчина держал длинную веревку, второй конец которой был привязан к пенопластовому кораблику, болтавшемуся посередине реки. А от веревки шли несколько лесок с крючками. А рыбы в реке было много, так что надежда у рыбака была.

Тем временем у меня заболела спина, совсем подвело от голода живот, но я упрямо гребла. И все-таки дождалась - на правом берегу под большой березой показался выход на берег, тропинка наверх, и даже табличка на дереве - «Стоянка туристов». Конечно, мы пристали туда. Поднялись наверх с трудом - настолько крутой и неудобный был подъем. Там была большая поляна, места для палаток и костра, дрова. Все красиво, удобно, вокруг деревья. Но, представив себе, как будем таскать сюда вещи и лодку, мы решили остаться внизу - там была небольшая отмель и ровное место как раз для одной палатки.

Быстро поставили палатку и скорее развели костер. Я сварила макароны с тушенкой, Саша разделил мою радость и тоже их поел. Я испытала чувство глубокого удовлетворения. Потом прилетело какое-то количество комаров, и мы спрятались в палатку. Около 12 ночи мимо прошли на своей двойной лодке туристы, светя фонариком - видимо, тоже искали стоянку. Потом я записывала на диктофон дневные впечатления, а Саша наблюдал за забавными перемещениями двух куликов по берегу - они сновали туда-сюда, будто на колесиках. Небо все еще было довольно светлое, розоватое. В полутора километрах по прямой от нас слышался лай собак из Березовки, а по петле реки мы прошли от деревни все 4 километра. Усталые, мы уснули.

Проснулись мы утром 5 июля слегка не выспавшиеся. Дело не только в том, что легли поздно, а уснули уже после 12 ночи - Саша все наблюдал за куличками. Просто пол в палатке был наклонный, и я все время скатывалась на Александра, что ему не слишком нравилось. Ну, а у меня был какой-то бугор под боком, да еще голова стала болеть, видно, от усталости, и тоже мешала спать.

Ближе к утру, когда уже стало рассветать, мы услышали шебуршание по пакетам с продуктами, сложенным под лодкой. Шорох сменился топотом по земле, потом снова шуршанием пакетов. Я постукала по стенке палатки, надеясь напугать непрошенного гостя - не тут-то было. Зверушка попалась бесстрашная. Затихла буквально на пять секунд - и снова зашуршала. Я поняла, что она не успокоится, пока не съест все наши продукты. Саша сказал, что надо выйти шугануть воришку. Я ответила, что голова болит, и попросила Александра самого выйти, посмотреть, кто там хозяйничает. Но ему вылезать было лень, он что-то пробормотал и перевернулся на другой бок. Шорох и топот продолжались. Я вздохнула, и поднялась.

Выбралась из палатки, подошла к лодке и приподняла ее - на меня с пакета смотрел толстый серый грызун размером с хорошую морскую свинку. Секунды хватило ему, чтобы оценить мое плохое настроение - и он помчался с топотом в кусты у реки. Думаю, была это водяная крыса. Ну, раз уж я все равно проснулась и встала - нашла таблетку и выпила. Кое-как уснула снова, и, о счастье! - утром головная боль прошла. Пошатывало меня, правда, почти до обеда, но это мелочи.

Часиков в восемь мы проснулись, Александр лежал в палатке, а я сидела на свежем воздухе, приходила в себя. На верхней стоянке пели птицы, скакали по веткам деревьев рядом с палаткой, ничуть нас не опасаясь. Саша наконец встал, поднялся наверх по крутой тропинке, и обнаружил на полянке довольно свежие следы пребывания лося, даже две штуки. Так что здесь не только птиц много. Сделав зарядку и позавтракав, мы отчалили. Предполагали мы сегодня проплыть Тукманово, Агафонково, Тебеняки и Иванково, и заночевать где-нибудь до деревни Тис, если получится.

У острова ниже по течению мы встретили вчерашних парней, но лодка у них уже была одна. Они снова рыбачили, но уже не пили. А вторая лодка и палатка обнаружились на большой отмели еще дальше. Лодка была наполовину сдута, вокруг валялись рюкзаки. На реке снова началась типично сылвенская дуга, проплыв которую мы с трудом обнаружили деревню Тукманово. Дело в том, что с воды ее практически не видно - так, пара крыш вдалеке, да разрушенное здание коровника. А поднялись на берег - глядь, в поле целая деревушка. А поля-то вокруг чудесные, зеленые. На берегу же, где мы высадились, вдоль поля шла дорога, к реке был спуск, видно, тут коров на водопой гоняли. Чуть правее и дальше по берегу начиналась небольшая роща то ли раскидистых тополей, то ли вязов - мы решили, если солнце будет уж очень припекать - обедать пойдем в тень под деревья. Я развела небольшой костерок, стала подогревать макароны с тушенкой, а Саша отправился поснимать деревню.

Забрела я в речку охладиться, и тут выяснилось, что здесь живут рыбки, которые делают педикюр не хуже известных «гарро руфо» - мальки собирались вокруг ног и быстро, аккуратно, и очень приятно обкусывали кусочки отмершей кожи, делая ноги идеально гладкими. Блаженство! Мы пообедали и поплыли дальше, в изумлении глазея на большое количество обалденных мест для стоянки - и на отмелях, и на бережке, и под деревьями в тени, и на открытом месте… Штук шесть мы насчитали на коротком отрезке после деревни Тукманово. Еще видели самую большую и солидную скалу на Сылве, похожую на старую крепостную стену. И где-то в тех местах наблюдали смешную картину - как куличок-сорока гонял коршуна кругами, сердито на него крича. А одна длинная протока была битком набита рыбой - с лодки нам были видны несметные стаи крупных особей разных неизвестных нам пород. Александр даже встал на сидение, чтобы получше сфотографировать это изобилие.

Ну и конечно, захотел немедленно поймать кого-нибудь. Он нацепил на спиннинг снасти от удочки, насадил слепня на крючок, и решил попытать счастья еще разок, раз на блесну никто не клюет. Но ничего не выходило - рыбы игнорировали наживку, явно отдавая предпочтение водорослям, словно коровы на лугах. Александр был в отчаянии - уже хотел гарпун делать. А больше подошел бы сачок - когда мы встали, зацепившись за траву, чтобы не сносило течением, к нашей лодке подплыла большая сонная толстая рыба, и на глубине примерно полметра что-то искала на дне несколько минут. Мы успели хорошо рассмотреть ее темную, синевато-серую чешую и вылупленные глаза. Я потом определила по фото, что был это сазан. На овода на крючке она не обратила внимания. Александр еще долго похохатывал от восторга и удивления, что так много рыбы увидел в Сылве.

Дальше река Сылва пошла широкими и глубокими разливами, а берега стали плоскими, равнинными, безлесными, или с небольшими островками лиственных деревьев. Это уже никак не напоминало Урал. Где-то в этих местах должны были появиться по левому берегу деревни Чистяково и Агафонково, лежащие настолько близко друг к другу, что почти уже слились. Домики действительно появились - их было немного, крутых коттеджей мы не заметили. Я посчитала, что это Чистяково, и стала ждать, когда будет Агафонково. Проплыли мы минут пять, и снова увидели домики - и по левому берегу (очень мало) и по правому (побольше). Еще там на лугу стоял огромный вяз, а под ним паслись козы и овцы. Козы-то еще довольно бодро бегали по берегу, а овцы просто вповалку лежали под деревом, периодически блея - видимо, им было жарче, чем козам.

За лугом было большущее поле с короткой сухой травой. Наверное, здесь весной Сылва разливается. Ну, вот и Агафонково, решили мы. Здесь нам нужно было сходить в магазин за колбасой и пряниками, и набрать воды. Но причаливать в этом месте нам совсем не хотелось - дело в том, что в отличие от предыдущих тихих деревушек, эта встретила нас ревом автомобильных динамиков, изрыгающих какую-то пошлую попсу. На плоском галечном берегу стояла машина с открытыми дверцами, возле нее копошились несколько человек - дети, взрослые… Тетка и мужик мыли в реке автомобильные коврики, подростки возились в мелкой воде, дети помладше ошивались тут же. Все громко перекрикивались, употребляя в общении разные грубые выражения. Но выхода у нас не было, так что мы просто проплыли немного подальше, и пристали к берегу.

Мы когда подплывали, видели, как еще ниже по реке отчаливает большой катамаран, полный людей. Видимо, в этой части Сылвы сплав более популярен, чем в верховьях. Саша отправился в магазин, а я осталась ждать, маясь от диких звуков, от которых так быстро отвыкаешь в лесу. Наблюдала удивительную картину человеческой глупости. Мамаша, которая мыла коврики от машины, взяла малыша лет трех, а то и меньше, и отвела его в машину. Оставила там, а сама вернулась в воду. Мальчик выскочил из машины с орущим приемником, и с плачем подбежал к маме. Мама рассердилась. Она грубо схватила мальчонку за руку и потащила обратно в машину, крича - Я же тебе сказала спать! Мне было очень жаль ребенка - от таких децибелов не то что спящий малыш, мертвый бы спятил.

Потом от деревни подошла к берегу пьяная компания. Одна из представительниц аборигенов вышла вперед, и, взглянув вдаль на речные просторы длинно выматерилась - видимо, от избытка чувств. Я опасалась, что они заинтересуются нашей лодкой, но тут вернулся Александр. Колбасы он не купил, так как она была подозрительного качества, принес только печенье. Он рассказал, что встретил на улице пьяную компанию местных, которые увидев у него большой фотоаппарат, приняли его за корреспондента и очень попросили их сфотографировать для истории, мотивируя эту необходимость тем, что они марийцы и здесь живут. Ну, Саша не поленился, и сделал снимок. Так что теперь мы знаем, как выглядят пьяные марийцы. При этом они называли деревню свою Тебеняки. Я посмотрела внимательно карту - точно, это были Тебеняки, а не Агафонково. Мы поскорее сели в лодку и отплыли.

Вскоре догнали тот большой катамаран. Компания на нем не отличалась интеллигентностью - все, и мужики, и женщины, громко матерились, гоготали и вели себя как стадо бабуинов. Мы заприметили речку (она называлась Чекарда), и решили пристать, чтобы набрать там воды. А для этого надо было обогнать катамаран и пройти перед ним. Так что мы налегли на весла, а они решили, что это мы с ними соревнуемся, и тоже стали пытаться грести активнее. Зрелище было забавное - алкоголь делает людей гораздо смешнее.

Мы добрались до Чекарды. Я вышла из лодки, и забрела в русло речки с очень холодной водой. Ширина ее была метра полтора, а выше по руслу стояли две привязанные деревянные лодки. Я набрала воды, и мы снова обогнали катамаран. Река сделала небольшой поворот направо, и мы увидели несколько островов. С двух из них поднимался дым от костров, и были слышны какие-то звуки - понятно, что там обосновались отдыхающие. На крайнем островке мы увидели гоп-компанию их четверых мужчин лет по 30-40. Трое плескались в реке, один сидел на здоровом плавсредстве у берега. Сооружение поражало своим видом - на 10-12 железных бочках был настелен деревянный помост, над ним крыша, стоят стулья, стол, мангал… А мужик развлекался нехитрой игрушкой - мегафоном. Он периодически включал звуки, имеющиеся в фонотеке устройства (автосигнализация, сирена скорой помощи, пожарная сирена и т.п.), а временами орал в мегафон «А ну гребите к берегу!» Его нетрезвые друзья тоже что-то орали нам, но мы проплыли мимо, стараясь не замечать этих придурков. Саша только выразил изумление, как они вообще могли плыть по реке на этой барже - ведь здесь есть настолько мелкие места, что даже нам приходилось пешком идти…

Метров через сто или двести началась деревня Юлаево, она была длинная, причем все дома были повернуты к реке задней частью, окнами на улицу. А на противоположном берегу росла вязовая роща, а дальше - большой галечный пляж, на котором отдыхало все население Юлаево. Стояли машины и мотоциклы, люди плавали на надувных матрасах и лодках. Все смотрели на нас удивленно. Мы проплыли мимо этого парада, и причалили к противоположному берегу, чтобы поужинать в тени деревьев, а то жара стояла нешуточная. Порезали мы салатик, колбаску, поели, отдохнули.

После ужина мы продолжили путь. Видели «гнезда» местных рыбаков - на высоте полметра, подпертые бревнышками, насесты. А под одним - круглая большая нора. Потом Сылва сделал поворот, и началась прямая протока с небольшим течением. Здесь мы решили не грести. Я достала диктофон, Александр - спиннинг. Только я стала излагать наши приключения, слышу - Я поймал рыбу! Я повернула голову и успела заметить, как над водой взлетает вместе с крючком рыба. Мне показалось, что это был крупный окунь, а Саша говорит - щука. Не важно - она все равно сорвалась. Александр приободрился, теперь было ясно, что хищники здесь есть, и поймать их можно. Поэтому мы еще минут двадцать облавливали окрестные омуты, но безрезультатно. Я в это время читала Валентина Пикуля. Потом мы поплыли дальше.

Дошли до длинной-длинной и довольно широкой отмели на противоположной стороне от Юлаево, которая показалась нам подходящей для стоянки. Мы высадились, чтобы ее осмотреть. Там хозяйничали два кулика-сороки, и им не понравилось покушение на их собственность, они стали летать над Александром, громко пища. Видно, надеялись, что он не вынесет таких резких звуков и сбежит. На другом берегу вдалеке мы заметили машину и людей, явно приехавших отдыхать. Но встали они в таком неудобном месте, что просто удивительно - спуститься там к воде мог только альпинист, кругом высокая трава, а значит и комары, кусты закрывают вид на реку. Потом, проплывая мимо, мы увидели, что машин у них две, и две палатки. Стали мы осматривать отмель, и я нашла хорошее местечко для палатки - окруженный низкой травкой пятачок крупного песка, очень ровный. От реки его слегка прикрывали кустики. Это было хорошо, потому что недавно из-за поворота реки я услышала печально знакомые завывания сирены - это двигались в нашу сторону пьяные безумцы на барже, а встреча с ними меня никак не прельщала.

Радостная, я позвала Александра. На мои соображения по поводу скрытного расположения на ночевку Саша возразил, что если нас не заметят, могут решить, что отмель свободна, и высадиться здесь. Но когда мы взглянули на удобный пятачок для палатки, то увидели там черную змею непонятной породы. Александр послал меня за фотоаппаратом, велел взять палку и пошевелить траву возле змеи, чтобы она выползла на более открытое место. Я погнала ее на Александра, попутно хорошо разглядев. Это, вероятно, была местная разновидность гадюки, об этом говорила ее окраска (без желтых пятен на шее), треугольная форма головы (но меньше, чем у виденных мною раньше гадюк). Окраска, правда, была странной - чисто черной, без серых ромбов. Саша сделал несколько снимков, и мы отпустили пресмыкающееся восвояси. Но только повернулись в другую сторону - смотрим, а там еще одна. Стало ясно, что вставать здесь на ночевку будет не очень умным поступком, поэтому мы, к радости куличков, сели в лодку и поплыли дальше.

Мы проплыли до конца протоки, где начиналась еще одна здоровенная отмель, широкая, длинная и ровная. Вот здесь-то мы и встанем - решили мы. Александр поднялся на берег, там виднелась стоянка, и надо было разведать, какие сюрпризы можно оттуда ожидать. Я пошла по отмели (по карте предполагалось, что это остров, причем где-то возле него должна впадать речка). Еще не успела отойти - слышим, тарахтит по берегу неизвестное транспортное средство - видимо, там проходит дорога, ведущая ко всем стоянкам на этом берегу. Оказалось, это какой-то мини трактор, похожий больше на газонокосилку. Ну вот, подумала я, вероятность ночных перемещений подвыпившего населения на купание достаточно высока, даже если они на нас не наткнутся - будут мешать спать шумом моторов и криками. Ну, на всякий случай, я все-таки обошла часть острова - он почти сросся с берегом, зарос мать-и-мачехой, и впадения речки я не обнаружила. Зато обнаружилась еще одна змейка (ужик). Мы поплыли дальше в надежде найти что-нибудь подходящее по правому берегу этого острова.

Обошли мы его, там началась скала, а напротив нее как раз для нас - отмель метров 20 длиной и метра 3 шириной. И палатка войдет, и костер, и течение хорошее, и глубина - просто прелесть! И к тому же нас закрывали от реки кусты, так что любой плывущий увидел бы нас в последний момент - и пронесся мимо на быстрине. Поставили мы палатку, вскипятили кофе. Идиллию портил все приближающийся звук сирен. И было непонятно, дойдут ли до нас эти весельчаки сегодня или встанут на ночлег раньше. Часа два мы были в неведении - я соображала - а вдруг они встали на той отмели, и будут там всю ночь фестивалить? Тогда нас ждет не самая лучшая ночь на отдыхе. Ну, ладно, мы постарались не обращать внимания на дикие звуки, а сосредоточились на созерцании прекрасной скалы, не менее прекрасной реки, пении птиц, купании в теплой прозрачной воде. Течение было сильное, но так даже интереснее - плывешь вроде вперед, а несет назад...

Затем мы забрались в палатку, уже начали засыпать. Но около двенадцати ночи эта компания на барже все-таки добралась до нас. Мы услышали прямо за поворотом нетрезвые голоса, и вот баржа выплыла из-за кустов - и началось: «О, смотри, палатка! Врубай сирену! (сирену немедленно врубили, разумеется) Эй, выходите! Вы че там, спите что ли? Ну хоть выгляните…» И все в таком духе, в сопровождении скабрезностей и нецензурных выражений. Хорошо, что сильное течение быстро пронесло их мимо - через две минуты баржа была уже далеко. И еще минут через десять снова раздалось «Че вы спите… Вылезайте…» Видно, еще какие-то туристы им по пути попались. И всех, вероятно, мучил встречный вопрос - вы-то что, дебилы, не спите?

Ну, зато всю оставшуюся ночь мы наслаждались сладким сном и покоем. Единственным его нарушением было скакание по палатке какой-то птички, страдающей бессонницей. Зато птичка в этот раз попалась культурная - какать на палатку не стала, уронила только капельку на дрова, сложенные под лодкой.

Утром я встала бодрая и счастливая, умылась, привела себя в порядок, полюбовалась на реку и спящего Александра. Потом спросила его, будет ли он вставать. Ответ был отрицательный. Человеку хотелось оттянуться, понежиться в славном местечке. Здесь и правда было совершенно чудесно и очень уютно.

После зарядки Александр даже робко спросил - а может, не поедем, поживем здесь денек? Но, к моему большому сожалению, дней в запасе у нас не было, так что пришлось покидать райский уголок. Попили мы чайку, сварили суп (хорошо, что взяли на одной стоянке с собой дрова, сухие доски, с ними удобно). Сделали «харчо по-походному», вкусный. Он потом стоял у меня под скамейкой в лодке и соблазнял запахом. Когда стали собирать палатку - сняли с тента клеща, первого и единственного за всю поездку.

Мы были уже почти готовы к отплытию, и тут мимо нас пошли всяческие плавсредства, как на параде. Сначала катамаран с огромным количеством людей (не те, которых мы видели раньше). Парни и девушки интеллигентного вида, без спиртного на борту, они спросили, сколько мы уже плывем и присвистнули, когда узнали, что пять дней. Они шли только второй день. Потом пошли лодки, две штуки, а за ними тетенька верхом на матрасе, лежа на животе. Она гребла руками. (Потом мы ее снова видели, она уже гребла веслом и сидя, а с ней на матрасе ехал ребенок). И вот мы тоже отчалили.

Дальше весь берег Сылвы был покрыт стоянками и стояночками, где местное население, видно, отдыхало. Многие места были замусорены. День был очень жаркий - мы с ностальгией вспоминали тенистую отмель, где мы купались. Саша немного покидал спиннинг, но безуспешно. Только водоросли цеплялись за крючок, а мне приходилось их снимать. Но вот в очередной раз, когда он вытаскивал из воды приманку с нацепленными листьями, мы увидели, как довольно крупная рыба, кажется, щука, прямо кинулась на спиннинг и попыталась проглотить крючок с травой! Но, на наше несчастье, она схватила только траву. С одной стороны, Александр был рад подтверждению того, что рыба хищная здесь есть, но, с другой стороны, так обидно, что не попалась! Он решил, что рыбы над ним смеются. Так что мы прервали рыбалку, и поплыли дальше, решив попробовать ловить где-нибудь еще. Доплыть нам надо было до деревни Тис, и дальше, до Тарасова. Нам нужно было набрать воды и позвонить домой.

Еще подплывая к деревне, мы заметили сначала одинокий дом на высоком берегу, потом - подвесной мост, соединявший два края деревни Тис. У моста загорали две девушки, а рядом на мелководье исследовал речную флору и фауну какой-то Ихтиандр - в черном гидрокостюме и маске с трубкой. Вот туда мы и пристали. Александр взял канистру, и, по совету девушки, пошел за водой через подвесной мост. Про магазин же она сказала, что высаживаться надо дальше по течению, а то отсюда идти далеко. Я тем временем позвонила, наконец, домой - связь в Тисе была. Семья выразила удивление, что я еще жива, и обрадовалась.

Александра не было довольно долго, оказалось, что подвесной мост очень длинный, из двух пролетов - один над рекой, другой над сушей, да и до колонки не близко. Он поснимал мост с огромными тросами, завязанными в узел, мы сели в лодку и отплыли чуть дальше, где была тень от деревьев, возле брода - хотели там пообедать. Пока носили продукты на травку - с другого берега через брод поехал трактор, и поднял такую волну, что она захлестнула внутрь лодки и подмочила наши рюкзаки, хорошо, что не сильно. Так что супчику пришлось подождать, пока мы протирали лужи на дне лодки. Ну потом все-таки добрались мы до него, попутно выяснив, что у нас заплесневела половинка черного хлеба. Мы с нее срезали подпорченные части и съели сердцевину.

После обеда мы двинулись до Мартьянова, в которое плавно переходит Тис. Разделяет их только речка Сыра и плотина пруда. Там надо было сходить в магазин - докупить хлеба, взять кваску, колбасы. Так что вскоре, заметив выход на берег и дорогу наверх между огородами, мы причалили. В этот раз я отправилась в деревню, а Саша остался наблюдать, как несколько человек на участке грузят большую копну сена на машину, как переходят реку вброд, сняв штаны, четверо тетенек - за ягодами на другой берег, как купается парень из иномарки, подрулившей на полянку…

Я нашла магазины быстро, но они оба были закрыты - у одного перерыв только что начался, а у другого еще не окончился. Хорошо, что через пару минут подъехали на машине местные, сходили в соседний дом, где жила продавщица, и привели ее на работу. Так что я купила, все, что надо, и пошла обратно. На сонных улицах народу почти не было, в тени под заборами лежали телята и собаки, да гуляли куры. С горки открывался вид на ту часть деревни, которую мы с реки не видели - она раскинулась в окружении полей и живописных маленьких рощиц. И тут я снова услышала вдалеке за поворотом неприятный вой сирены. В голове отчетливо сформулировалось нецензурное ругательство. Я вышла к лодке, похвасталась Александру покупками. Ему особенно понравился местный квасной напиток «Егор» (по 19 рублей за 1,5 литра). Он его почти весь и выпил сразу. Ну, и вполне приличный сервелат попался, «Финский».

Мы поплыли дальше, мимо большого пляжа, где местные жители праздновали лето. Все на нас удивленно смотрели - как будто туристов не видели никогда. А мы удивленно смотрели на мужчину, который, раздевшись, неся в руке одежду, а на плече ведро с ягодами, начал переход вброд с другого берега. А глубина-то в этом месте у Сылвы немаленькая, вот он уже по пояс в воде, вот по грудь, вот только голова и руки над поверхностью. К этому надо прибавить течение и неровности дна. Короче, мы так и не увидели, чем завершилась переправа, надеюсь, он не выронил полное ведро лесной клубники в воду. Странно, что он поленился дойти до мелкого участка реки. А у нас начался поселок Ярушино, который только самым краем выходил к Сылве, так что мы его быстро проплыли.

Спустя некоторое количество петель и извивов реки, мы увидели множество народа - у левого берега стояла еще одна большая конструкция с шатром, стульями и т.д. А недалеко от нее снова безмозглые человеки на барже с сиренами - не ошиблась я со звуком! И эти типы пытались с помощью громкоговорителя докричаться до соседей и выяснить, с мотором ли у них «баржа»? Конечно, те им ответить не могли из-за расстояния. Мы обошли тех и других, и пошли по прямой протоке.

Дневную жару начал к тому времени разбавлять встречный ветер. Впереди нас тихонько плыла надувная лодка с тремя пассажирами - мужчина греб, женщина лежала на борту, а ребенок вертел головой, сидя на скамейке. При этом греб мужчина просто тонким сосновым бревном, пользуясь этим как байдарочным веслом. Конечно, скорость их была невелика. Мы их догнали, и на приветствие Александра «Физкульт-привет!» мужчина удивленно спросил: «Не понял, а что это вы нашими веслами гребете?» Александр поинтересовался, где их весла, а девушка ответила, что они их почему-то забыли. Саша говорит: «Ну, это лучше, чем наоборот - весла взять, а лодку забыть». Все посмеялись.

В конце излучины мы заметили дорогу из полей, по которой отъезжала от реки машина, оставив на берегу четыре катамарана с кучей туристов. (Мы потом у них узнали - их тридцать человек!) Видимо, это был коммерческий сплав по Сылве, потому что все были в одинаковых спасательных жилетах. В компании много подростков, были и маленькие дети, и пожилые люди. Когда мы проплывали мимо, пассажира катамарана, что уже спустили на воду, сделали нам комплимент - скорость, говорят, у вас, как будто с мотором (и это мы еще против ветра гребли). Я присмотрелась к туристам - вроде, люди хорошие, веселые и трезвые. Они поплыли за нами следом через некоторое время, когда приспособились грести вместе.

А мы уже проплывали большое село Торговище. К реке непосредственно оно почти не выходило, все дома стояли в отдалении, за большущим полем. Но вот по краю этого поля у реки стояло огромное количество машин, на которых съехались сюда отдыхающие из всего района, видимо. Здесь были и легковые, и грузовые машины, и мотоциклы. Стояли там и сям палатки, тенты, столики для пикника, мангалы. Машины эти с компаниями растянулись километра на два. И снова на нас глазели отдыхающие, которые плескались в реке и сидели на берегу. Кто-то даже снимал нас на видео. Видеть такое количество людей после нескольких дней пустынных и тихих краев было не слишком приятно, хотелось скорее проплыть это скопление. Но вот со скоростью случилась беда - нам навстречу начал дуть сильный ветер, который временами даже останавливал лодку, как мы ни старались грести. При этом река делала повороты, но ветер как будто поворачивал вместе с ней. В какую сторону мы бы ни плыли - он все равно фигачил в лицо с силой электровоза.

Чтобы немного отдохнуть и охладиться, мы заплыли за остров Шелемонский, скрывшись от глаз народа, разделись, и стали купаться. В этом месте было глубоко, течение - как раз такое, как надо, просто прелесть. Нас стали понемногу догонять катамараны. Тут мы вплыли в протоку, где совершенно отсутствовало течение, а ветер просто свирепствовал. Вот здесь-то мы попотели! В конце этой протоки на мысу справа мы увидели компанию на катамаранах, которая проплыла мимо нас утром. У них там был лагерь. Нас заметили, обрадовано замахали руками. Стали спрашивать, обогнали ли мы тех дебилов на барже. Мы с улыбкой поведали, что таких компаний там уже две, и к вечеру они как раз сюда доберутся.

Дальше по курсу нас ждал поселок Усть-Иргино, где впадала речка Иргина. Но до него еще надо было добраться. Гребли мы долго, прилагая нечеловеческие усилия, по длинным-длинным протокам. Кроме того, глаза уже начало щипать от постоянного сильного ветра, губы обветрили и горели. При поселке обошли справа остров, и издалека поглядели на впадение Иргины. Там, в устье, стоял по брюхо в воде джип, а с его крыши рыбачил парень. Довольно странное применение дорогой тачке, не правда ли? Усть-Иргино плавно переходило в Сивково, после которого уже стоило искать место для ночлега - мы, если честно, подустали бороться с ветром, да и вечер близился. Но мы прошли эту деревню, а стоянок никаких не обнаружили, и даже выходов на берег не наблюдалось. А метров через 200 уже показались дома деревни Сажино. Нам стало грустненько.

Мимо Сажина, так же против ветра, мы гребли уже с трудом поднимая руки. Немного развеселило зрелище между Сивково и Сажино: там был подвесной мост, длинный и высокий. К нему местные жители привязали самодельную тарзанку и прыгали с ней. Так вот, один парень прыгнул - она и оборвалась! Прыгун не пострадал, просто плюхнулся в воду, выбрался на берег и пошел обратно на мост снова привязывать канат. На половине пути к Сажину (там всего метров триста между деревнями) нам встретился хороший песчаный остров, у нас даже была мысль там заночевать, но слишком близко было до домов, по времени рановато, да и рыбак объявился на узкой длинной лодке, обеспокоенный нашими намерениями - он с другом здесь ночью собрался леща ловить. Этот рыбак что-то делал на другом берегу, одетый лишь в трусы и повязку на голове, а как нас увидел - отплыл ненадолго и вернулся уже одетый в штаны и майку. Мы его заверили, что только отужинаем, и уйдем.

Развели костер, подогрели супчик и поели. Пока ели, мимо прошли те многолюдные катамараны. Александр стал их фотографировать, и они в шутку возмутились - что это мы их уже столько снимаем, а фотографий все нет. Я сказала - диктуйте электронку, отправим фото. Записала адресок, и они скрылись за поворотом. Но ушли недалеко - тоже по нашему примеру встали передохнуть и искупаться. Так что мы их снова обогнали. Видели ужика, переплывавшего реку, видели щуку больше чем полметра, которая вышла на охоту к вечеру… Прошли мимо Сажино. Поискали место для стоянки, побродили по отмелям, но они все были совершенно неподходящие - низкие, заросшие, да и на противоположном берегу в отдалении куча машин, купальщиков и другая цивилизация. Из многих машин звучала музыка, и было непонятно - собираются ли они уехать вечером домой, или остаться и всю ночь шуметь. Так что мы не рискнули вставать в таком месте.

Там, в гуще народа, еще стоял экскаватор, и были навалены кучи гальки и песка. Видно, гальку вычерпывают из реки и потом отсыпают ею дороги в окрестностях. А на соседнем острове виднелся большой лагерь с двумя шатрами и множеством палаток, люди оттуда бродили по мелководью вокруг. В общем, попили мы чайку, кое-как размяли кости, да и поплыли дальше. Усугубляло ситуацию то, что небо понемногу затягивали грозовые облака, и даже уже слышались раскаты грома. Нам совершенно не улыбалось в завершение такого тяжелого дня еще и вымокнуть под дождем, поэтому мы стали торопиться и с удвоенным вниманием осматриваться на предмет поиска стоянки.

Проплыли мимо тихого и спокойного поселка Тарасово, начались мелкие островки в разливе реки. И на одном из них была большая отмель. От домов это место отделяло уже довольно солидное расстояние, так что можно было не опасаться посторонних глаз и визитов непрошеных гостей. Мы высадились на остров, и стали очень быстро разворачивать лагерь. Саша нарезал травы, я разгрузила лодку, вместе поставили палатку и убрали вещи под лодку. Тут подул сильный ветер, мы даже испугались, как бы лодку не унесло. Вместе с порывами прилетели первые капли дождя. Мы придавили лодку камнями и бревнами, и забрались в палатку. Небо вокруг играло изумительными красками и контрастами - красное с золотым, фиолетовое с оранжевым, черное с розовым. Сверкали молнии, гремел гром. Но, как только мы застегнули молнию входа, все кончилось - грозовые тучи разошлись в три стороны, а над нами воцарилось мирное голубое небо.

Мы вовсе не опечалились, и стали наслаждаться отдыхом. С соседнего луга на левом берегу доносились голоса - видимо, там косили сено. Под вечер на отдаленный брод вроде бы приехала машина с парой человек, но они только раз вышли к воде, и скрылись обратно за кусты. Ночью, пока мы спали, к нам, наконец, пришла гроза, погремела, полила все не слишком сильным дождем, и стихла. Утром все уже было сухо, даже тент палатки. Спать нам никто не мешал, хотя иногда из Тарасово доносился лай собак. Небо было безоблачным, погода теплой. Денек ожидался хороший.

Пока делали зарядку, завтракали и собирались, на поле по правому берегу приехал трактор, и стал там вести какие-то сельхозработы. Тракторист с любопытством посматривал на нас. С правого берега послышался дружный возглас целой компании: «С днем ро-жде-ни-я!» Мы поняли, что там, видимо, тоже есть отдыхающие, и порадовались, что ночью они вели себя тихо. До одиннадцати часов мы не торопясь собирались - вымылись мочалкой с мылом, сделали кофе с молоком. В это время по отмели гуляла отважная чайка, ничуть нас не стесняясь, прилетал черно-белый куличок, но понял, что мы живые - и улетел.

Загрузились мы в лодку и отправились дальше. За поворотом реки обнаружились целых две компании - одна с лодками, а другая просто на машинах. Мы плыли к деревне Пеганово. Ветер снова взялся за свое, пока еще не так настырно, как вчера. По правому берегу везде встречались места, оборудованные рыбаками - затон (то есть пара стволов деревьев, опущенная в воду под углом к берегу, чтобы там задерживался всякий мусор, водоросли, и так создавалась как будто защитная стена, где рыбы могли бы прятаться, а рыбаки их потом вылавливать), сидения, выкопанные в земле и «оформленные» в виде кресел и даже тронов. А поверху берега все время тянулось большое поле, и на нем иногда виднелись коровы. И каждые сто метров - обязательно компания человек 5-6 на машинах. Не понимаю, почему они всегда вставали именно там, где самый сложный спуск к воде в виде крутой земляной тропинки.

Пеганово начиналось с крутого коттеджа с огороженной территорией и даже небольшим насыпным пляжиком. Понятно было, что здесь не живут постоянно, а сдают отдыхающим. Напротив тянулась узкая отмель, где кто-то выстроил пирамидку из камней примерно метр высотой. В тени деревьев стояли несколько машин, какой-то шатер, рядом отдыхали с десяток человек. В конце деревни виден был автомобильный мост, а по левому берегу уже шла деревня Тохтарево. Она, кажется, была просто дачным поселком, все дома там явно были садовые, слишком хлипкие, чтобы в них зимовать. Зато красиво оформленные - с плетнями, декоративными горшками, очагами, верандами, лестницами к воде… Все это было щедро обвито вьющимися растениями. Красиво.

На правом бережке у моста паслось стадо коров. Мы прошли под мостом, обогнув копытных. Пока мы не торопились, Саша решил покидать спиннинг. Впереди нас ждал водопад Плакун, поселок Суксун… Я любовалась полями на холмах, и периодически снимала водоросли с крючка. Этот участок реки был очень спокойным. После Тохтарева Александр запросил остановки на обед, сразу нашлась и отмель подходящая. Я нарезала салатик, и с купленным недавно финским сервелатом мы его замечательно съели, и конфетами закусили. Потом позагорали, и поплыли дальше.

Снова пошли машины по берегам - близился Суксун. Вскоре мы увидели его и Кошелево - маленькую деревушку на противоположном берегу. Суксун лишь самой узкой частью выходит к Сылве, в основном он располагается вглубь по берегу. Это поселок городского типа, там есть даже промышленные предприятия. На повороте Сылвы впадала речка, через нее был построен железный мост для автомобилей, а через Сылву перекинут пешеходный подвесной мост. Мы причалили недалеко от него, и Александр отправился в Суксун - разведать, где тут местные достопримечательности (перед отъездом мы узнали, что здесь есть, например, памятник русскому самовару). Тут на берег вышла женщина, видно, искупаться, и на наш вопрос она ответила, что магазин есть рядом, а вот памятник самовару далеко, в центре, надо ехать на такси. Так что Саша решил ограничиться посещением магазина. Я осталась ждать у лодки. Достала пока книжку, села читать. Минут через двадцать к реке вышли две коровы и бык. На глазах одной из телок самец стал грязно приставать к другой. При этом они шумели так, что я даже напугалась, и стала продумывать пути отступления, если звери двинутся в мою сторону. Но они, покуролесив минут десять, удалились.

Вот прошло полчаса, сорок минут, а Александра все не было. Было жарко, люди купались в реке, а я сидела, как привязанная. У меня созрела мысль, что он таки двинул до памятника самовару. Предчувствия меня не обманули. Через час с небольшим он появился на другом берегу - я увидела, как он заходит в магазин. И вскоре любитель памятников прибыл к лодке. Выяснилось, что в магазине продавщица сказала, что памятник совсем рядом, 15 минут (видимо, имея в виду - на машине). И вот по улице Кирова Александр довольно долго шел до пересечения с центральной улицей, где и увидел парк. Зашел туда - и вот он, памятник, очень своеобразный, металлический. Самовар-то красивый, а вот народ вокруг него страшноватый - балалаечник вообще был похож на монстра из фильма «Пираты Карибского моря». Саша сфотографировал это чудо, и пошел дальше - рядом с парком был городской пруд, из него вытекала та самая речка, что впадала в Сылву. Зашел он еще в магазин «Магнит» и купил семечки и виноград, да и отправился скорее обратно. На набережной увидел большую рекламу рабочих мест оптико-механического завода, когда то работал на нем в Екатеринбурге, сфотографировал ее. В магазинчике уже у пешеходного моста забрал бутылку кваса, которую купил еще по дороге туда, и оставил, чтобы не таскаться с ней. И, наконец, добрался до меня и лодки.

Из Суксуна мы отплыли уже часов в пять вечера, нам предстояло пройти очередной участок сплава до деревни Сасыково, где находится известный в этих местах водопад Плакун. По длинной, чуть изогнутой протоке наша лодка проплыла мимо двух подростков, которые ловили рыбу. Девочка поймала кого-то мелкого, с гордостью побежала за мешочком, набрала в него воды и посадила малька. Была жара, мне уже давно хотелось освежиться, тем белее, что везде попадались на глаза купающиеся люди. Я попросила Сашу пристать в подходящем местечке. Она как раз и замаячило впереди - белые плоские камушки у крутого берега. Мы причалили, и на всякий случай поднялись наверх - посмотреть, нет ли кого. А там - красотища! Огромное поле ржи, где колосья светло-зеленого цвета переливались волнами под ветром и солнцем. И вдали - тоже поля на холмах, разделенные узкими полосочками леса. Нам немедленно захотелось сфотографироваться в этих просторах. Мы по очереди забредали аккуратно, чтобы не помять колосья, в рожь, и делали снимки. Потом вдоль дорожки у поля я еще нашла немного лесной клубники. И, наконец, мы дорвались до воды - накупались всласть, хотя дно там было неровное и каменистое. Сели мы в лодку, и поплыли дальше.

И тут на реке показались какие-то подозрительные волны, наводившие на неприятную мысль о встречном ветре. И точно - за поворотом он развернулся во всю мощь, и несчастный стометровый участок мы шли, как все пятьсот метров, причем совершенно выбились из сил, так что когда ветреный участок закончился, мы пристали на отмели у самого начала деревни Сасыково, расстелили коврики, и легли отдохнуть. Александр дремал, а я валялась, читала книжку и ела клубничный йогурт из суксунского магазина.

После отдыха мы быстренько проплыли мимо Сасыково, и прямо с воды увидели на правом, противоположном от деревни берегу, толстую струю водопада Плакун. Потом наши глаза отразили еще большой подвесной мост, множество машин на левом берегу, и, о горе - целую толпу туристов у водопада - как на юге. Туристы добирались до достопримечательности кто по мосту, кто вплавь через реку. Все пытались поскорее протиснуться к водопаду, постоять под ним, сделать фото. При этом они толкались, мешали друг другу, и вообще были похожи на невменяемых.

Среди всех выделялась группа женщин и молодых девушек в длинных ночных рубашках с распущенными волосами - они держались вместе, а стоя под струями воды, не фотографировались, а что-то бормотали. Короче, были похожи на сектанток. Мы решили, что нам все-таки надо туда пристать. Причалили с трудом, потому что берег был неудобный, весь в скользкой черной грязи. Пришлось довольно долго ждать, пока место под водопадом хоть ненадолго освободится, чтобы я смогла сфотографировать Александра - пришлось убеждать одну из «сектанток», которая уже закончила омовение, но все стояла рядом, отойти чуть подальше и не лезть в кадр. Вода оказалась достаточно холодной, но не ледяной, Саша и мне предлагал окунуться, но я не стала. Потом он еще сходил по берегу наверх, туда, откуда тек водопад - там за деревьями виднелась не то часовня, не то церквушка, вела туда дорога, по которой дальше можно было попасть на мост в Сасыково.

Когда Александр вернулся, то рассказал, что струя водопада не одна, там еще в нескольких местах есть выходы этого потока. Везде «паломники» навязали на кусты дикое количество ленточек и тряпочек, так, что место стало похоже на лавку старьевщика или склад вторсырья. И вообще, он, видимо, раньше тек в другом русле, как раз вдоль дороги к реке, но потом люди построили ограничители, которые направили основную часть воды на каменную площадку высоко на берегу, вот так и получился Плакун. Так что эта диковинка оказалась рукотворной. Люди сказали, что вода считается «святой», потому и церковь построили, только в данный момент она закрыта. И за водичкой приезжают из окрестных сел и деревень.

Ну, делать здесь было больше нечего, погрустив, что посещение Плакуна выпало на воскресенье, когда все вокруг забито отдыхающими, мы сполоснули ноги, и отплыли. Проплыли под мостом, сразу за ним справа впадала еще одна речка, а Сылва плавно поворачивала налево. У моста в реку сошло стадо коров, а одна гордо отделилась от коллектива, и степенно удалялась вниз по реке.

Уже настала пора ужинать, так что мы решили встать ненадолго на большой отмели, где виднелся какой-то лагерь - несколько шатров, деревянные столы и скамьи, и даже кабинки, похожие на туалеты. По лагерю ходил мужчина, занимавшийся хозяйственными работами - что-то колотил, сжигал на костре деревянный мусор, переносил какие-то вещи. Мы высадились, сели на борт лодки, и стали доставать продукты - банку фасоли, колбасу, хлеб, даже виноград. Саша поднялся на берег, спросить, что это за лагерь. Вернулся, широко улыбаясь - оказалось, что все эти шатры и столы предназначаются для встречи тех многолюдных катамаранов, которые сплавляются по Сылве, и которые мы фотографировали. Их поход состоял из двух частей - сначала сплав до лагеря, а потом 5 дней житья в нем. Народ этот - вегетарианцы, не пьют, не курят, а в лагере будут заниматься спортивными играми (русская лапта) и духовными практиками, с ними будут заниматься специалисты, а также их ждет баня и купание. Вот такие продвинутые туристы.

Стали мы ужинать, а мужчина из лагеря спустился к нам - поболтать, видно, совсем ему было скучно одному. Из разговора стало понятно, что он работает в сфере туризма уже давно. То ходит инструктором на сплавах, то, как сейчас, просто обеспечивает техническую сторону отдыха коммерческих туристов. Инструктором работать сложнее - люди попадаются разные, некоторые, особенно дети и подростки, совершенно не могут и не хотят физически напрягаться, даже грести иногда отказываются. А взрослые злоупотребляют пивом - а инструктор должен потом следить, как бы кто спьяну не потонул. Узнав, что мы бывалые сплавщики, он нас пригласил присоединиться к группе, которая выходит из Перми через неделю в какое-то интересное место. Но мы вежливо отказались - во-первых, из Екатеринбурга далековато, а во-вторых - мы просто не выдержим путешествия в компании 30 человек. Мы отплыли и двинулись дальше, в сторону Морозково.

После небольшого узкого участка реки с живеньким течением начался разлив. На правом берегу мы увидели высокие деревья, а под ними - группу людей на большой отмели. Они стали нас бурно приветствовать, мы их тоже. Через несколько минут доплыли до хорошей отмели, и уже обрадовались - будет, где с комфортом переночевать. Но тут из кустов показалась фигура с удочкой, и я разочарованно вздохнула. Но Александр решил все-таки пристать - узнать, может, рыбак не собирается здесь всю ночь торчать. Высадившись, мы с удивлением увидели, что рыбак - девочка лет 13. Саша подошел к ней, и она сказала, что здесь с друзьями, такими же подростками из деревни Морозково, и скоро они идут домой. Я подумала - как же хорошо живется детям в таких местах - можно спокойно уйти на рыбалку за 5 километров от деревни и ничего не опасаться, не то, что в городе. Там девочку в соседний двор страшно отпустить.

Александр пошел разведать, что там дальше по отмели - здесь, где мы пристали, был брод и дорога в деревню, так что ночевать прямо тут нам не хотелось. Пока мы разговаривали, с другого берега выехал велосипедист, перешел реку вброд, и уехал дальше по дороге. Саша вернулся минут через 10 и скомандовал отплытие - он нашел дальше более подходящее место. Мы проплыли поворот и высадились на очень длинной и широкой отмели. Вниз по реке виден был живописный обрывистый берег из красной глины, высотой метров 15-20, на противоположном берегу - поля, а с другой стороны отмель окаймляли густые заросли ивняка, так что подойти сюда можно было только с одной стороны. Вот здесь мы и решили остановиться, хотя вдалеке уже виднелась следующая деревня, Красный Яр, и оттуда доносился временами лай собак. А справа от реки еще есть деревня Журавли - так сказала девочка.

Мы поставили палатку, уложили вещи под лодку, и стали любоваться прекрасным закатом. Место было открытое, потому небо во все стороны было доступно для обозрения. Потом мы купались в очень теплой воде, потом грызли семечки, сидя на бережку. В той стороне, откуда мы приплыли, на отмели находилось место сбора мелких куличков. Они прилетали туда во множестве, суетливо бегали по камням и громко обсуждали насущные дела. Периодически они взлетали и проносились над нами целой тучей. Между ними носились и ласточки-береговушки. Потихоньку темнело, но до конца темнота не наступила - почти белая ночь. Так что спать ложились при свете, что нам совершенно не помешало. Ночью пару раз в реке слышался сильный плеск, и кулики пищали, как автосигнализация.

8 июля мы проснулись в 8 утра. Я сразу вышла из палатки, искупалась в теплой воде, и подставила спинку мягким лучам утреннего солнца. Комаров не было. О людях ничто не напоминало, хотя вокруг толпились деревни. В траве, которая росла вокруг, я заметила маленькую мышку - она катилась, как серенький шарик, мимо нашей лодки. Саша постелил коврик у палатки, и тоже лег загорать. Через часик солнце набрало силу, и мы стали неторопливо собираться, Александр тоже увидел ту же самую мышь - она катилась уже с другой стороны. Мы оставили ей хрустящей соломки. Саша еще помыл лодку, а я сварила на обед пюре с тушенкой.

Еще разок искупавшись, мы, наконец, решили плыть дальше. Попрощались с доброй стоянкой, и сели в лодку. Но ушли недалеко - мы заметили, что река в этом месте глубокая, поэтому Саша захотел покидать спиннинг. Закинул раз-другой, да и поймал рыбку! Упитанная такая, потом выяснили, что это плотва. Мы завернули ее в траву и положили на дно лодки. Стал Александр рыбачить дальше. Снова клюнула жадная плотва - такая мелкая, что приманка ей даже в рот не влезла. Конечно, мы ее аккуратно отцепили, обозвали дурой, и выпустили в реку. Больше ничего не клюнуло. Тут из-за поворота вышла моторная лодка, и мы отплыли, чтобы волны не стукнули нас о дерево, за которое держались.

Где-то возле поворота увидели мы родник, сочившийся сквозь камни, и оставлявший на них ржаво-красный налет - наверное, в воде много железа, она и на вкус металлом отдавала. Мы набрали этой воды. А чуть дальше из крутого берега торчало то, что раньше было бревном. И судя по количеству слоев почвы, глины и песка над ним, пролежало оно здесь лет 100-150, не меньше. Оно уже наполовину окаменело. Мы его долго рассматривали, а под ним на берегу нашли еще чью-то кость. Мамонта, наверное (шутка - конечно, косточка была небольшая, скорее всего, собачья).

Дальше перед нами лежала деревня Красный Яр, рядом с которой находится известный в этих краях дом отдыха «Красный Яр». Заходить туда нам не было надобности, так что мы решили проплыть мимо. Прошли у двух больших островов на изгибе реки. Между берегами был натянут пешеходный мост, но нему люди их Красного Яра ходили загорать на пляж. Видимо, и отдыхающие из дома отдыха тоже купались здесь, так как ближе ничего подходящего не было - когда мы проплывали мимо, видели их крохотный пятачок на берегу с кабинками для переодевания и пирсом - там в лучшем случае четыре человека загорать могут. Сам дом отдыха где-то за лесом, а по лесу тянется серпантин по горе к реке, но такой крутой, что я не думаю, что много отдыхающих не поленится каждый день по нему вниз и вверх бродить.

На обед мы остановились на отмели, поели пюре с тушенкой, искупнулись, и поплыли к Сылвенской Одине - там по нашим сведениям жил всего один человек, так что Саша планировал выйти и побеседовать с ним, а также поснимать брошенную деревню. По левому берегу мы заметили несколько домов, Саша вышел и поднялся в деревню. Там почти все заросло, подход к воде был расчищен только один. Пятачок был выкошен, колея вела вдоль поляны к домам. Александр пытался поближе рассмотреть заброшенные дома, но дойти до них было затруднительно - все по пояс заросло крапивой (а ноги-то голые). Побродил он немного там, заглянул во дворы и окна, но ничего толком не рассмотрел. Двинулся к единственному обитаемому дому, где мы видели крышу автомобиля.

Там он и встретил пожилого мужчину, которого звали Равиль. Он возился в огороде и вышел на приветствие Александра. Рассказал, что все дома в деревне он скупил, электрические столбы спилил, чтобы не было электроэнергии - иначе сразу настроят коттеджей, а ему и так хорошо. Вообще-то у него есть квартира в Кунгуре, оттуда приезжает раз в месяц его жена. Равилю здесь хорошо - рыбалка, звери ходят, был даже прирученный лис, которого он подкармливал. Огородом занимается, а скотину не держит - лишняя морока, есть генератор, вместо холодильника - ледник в земле. Ружье надо иметь при такой жизни обязательно - иногда и нехорошие люди заходят. Рассказал, что дальше по берегу стоит дом, купленный каким-то москвичом - он туда несколько раз в год приезжает, пишет то стихи, то картины, катается на горном велосипеде. Саша попрощался с ним, и вернулся к лодке.

Когда отплывали - увидели старые сети, поставленные и забытые кем-то. А в сетях кое-где еще трепыхалась сильно запутавшаяся рыба. Двоих мы вытащили и отпустили, с трудом разрезав и распутав сеть. Остальные рыбехи уже были при смерти, так что возиться было бесполезно. Равиль сказал, что сетью не ловит, так что наша совесть была спокойна - это чьи-то чужие сети.

После недлинной протоки показался кончик деревни Мазуевка, она выходила к реке только краешком. Там проходила пыльная грунтовка, по которой проносились машины, оставляя шлейф белой пыли. Дальше начинался Черный Яр. Домики в деревне почти все были дачные. Река в этом месте была очень широкая, и такая мелкая, что даже лодку до отмели не удалось дотащить - пришлось оставить метрах в десяти, а обедать выходить пешком. Мы подогрели пюре на крошечном костерке, и поели под несмолкаемые крики каких-то безумных чаек - они кружились над нами и орали постоянно, как птеродактили. При этом внешне они были очень изящные и красивые - черно-белые, с раздвоенными хвостами, как у ласточек. Уже потом я догадалась, что у них где-то здесь были спрятаны птенцы.

Поужинав, мы поплыли дальше. Сылва разлилась широкими протоками с островками водорослей, со слабым течением. Мы прошли Черноярскую Одину, подошли к островку на разливе. Правый берег был весь в дырочках ласточкиных гнезд, и среди ласточек носились наши знакомые чайки с хриплыми голосами. Течение несло нас прямо на кучу водорослей и тины, которую мы хотели пересечь, чтобы выйти на открытую воду. Чайки беспокойно орали над головой. Тут мы заметили на тине несколько мелких птичек - наверное, куличков. Но потом я поняла, что это не кулички - они не улетали, а как-то боком, на пузе, неловко пытались сползти в воду при приближении нашей лодки. Приглядевшись, я увидела, что у них не перья, а серый густой пух - это были птенцы чаек, еще не умевшие ни летать, ни плавать.

Мы аккуратно их обошли, и течение унесло лодку дальше. Но Александр решил сфотографировать птенцов, поэтому мы поднапряглись, и вернулись туда против течения, чтобы пройти с другой стороны и поближе. Птенчики уже забрались обратно на кучу водорослей. Чайки просто сошли с ума - пока Саша снимал, они проносились на бреющем полете прямо над головой, а потом одна из них просто села Александру на голову и с силой долбанула по ней клювом! Вот тут он пожалел, что был не в каске. Я отогнала чайку веслом, он сделал снимки, и мы проплыли мимо. Потом на голове обнаружились три окровавленные ссадины от когтей и клюва. Мы еще долго смеялись над этой опасной встречей.

На правом берегу Сылвы, на крутом повороте проплыла мимо нас деревня Занино - очень тихая и благопристойная. Возле нее купалась целая толпа молодых парней, один попытался доплыть до нашей лодки, но увидел, что расстояние большое, а течение быстрое, и бросил эту затею. Сразу за деревней начинался большой, покрытый тополями, остров. Мы было собирались на него высадиться, но там все было заболочено и вились тучи комаров и мошки. Так что мы вышли в протоку и поплыли. Она была длинная, и идти там мне совсем не понравилось - мошки лезли в лицо, в глаза светило яркое вечернее солнце, а нужно было внимательно смотреть на берега, чтобы не пропустить подходящую стоянку. В общем, мучение.

После этой протоки нам попались пара стоянок по правому берегу, но они располагались на покосах, поэтому вероятность быть съеденными мошками нас не устраивала, да и выход к воде был неудобный. Дальше показался остров, но без отмелей. На левом берегу напротив остова стояла вдалеке палатка, машина, оттуда доносились крики купающихся. А вот справа мы заметили выход на берег и вытоптанную поляну - и решили пристать. Здесь, видно, часто останавливались рыбаки - лежали бревна, чурбачки, было костровище, место под палатку. Правда, из леса прямо сюда вела дорога со следами колес, но это нас уже не смущало - мы устали, хотелось скорее лечь спать. Так что мы вытащили вещи и лодку, поставили палатку, я почистила рыбу. Пока Саша разводил костер, я прогулялась по дороге, ориентируясь на шум воды - и нашла большой родник, он тек в трубе под дорогой (она, наверное, шла из Падуково в Занино). А дорога уходила дальше по берегу. А еще в лесу было много деревьев, живописно опутанных от корней до кроны кудрявым хмелем.

Насекомые нас не беспокоили, так что мы довольно долго сидели на берегу у палатки - Саша ел рыбку, запеченную в фольге, потом грыз семечки, я читала книгу. Стало прохладно и мы забрались в палатку уже часов в 12. Только уснули - слышим - едет машина, прямо к нам. Слышатся мужские голоса… Мы решили пока не выходить из палатки, а сначала узнать, кто это и что им надо. Это оказались рыбаки, причем приличные люди - они приехали ставить сети, но, увидев нашу палатку, поняли, что здесь спят люди, развернулись и уехали в другое место. Дальше наш сон уже никто не нарушал, только ночной дождик заставил подняться и застегнуть тент. А утром у нас были гости - смелая чайка прилетела за рыбьими косточками, которые Саша оставил на полянке. Она их съела, а потом гуляла у самой палатки, и мы ее хорошо рассмотрели. Очень упитанная чайка, похожая на пожилую, энергичную тетку в косыночке.

Небо с утра стало расчищаться. Выплыли мы часов в 12, дошли до отмели напротив палаток, и умылись. Александр кидал спиннинг, но рыба просто над ним потешалась - делала вид, что клюет, и уходила. А возле Гусельниково случился апофеоз рыбьево юмора. Саша закинул приманку, большая рыба на наших глазах заглатывает ее, и уходит на глубину. Александр начинает тянуть - а оно не тянется! Ну, думаем, вот это рыбина! Огромная просто! Но через несколько минут усилий становится ясно, что здесь что-то не так. Сначала леска еще трепыхалась, но потом встала мертво. Оказалось, что хитрая рыба нырнула метра на два, там старательно обвязала леску вокруг травы и слиняла. И вытащил Саша спиннинг со здоровенным пучком травы. Вы бы видели Сашино лицо… Короче, поплыли мы дальше не солоно хлебавши.

За Гусельниковым на большом полуострове увидели на территории, огороженной металлическим бордовым забором, два коттеджа с претензией на архитектуру и еще несколько солидных построек неизвестного назначения - не то конюшни, не то гаражи, не то гостевые домики - не разглядеть. А с другой стороны от ворот тянулась бетонированная дорога для спуска катеров на воду. Вероятно, кто-то очень богатенький отгрохал себе резиденцию. Людей видно не было, только две собаки. За очередным поворотом начался длинный луг, а за ним - Заполено, напротив которого должно было находиться кладбище паровозов, куда Александр планировал сходить обязательно. А еще пора было обедать. Так что мы пристали к этому лугу - выход на берег там был удобный. И с бережка стало видно и паровозы, и даже железнодорожный мост, от которого нам уже надо возвращаться домой со станции Шумково. Приплыли! Наш сплав по Сылве подходил к концу.

Пообедали мы, наслаждаясь сылвенскими видами, и начали искать глазами место, где бы выйти к паровозам, чтобы не обплывать далеко. В камышах приметили едва заметную тропинку, и втиснули туда свою лодку. Первый метр под ногами была топкая и неприятно пахнущая грязь, а дальше - нормальная земляная тропинка. Так что Александр вышел относительно нормально, вытянул лодку поглубже на берег, и отправился наверх. Потом обернулся и сказал волшебную фразу - Лена, здесь ягоды! Тут я поняла, что время, пока он любуется старыми паровозами, я проведу с пользой и удовольствием. Вытащила пластиковое ведерко, и тоже вышла наверх.

Уже вдоль дорожки повсюду виднелась лесная клубника, а на поляне ее просто было много, и крупная! Я еще раз посмотрела вслед удаляющемуся Саше, и погрузилась в сбор душистых ягод. Облазила весь берег за тот час, пока его не было, набрала ведерко и полную кружку с крышкой. А тут и Александр вернулся. Он рассказал, что тихонько прошел мимо вагона, где базировалась охрана, зашел за состав, и углубился в лабиринт путей. Там работали люди - косили траву между путями (и, кстати, там тоже всюду росла клубника). Саша увидел старинный черный паровоз с прицепом для угля. Его двери и окна были забиты решетками, но местами они были сломаны - видно, люди и здесь лазят. И такие паровозы с прицепами были соединены в длинный-длинный состав. Рядом стояли более современные, но отработавшие срок вагоны, в основном, пассажирские. Посмотреть фотографии старых паровозов можно на страничке «Кладбище паровозов в Шумково».

У рабочих, косивших траву, Александр спросил про поселок «Карьер», который был где-то поблизости (у Александра страсть к карьерам, ни одного пропустить не может), они ответили, что там режимная территория, и посторонних не пускают. Да и здесь тоже чужим ходить нельзя. Ну, он осмотрел все, что хотел, сфотографировал и вернулся к вагону охраны, где валялся велосипед и шел дымок от печки. Охранники выглянули. Сказали, что раз уж он пришел - пусть фотографирует, только ничего не трогает.

Пошел он обратно по широкому красивому полю, туда, где я собирала ягоды. Оторвать меня от сбора у него получилось не сразу. Сели мы в лодку, обошли мысок и высадились на отмели ополоснуться - ноги у нас гудели от крапивы и колючих растений. Тут Саша предложил мне посмотреть, нет ли наверху еще ягод (вот потом пожалел, наверное), а потом вместе искупаться. Я рванула в поле - и, конечно, нашла ягоды. И пока не набрала всю тару, что была в распоряжении - не вернулась. Александр уже в нетерпении приплясывал - по небу надвигались черные тучи, он боялся, что грянет гроза. Мы окунулись наскоро, и поплыли уже к последнему пункту путешествия - селу Спасо-Барда. Там заканчивался наш очередной сплав по Сылве, нам предстояло заночевать, и утром, пройдя 2,5 километра до станции Шумково, сесть в электричку.

Тучи прошли мимо, только чуть покапав на нас. Мы остановились недалеко от моста, по которому пробегали поезда, помыли лодку, поставили палатку, сварили картошечку. На короткое время пристал рядом катамаран с моторкой, часть сплавщиков осталась, пока их спутники сходили в магазин. Потом еще прошли три катамарана с туристами, но уже без остановки. Периодически появлялись местные жители, купались и уходили. Село от нас находилось далековато - километра два, так что опасаться большого скопления публики не приходилось.

Через Сылву вели не один, а два моста - автомобильный и железнодорожный. Поезда, конечно, грохотали сильно, но ночью нам все же удалось неплохо поспать. Вечером со стороны заката по небу летел воздушный шар, но так далеко, что даже корзины с пассажирами не видно, а потом он куда-то пропал, мы так и не поняли - куда. Лодку мы помыли, просушили и сложили на тележку. Так что утром оставалось лишь собрать палатку - и домой.

Встали мы рано, часов в семь. Искупались в прохладной воде на прощание, умылись, собрали вещи, попрощались с Сылвой, и пошли к мосту. Там по асфальту, местами довольно побитому, докатили тележку с лодкой до станции. Зашли в магазин за квасом и булками, купили билет и стали ждать электричку. Она шла до Шали, а там надо было пересесть на другую. Так что до дома мы добирались часов 6. Но везде в довольно свободных вагонах, с комфортом. Только сидеть устали. В одном месте видели дорожных рабочих, так у одного из них был в руках гаечный ключ больше метра длиной!

...Город встретил нас немного пасмурной и прохладной погодой, толпами людей и тяжелым воздухом. Ну что ж, отдых кончился - начинаются трудовые будни. Мы прошли почти всю Сылву, остался короткий отрезок до Кунгура - 70 километров, может быть, когда-нибудь пройдем и его.

Карта реки Сылва

Карта реки Сылва
1 3

Фото реки Сылва

Жизнь на отмели

Церковь в Молебке

Молебкинские истуканы

Рыбий косяк на Сылве

Вечер на Сылве

Скальная стена

Отработал

Марийцы

Бабушкина избушка

Берега Сылвы

Труженики села

Солнечная стоянка

Памятник самовару

Мост через Сылву

У водопада Плакун

Это не фотошоп
Чудесная отмель
Рыбалка на Сылве
Лето на Сылве
Красавица Сылва
1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества