Студия DV-PRO. Главная страница  

Река Сосьва

Это вторая часть нашего путешествия по рекам Шегультан и Сосьва, в которой рассказано о пути от слияния Ваграна и Сосьвы до деревни Денежкино. Начало рассказа читайте на страничке «Шегультан». Нам очень нравятся эти места, так как к тем рекам удобно добираться, там чистая вода, скалы с пещерами, обилие рыбы. Ранее мы уже побывали здесь, сплавлялись прямо от города Североуральск по реке Вагран и далее по Сосьве. На нашем сайте Вы можете прочитать рассказ об этом и посмотреть пару клипов из фильма о том путешествии.

Сосьва - достаточно крупная река, она тянется на 635 километров с севера на юг вдоль Уральского хребта, и впадает в реку Тавда. Наиболее интересна для сплава она в верхнем течении, до древни Денежкино, так как там она имеет характер горной реки с множеством скал, перекатов, с хорошим течением. А ниже становится равнинной спокойной рекой с берегами, заросшими еловым и сосновым лесом, местами сменяющимся лугами.

Как и в прошлый раз, мы сплавлялись в июле, но река теперь была более полноводная из-за прошедших дождей, и более прохладная из-за нежаркой погоды. Часть удобных отмелей оказалась затопленной, зато было много рыбы, и мы удачно порыбачили.

1 3

Путешествие по реке Сосьва или жизнь на острове

День 5 (продолжение). Знакомый остров у скалы Кораблик

Коса, намытая Ваграном в водах Сосьвы, уже заросла водяными лопухами. Отмель, куда мы выходили в прошлый раз, стала меньше раза в четыре, и даже для одной палатки места бы не хватило, так что хорошо, что мы нашли вчера другую ночевку. Александр снова поснимал местность и себя на фоне скал, потом поплыли дальше. Слева на берегу увидели рыбацкий навес, вспомнили, что где-то недалеко есть дорога вдоль газопровода - видно, с нее рыбаки и едут. Вот мы подгребли к подъему на скалу между двумя реками. Здесь вода тоже почти скрыла отмель, так что осталось лишь несколько камешков, чтобы причалить и выйти. Лодку мы втащили поглубже на берег, и пошли наверх, еще раз полюбоваться волшебным видом с перешейка. Я еще и сотовый с собой взяла - проверить, нет ли сети.

Сети не было. Поглядела я на Вагран, на Сосьву, на окрестные леса, сфотографировала Сашу и поскорее спустилась вниз, чтобы не оставлять лодку без присмотра. А Александра еще долго не было. Он, оказывается, отправился по хребту дальше, в направлении скалы Кораблик, на следующую вершину. Стал там фотографировать, потом сел, подобно горному орлу, на камень, и озирал сверху бескрайние леса. Даже дождь его не испугал. Он говорит, сидел бы там всю жизнь - так там спокойно и хорошо. Еще рассказал, что не так давно там был пожар. Рассказал, что реку Сосьва, да и Вагран, видно с этой вершины гораздо лучше, чем от тропинки - не нужно вертеть головой, все видно сразу в одном направлении. Уральские лесные просторы, скалы и реки навеяли моему другу чувство, что все мы в этом мире бренны, и похожи на жалкие песчинки на фоне природы. Вот мы пришли сюда, посмотрели, и ушли, как и в прошлый раз. Но все вокруг было и задолго до нас, и после нас тоже все будет по-прежнему, и лес стоять, и солнце светить, и скалы возвышаться над Сосьвой. Если конечно человек не изуродует все своим вмешательством.

И так он сидел на вершине, любовался и размышлял о жизни, но вот вспомнил, что жалкая песчинка по имени Лена сидит и ждет его в лодке на реке. Короче, надо было слезать с крыши мира, и плыть дальше. Тем более что и крики Лены донеслись до вершины. Мы поплыли дальше, лавируя между подводными камнями, и отвлекаясь на бегущих по воде двух уток. Старшая-то быстро взлетела и была такова, а младшая, летать еще не умеющая, долго скакала до спасительной травы, бурно хлопая крыльями. А остальные утята сидели очень тихо возле бревна на берегу, а один даже на бревне. Мы его сфотографировали. Еще Александр сделал хорошие снимки скалы Кораблик во весь ее исполинский рост. У нее очень красивый цвет - светлый с розовыми пятнами лишайников и каких-то минералов, несколько пещер и красивый контур, действительно напоминающий корабль. Мы с замиранием сердца ждали, когда покажется отмель - боялись, вдруг ее совсем залило, и не удастся здесь остановиться (уж больно место красивое!). Но отмель была на месте, правда, в несколько урезанном виде, но для двух палаток места достаточно, и костер войдет. Мы высадились под мелким дождиком. Очень порадовались тому, что совсем нет комаров и мошек, удивительно даже.

Вещи выгрузили, и я пошла на другой берег Сосьвы за дровами. Вспомнила, что у нас воды почти не осталось, и еще сходила вброд к речушке Стрелебке с канистрой. Вот вода-то в ней холодная! Ноги просто сводило, да еще сильным течением норовило сбить и тапки сорвать. Александр наготовил уже травы под палатку, дров наколол. Поставили мы палатку, сложили все вещи. Стали варить суп, несмотря на ветер, старательно задувавший наш костер. В конце концов, получилось - куриный, с макаронами, вкусный. Поели мы под чистым голубым небом, ярким солнцем, и… дождем. Он крупными каплями падал в наши тарелки, видно, его приносил ветер неизвестно откуда. Закусили мы йогуртом. Потом, видя, что небо неотвратимо затягивается тучами, мы достали все, что может понадобиться в палатке, чтобы больше не вылезать. А Леонида с Наташей все не было.

Дождь усилился. Мы спрятали под лодку и дрова. Забрались в палатку, достали диктофон писать хронику, только начали - слышим - Леня с Наташей плывут. Вот они в самый дождь и высаживались, и палатку ставили, быстро так, по-военному. Чай нам пришлось пить в палатке, потому что дождь так и не перестал до 10 вечера. Так что сидели под крышей, в тепле, грызли семечки, читали вслух "Архипелаг ГУЛАГ", потом разговаривали… А дальше стало уже темно, и мы легли спать.

День 6. Опять рыбалка, опять уха...

Ночью, видимо, было прохладно, утром Саша пожаловался, что спина замерзла. Ну, палатка-то у самой воды, а ночью туман, сырость… Разбудили меня птички, совсем маленькие, они прыгали по палатке, скребли коготками, чирикали. Оказалось, что еще и накакали на тент - пришлось отмывать. Проснулись мы в 9, часов в 10 выбрались наружу - почему не сразу - потому, что из-за огромной скалы солнце к нам добралось чуть не к полудню, и выползать в сырое прохладное утро не очень хотелось, особенно замерзшему Александру. Сначала ветра совсем не было, а вот когда вышло солнце - поднялся такой сильный ветрище, что даже костер мы разожгли не с первого раза. Небо расчистилось, стало голубым… Завтракать в такую погоду было весело, ели все разное - я вчерашний куриный супчик, Саша бутерброды с сыром, Наташа с Леней какую-то кашу. Наташа еще и суп на обед сразу сварила. После еды мы с Александром собрались переплыть на лодке на другой берег, и еще раз забраться на скалу Кораблик.

Наверху снова поразились, сколько же там сухого валежника, и как это не сгорело еще все на этой скале - ведь просто порох под ногами! Между прочим, обгоревшие деревья свидетельствовали о том, что пожары там иногда случаются. Еще все было покрыто мхами и брусникой. Она уже была почти совсем спелая, красная и блестящая, очень красивая. Мы ее пощипали - вкусно. Видели и чернику, и сыроежки. Бруснички я немного собрала с собой для мамы, она ее любит. Потом сидели, любовались видами на бескрайние леса, сверкающую внизу Сосьву, большой покосный луг на противоположном берегу. Видели наших друзей в лагере - Наташа легла за байдарку загорать, прячась от ветра, Леня побродил немного и ушел в палатку досыпать. Еще заметили в глубине леса у речки Стрелебки каркас домика, видно те, кто ездят на покос, его построили. Леня потом туда сходил, сказал, что там остались нары, а вот стены и крыша из плотной ткани почти полностью сгорели. Там лежали бревна и доски для починки домика, новые запчасти для печки. Так что косари еще приедут.

Мы спустились вниз, набрав немного сыроежек (у меня были пакеты с грибным супом, вот и решили все это вместе сварить). Заплыли в пещерку, где побывали в прошлый раз. От отмели остался лишь маленький бугорок, так что особо не погуляешь. Мы взяли с собой оттуда две тонкие сухие сосенки на дрова, и вернулись в лагерь. На обед мы сварили грибной супчик, очень вкусный. Потом Александр отправился покидать спиннинг, а я пошла помыться и постирать белье. Левый рукав реки, более узкий, почему-то отличался от основного русла Сосьвы теплой водой, что было приятно. Потом Саша вообще уплыл на рыбалку за поворот реки, где ожидал найти глубокие, тихие, и поэтому рыбные места. А я любовалась роскошными видами, читала в палатке книжку… Короче, отдыхала. Над палаткой туда-сюда пролетели со звуком реактивного истребителя утки, целая стая, немного напугав меня. А еще с высокой скалы в воду периодически падали камни. Я долго высматривала - что их заставляет падать. Оказалось - вороны! Они ходили вдоль края скалы и то ли случайно, то ли нарочно сбивали камни вниз. Я предположила, что они там ищут какую-то еду, может, даже бруснику едят. Но, уронив камень, они точно наблюдали, что с ним там дальше происходит. Когда Саша вернулся на лодке, я его предупредила, чтобы шел под скалой осторожнее - вдруг ворона камнем запустит!

Наташа тоже рыбачила, только прямо с берега и на удочку. Наловила пескариков, голавликов мелких, как раз себе на уху. Леня от ухи отказался. Часов в восемь вечера вернулся Александр, но не один. А со щукой, такой же примерно, как первая, даже чуть больше. Гордый Александр сказал, что теперь он, как настоящий рыбак, вылавливал ее молча, без громких криков радости. Был он довольно далеко от нашей стоянки. По левому берегу доплыл до скалы, пристал к поваленному дереву, покидал спиннинг - ничего. Спустился дальше, потом еще… Так и уплыл километра на полтора. Никто не клевал. Стал он возвращаться обратно, помня, что грести-то надо будет против течения. Но часть пути удалось проделать пешком по отмели у правого берега, просто ведя за собой лодку. За поворотом к реке выходит дорога. На отмели видел он следы, похожие на собачьи - волк или лиса. Уже недалеко от лагеря еще раз встал на бережку у омута, и буквально на втором забросе клюнула щука. К этому времени Саша научился уже имитировать наживкой движения настоящей рыбки, потому хищница и обманулась. Он спиннингом делает такие легкие рывки с паузами, и водит его из стороны в сторону. Почувствовал он небольшое сопротивление и легко вытащил щуку, она и барахталась-то не слишком активно. Только уже в воздухе стала биться сильнее. Саша побоялся ее поднимать в лодку, подвел к самому берегу и ухватил рукой. Бросил в лодку, достал неглубоко заглоченный крючок. Кидал он и еще несколько раз, но больше не добыл ничего.

Мы решили запечь щуку завтра на обед. А Леня с Наташей вообще поставили сеть (они нашли ее, запутанную, где-то на берегу, распутали кусок метров 12, вот его и поставили). Еще Леня наживил спиннинг пескарем и оставил на ночь. Азарт рыбалки не оставлял всех до вечера (кроме меня, я спокойно отношусь к ней). Я читала книгу, пока не поднялся ветер. Тогда стало холодно, пришлось одеться потеплее. А Леонид, обрядившись в болотные сапоги, пошел на Стрелебку за водой, и попутно на экскурсию по лесу, где и рассмотрел домик косарей. При этом он громко хрустел сучьями за кустами, наводя нас с Наташей на мысли о лосях и медведях. Он еще и пострелял там по мишеням.

Вскипятили мы воду, выпили кофе с пряниками. Пришли в благодушное настроение, а тут еще солнце закатное позолотило сосны на вершине Кораблика - стало совсем хорошо. По контрасту с темной скалой медовые стволы на фоне голубого неба являли собой дивную картину. Как нас баловала природа в этом походе прекрасными закатами! Мы умылись, а Саша даже искупался в реке. Прибежал в палатку, весь дрожа от холода. Ну, быстро вытерся, оделся и согрелся. На следующий день мы рассчитывали отплыть поздно - ведь надо было еще снять сеть, почистить и запечь рыбу… Так что до обеда мы здесь. Вроде бы обещали потепление, и была надежда, что удастся позагорать и искупаться.

День 7. Жизнь на острове

27 июля, когда оно еще только началось, мы по очереди выходили из палатки ночью. Берег реки был таинственным, светили звезды, скала перед нами светилась призрачным, но достаточно ярким светом, и совершенно неясно было - откуда этот свет. Моя версия - за лесом, невидимая нам, висела в небе луна и освещала нашу скалу. Видно было все кустики, все травинки. Река абсолютно неподвижно лежала у ног, не было слышно ни звука, просто ватная тишина. Я постояла в ночной прохладе, полюбовалась, и забралась в палатку спать дальше. А примерно через час Саша тоже выходил наружу, тогда уже со Стрелебки надвинулся туман, скрывая подробности. Ночью Александр подмерз, а я так хорошо утеплилась вечером, что спала прекрасно, как дома. Периодически с далекой трассы доносились отголоски проезжающих машин - видимо, в тумане звуки лучше распространяются. Ранним утром снова прилетели маленькие птички, обгадили нашу палатку и весело улетели. Птички эти живут в кустиках. Саша посещает кустики по известной надобности, вот птички и мстят, как умеют. Такой обмен любезностями.

Встали мы утром около 10. Небо уже тогда начало очищаться от ночных облаков, а скоро и солнце показалось. Отмель быстро высохла от туманной сырости. На горелке вскипятили чай, позавтракали. Мне пришлось на завтрак есть салат, потому что после инспекции пакетов с продуктами выяснилось, что парочка помидорок пострадала в нелегком путешествии, и их надо срочно съедать. Потом мы просто сидели на берегу - кто книгу читал, кто за Леней и Наташей наблюдал, как они поплыли сети проверять и рыбачить. Леонид покидал спиннинг, потом достали сеть с несколькими рыбешками, еще поплавали туда-сюда, и вернулись в лагерь. С горы снова кидали камни вороны. Я взяла пойманную вчера щуку, и пошла ее чистить. Она как-то вывернулась у меня из рук и сбежала в реку, пришлось прыгать за ней, вылавливать. Почищенную рыбу я положила в траву, прикрыв от солнца и насекомых, и стала разводить костер, чтобы ее запечь в фольге. Параллельно еще и готовила макароны с тушенкой. Их-то я сварить успела, а вот запекание щуки пришлось отложить из-за дождя. Да и обедать пришлось в палатке. Кстати, Александр до обеда вымыл голову в реке, сопровождая процедуру душераздирающими криками - вода-то холодная! Лежал потом в палатке с пушистыми волосами и обмороженным мозгом…

Дождик все шел. Мы почитали вслух книгу, потом обоих сморил сон. Периодически просыпаясь, мы замечали, что наши друзья трудятся не покладая рук - они мыли рыбу, мыли байдарку, распутывали сети… Потом подогрели на горелке щи, и стали есть. А нам крикнули - "Вы не думайте, что мы за палатку спрятались от вас, чтобы втихушку суп трескать, это мы от ветра!" Я пробовала выходить - но на берегу было прохладно и сыро, неуютно. Так что еще час мы провалялись в палатке - смотрели по навигатору, где мы плыли, где ночевали. Птички, несмотря на дождь, снова атаковали палатку, пришлось их гонять.

После дождя еще какое-то время было пасмурно, но вот через тучи проглянул луч солнца, появились разрывы, и заголубело небо. К вечеру и вовсе стало тепло. Леня, пользуясь моментом, отплыл на рыбалку к краю скалы Кораблик, периодически возвращался и сдавал Наташе пойманную рыбу - окуней. А мы в это время у костерка готовили пюре, запекали щуку, беседовали. Мне даже удалось немного позагорать на вечернем горячем солнышке. Перед закатом пролетели над нами 5 воронов - они каждый день утром куда-то улетали, а вечером возвращались, видимо, домой. Летели и переговаривались голосами, похожими на голоса больших попугаев. А до этого еще несколько раз нам показывался черный дятел желна - живет где-то поблизости, вероятно.

Во время традиционного вечернего кофе из узкого рукава Сосьвы выплыла лодка с рыбаком, очень тихо, просто крадучись. Леня спросил, как дела, как рыбалка. Мужик немного даже напугался, но после небольшой заминки ответил, что поймал "две фанерки" (что-то вроде пескарей), и быстренько уплыл дальше. Леонид же развлекал общество чтением литературно-музыкальной композиции, посвященной 50-летию одного его друга. Выдающееся, могу сказать, произведение, особенно рефрен: "Давай по пятьдесят за твой полтинник, а вот по соточке - в столетний юбилей". Думаю, на юбилее и друг, и гости оценили слог и юмор Лени. Потом еще поговорили о разных вещах, дождались очередного налета комаров, и разошлись по палаткам.

Холодало, но небо не выглядело безнадежным. Отчаливать мы собирались с утра, чтобы доплыть до песчаного острова, пожить там денек, да еще успеть потом до Марсят или до Маслова, у Наташи времени оставалось не так много, она волновалась, что может не успеть куда-то по делам.

День 8. Путешествие продолжается

Под утро 28 июля пошел дождь, поначалу слабый, но потом все сильнее и сильнее. И зарядил он надолго. Мы проснулись часов в 10, а он все еще шел. Но даже непогода не могла помешать птичкам сделать свое черное дело - они снова прилетели и нагадили на нашу палатку. Со стороны дороги слышался звук бензопилы - видимо, кто-то из местных приехал на рыбалку или на покос. Настроение у нас у всех было не очень - разочарование от погоды сказывалось, ведь вечером чистые небо обещало нам прекрасный ясный и теплый день. А на деле над нами низко и быстро неслись влажные рваные лохмотья облаков, обвевая сыростью, волочась по верхушкам скал, просачиваясь между деревьями на них.

Дождь шел до 11 утра, даже завтракать пришлось в палатке, хорошо, что чай горячий в термосе запасли вчера. Порадовали меня только бутерброды с кабачковой икрой - очень я их люблю. Потом Александр еще валялся в палатке, а я уже не могла больше просто так лежать, мне хотелось продолжать путешествие. Поэтому я предложила Александру собираться и плыть дальше, если дождя больше не будет. Он согласился. Вот я и начала действовать - сходила помыться и постирать кое-какие вещи на речку, а уходя шутливо наказала - чтобы, когда я вернусь, было уже встато, одето и все убрато! Я-то пошутила, а он все исполнил в точности - видно, испугался строгой команды. Прихожу - а он оделся и зарядку делает. Ну, я похвалила его, и присоединилась к энергичным упражнениям, как раз и согрелась.

Тем временем галька подсохла, и собирать вещи стало удобно. Правда, наши рюкзаки, палатка и тент были слегка отсыревшими, а местами даже подмокшими. Загрузились мы в лодку, попрощались с немного сердитым Леней, с Наташей, договорились встретиться на нашем песчаном острове, а может, и раньше, ведь мы собирались плыть не торопясь, закидывая спиннинг. Отчалили. На том повороте, где к реке подходит дорога и где работала бензопила, показались трое рыбаков, машина на берегу, кажется, внедорожник. Мужчины попросили нас держаться левее, чтобы не зацепить лодкой их сети. И тут пошел довольно сильный дождь. Мы скорее накинули на вещи полиэтиленовые плащи и тент от палатки, и плыли дальше. Это ненастье быстро прошло, выглянуло долгожданное солнце, и принялось жарить, что есть силы - видно, много сил у него накопилось. Нам стало так хорошо! Мы сняли плащи, потом кофты, потом и майки, я осталась в купальнике и ловила наконец-то загар. А Александр ловил рыбу.

Один раз щука - мы ее видели! - бросилась к приманке, но в последний момент ее почему-то не взяла, наверное, что-то заподозрила. Солнце высвечивало яркие зеленые колышущиеся водоросли, длинные и густые, как волосы русалки, река перекатывала по ним сверкающие солнечные пятна. Под лодкой среди водорослей неспешно плавали рыбы всевозможных размеров - от мальков до упитанных пескарей и голавлей сантиметров по 25. Дно просвечивало всеми своими камнями и камешками, затонувшими бревнами и ветками. В одном месте я даже разглядела двухрублевую монетку - речной клад. Вокруг появилось множество птиц - носились над поверхностью воды кулички, в кустах с писком и чириканьем порхали и копошились мелкие серые пташки (родственники тех хулиганок, что издевались над нашей палаткой). Утки летали над нами вперед и назад целыми стаями, удирали от лодки вдали по реке. А один раз мы уже проплыли мимо уток, а они только спохватились, что надо сматываться - и напугали меня, с громким треском вывалившись из прибрежных кустов позади лодки в нескольких метрах. Я решила, что на нас напал большой и страшный зверь, оглянулась, а там снова удирают по воде две толстые утки, взлететь которым мешали тяжелые попы.

Мы проплывали мимо островов Тихоновские покосы, где в прошлый раз обедали. Острова эти укреплены бревнами, видимо, чтобы не размывались водой. Но сами покосы давно заросли ивняком, так что косить на них сейчас не получится. За островами показалась знакомая скала, перекат и песчаный остров. Он немного изменился - тоже покрылся местами мелким ивняком, но пляжик еще было видно, и я сразу узнала наш островок. Сказала об этом Саше, и мы повернули к пляжу. Сомневались, будет ли нам с попутчиками достаточно места для палаток, но оказалось, что вода залила совсем немного, а кусты выросли именно на самой крупной гальке, где все равно лагерь ставить неудобно, а вот мелкий песок остался свободным. Вот только за дровами надо было плавать на другой берег - на острове ничего подходящего не было, и на соседнем островке весь плавник был сырой.

Пока выгружались и ставили палатку - загорали и грелись, просто чуть не мурлыкали от удовольствия. И вдруг мы заметили, что к нам тихо подкрадывается черненькая тучка многообещающего вида. Поняв, что сейчас нас снова будут мочить, мы ускорились. Палатка вмиг была поставлена, вещи убраны под лодку - и сразу ливанул дождь! Я нырнула под крышу, а Александр остался снаружи, бегал по острову, размахивал руками, кричал - короче, шаманскими действиями прогонял тучу. Ему это скоро удалось, и снова запалило солнце. Мгновенно стало жарко, мы разделись и загорали, все было просто чудесно. Я почистила лук и картошку на супчик, Саша помыл лодку и сам сполоснулся. И тут смотрим - еще идет подозрительная тучка из-за горы. Внутренний голос в один голос посоветовал нам припрятать вещички под лодку, и приготовиться к новым осадкам. Даже дрова мы унесли. Успели как раз - опять ливанул дождь! Теперь сбежали в палатку уже мы оба, и десять минут там скрывались. И снова голубое небо, жаркое солнце… Мы несем дрова в костерок, в кастрюльку водички наливаем… Периодически поглядываем - не плывут ли Леня с Наташей. Уже хотели разжечь огонек - и вдруг снова увидели тучку, как водится - подозрительную. Александр предложил с огоньком подождать, и дровишки под лодку спрятать, а на обед пока порезать салатик и баклажанную икру открыть. Успели еще схватить хлеб и нырнуть в палатку - и в третий раз ливанул дождь. Так что ели мы под крышей под аккомпанемент шумящих струй.

В этот раз дождь продолжался долго, мы уже и поспали, а он все шел. Ну, наконец, дождь прекратился, все немного подсохло, и я поняла, что уже очень хочу сварить супчик. Мы вышли на выглянувшее солнышко, стали вещички тихонько раскладывать, дрова… А вот не судьба - опять набежала туча. И в четвертый, и в пятый, и в шестой раз начинался дождь. Мы уже сбились со счета и почти попрощались с мечтой о костре и супе. Приплыли наши друзья, причем они чуть не прошли мимо острова, хорошо, что я их голоса услышала и из палатки вышла помахать им рукой. Они наш островок не узнали, а палатку из-за кустов совсем не было видно. Так поздно они приплыли, конечно, из-за тех же дождей. Как только они начинали собираться - сразу начинало лить. И даже когда они, поймав момент, отчалили - их таки застиг дождь.

Ну, дальше все пошло получше. Погода наладилась. Мы с Александром решили переправиться на берег за дровами. Я вооружилась пилой, кроссовками, и села в лодку. Переплыли легко, причалили возле незаметных камешков в кустах. А вот потом началась чистая акробатика. Александр остался ждать меня в лодке, а я отправилась вдоль берега искать путь наверх. Склон везде был очень крутым, а главное - издалека не видно было, что он весь зарос низеньким шиповником и всякими другими густыми растеньицами. Они все были мокрыми после дождя, а потому скользкими. Держаться приходилось за все, что попало - пни, камни, ветки… И еще я (умная женщина!) почему-то решила не надевать кроссовки, а сходить в сланцах, что отнюдь не облегчило мне задачу, ведь в руке еще и пила была. Кое-как нашла я относительно проходимое место и поползла к намеченной сухой сосенке. До нее было метров 20, но они показались мне километрами. За кусты шиповника, ясное дело, не схватишься, а камни попадались на редкость ненадежные, они просто выворачивались из земли, а один, большой такой, просто разломился пополам и упал мне на ногу, ободрав ее до крови. А под камнем оказался муравейник, и несчастные букашки стали суетливо перепрятывать яйца и куколок. Ну, а я, сжав зубы, полезла дальше. Кое-как добралась я до сухого деревца, спилила его, и скинула вниз, потом нашла второе, тоже спилила и скинула.

Вниз спускаться было еще хуже - скользкие резиновые тапки крутились вокруг ноги, натягивались чуть не до колен… Короче, часть пути я просто ехала на пятой точке. Пока спускалась - заметила моторную лодку, удивилась этому факту. Мужчины, которые в ней прибыли, встали ниже острова по течению и рыбачили, не мешая нам. Оказалось, они поднялись по Сосьве от моста на Глухарный. Внизу я собрала спиленные бревна, отнесла их в лодку, и мы перебрались обратно на остров. Там дрова быстренько распилили и раскололи, и, в конце концов, развели костер. Я стала варить гороховый супчик. Пригревало солнышко, тучек почти не было, просто идиллия. Я предложила Лене и Наташе гороховый супчик, но у них уже была пожарена рыба, и они отказались. Но потом Леонид, проходя мимо нас, уловил неземной аромат моего блюда, и заслал к нам Наташу с мисочкой. Так что поели супа все с удовольствием.

А в это время мимо острова проплыли лодка и катамаран, всего человек на восемь. Плыли они с двух сторон - одни по основному руслу Сосьвы, другие в протоке между берегами. Они сказали нам, что проплыли уже сегодня 30 километров, и никак не могут найти стоянку для ночевки. На нас они смотрели с сожалением - мы так и не поняли, то ли им было жалко, что мы заняли подходящее место, то ли жалко нас, дураков, которые встали на лысой отмели. По крайней мере, девушка с катамарана спросила Сашу печально "Тут вообще-то стоянки есть?" Может быть, она имела ввиду благоустроенные стоянки, как на реке Чусовая, со столиками и скамьями, с костровищем и заготовленными дровами? Или просто поляну на берегу? Но мы, надеюсь, их убедили, что отмель - прекрасное место для ночевки, у нас было очень уютно - палатки, перевернутые лодки, костер - все цивилизованно и мило, да еще нет комаров и мошек.

Через некоторое время снялись и ушли рыбаки с моторкой. Леонид сплавал поставить сети и покидать спиннинг. Мы заварили чай, попили все вместе. И еще сделали чудесные снимки очередного обалденного заката - на фоне темного грозового неба ярко освещенные скалы и лес - нереальная картина! А потом пошли позолоченные облака. Понятно было, что эти фотографии станут хитом на сайте DV-PRO, где он их обязательно разместит. Под вечер поднялся свежий ветерок, стало прохладно, я забралась в палатку и даже успела уснуть, когда Александр пришел и разбудил меня, чтобы записать хронику дня на диктофон. Особо просил отметить, что рад, что мы взяли с собой сухие дрова. Еще бы! Здесь-то никаких не было. А так еще и запас остался. С этим и отошли ко сну. Палатка стояла на мелкой гальке, да еще с подстеленной травкой, так что сон ничто не омрачало (вроде камней или веток, упирающихся в бок).

День 9. Прополка острова

29 июля ночью снова прошли дождики, последний где-то часов в восемь утра. Так что, когда мы вышли из палаток около десяти, вокруг уже было сухо, хотя солнце на наш остров еще не попадало из-за высоких скал. Но мы видели его за деревьями, да и небо было синее, и от этого настроение становилось приподнятым. Скоро солнце осветило противоположный берег Сосьвы, затем кусочек отмели, и мы побежали туда делать зарядку. И видно, так старались, что наш энтузиазм передался даже Леониду - он впервые присоединился, говоря, что раз уж он не курит теперь, то с утра чувствует прилив сил, и ему тоже хочется помахать руками-ногами. Наташа изумленно взирала на спутника - наверное, редко видела его за физическими упражнениями. Потом я разогрела себе гороховый суп, Саше сделала чай с бутербродами (последними), мы позавтракали, и еще посидели на лодке, погрелись.

Постепенно начал дуть прохладный ветерок, я подумала, что надо загорать лежа - так меньше дует. Принесла коврик, надела купальник и темные очки, и, как курортница, легла под солнышком. Александр сказал, что он тогда поплывет кидать спиннинг. Сел в лодку, спустился ниже по течению, и примерно час мы его не видели. Вернулся он без добычи, сказал, что из-за сильного течения и ветра совсем не клюет. Леонид тоже сплавал проверить сети - там были небольшой окунь и голавлик. Наталья решила не отставать, и начала ловить удочкой всякую мелочь. Вечером они пожарили рыбки. На обед мы сварили оставшуюся картошку, чтобы не таскать с собой, и с аппетитом съели ее с мясными тефтелями. А потом Саша тоже пошел рыбачить на удочку - решил попробовать половить на консервированную кукурузу. Он снова уплыл на лодке, а я стала думать, чем заняться. Солнышко спряталось за облака, так что загорание отпадало. Забралась я в палатку, читала-читала, и уснула.

Проспала долго, сквозь сон слышала, как ходил рядом Александр, как пел песни Леня… Так что день этот прошел как-то без особых событий. Мы-то все ждали жары, думали, что будем купаться и загорать, но не вышло. От нечего делать Леонид на байдарке сплавал на другой берег (не тот, куда я ходила за дровами, а противоположный), и сходил разведать окрестности, а заодно привез дровишек. После ужина долго сидели у костра, слушали Ленины стихи (очень забавные и душевные, кстати), разговаривали… И тут Александру в голову пришла странная мысль - прополоть наш остров от ивняка, чтобы в следующий раз не обнаружить его полностью заросшим и непригодным для стоянки. Я подумала - что только людям от безделья на ум не приходит? Но тоже пошла полоть!

С умным и целеустремленным видом четверо взрослых дядей и тетей выдергивали мелкие кустики, и кидали их в воду. Процесс уплывания кустиков сфотографировали. Между прочим, уплывать некоторые из них не торопились - они возвращались к берегу с круговым течением, и пытались высадиться обратно. Через полчаса вся нижняя сторона острова выглядела снова как песчаный пляж, как мы его увидели два года назад. Несколько раз пролетали мимо кедровки, стаями штук по десять. Прилетал и кулик обследовать бережок. Закат снова побаловал нас роскошными видами - через все небо шли широким фронтом облака, а заходящее солнце их разнообразно подсвечивало. Но нас волновало, что из них созреет к утру. Вставать нам надо было рано, чтобы успеть собрать вещи, доплыть до Денежкино, высушить и сложить лодки, дойти до станции Старая Сама и сеть в паровоз. Мы с Саше еще могли в случае дождя задержаться на денек, а вот Наташе на работу нужно… Оставалось только надеяться на сухую погоду.

В палатке рассуждали мы про наш поход. Александру хотелось плыть дальше, оставаться на реке подольше… Но я возразила, что погода не слишком располагает к этому. Понятно, если было бы жарко, то и занятия бы нашлись - купаться все любят. А так, когда все время прохладно - что делать-то? Мне хватило и недели, тем более, в городе еще есть дела, которые за остаток отпуска надо доделать. Единственный вывод из всего этого мы сделали - больше никого не ждать, а плыть (или ехать) как было намечено. Ведь мы собирались идти на Сосьву гораздо раньше, но Леня и Наташа попросили подождать, так как они еще заняты. А вот если бы не ждали их - как раз застали бы хорошую, жаркую погоду. Я пообещала Саше, что, если завтра будет тепло и солнечно - то поплывем дальше, до Марсят или Маслово, а то уж больно грустным он выглядел. Но он сказал, что это всегда, когда приходится из леса возвращаться в город.

День 10. Прощай, чудесная страна

В последний день нашего сплава по реке Сосьве, 30 июля, мы проснулись в восемь утра. Первый же взгляд из палатки на абсолютно голубое, безоблачное небо, пообещал прекрасный летний день, как будто в насмешку над нами, чтобы было жалко уезжать. Я начала быстро собирать вещи, и в несколько минут упаковала свой рюкзак. Александр с надеждой посматривал на меня - вдруг я передумаю плыть, и скажу, что мы остаемся на реке еще на день-другой. Я сказала, что приму решение по погоде в пути до Денежкино. А погода-то, несмотря на яркое солнце, была вовсе не жаркой. Дул совершенно холодный и сильный ветер, так что даже в теплой толстовке было не очень уютно.

Леонид и Наташа тоже тихонько собирались. Развели костер, подогрели суп, позавтракали… Мы отплыли на полчаса раньше наших спутников, потому, что Александр хотел зайти по дороге на какой-то старый карьер, посмотреть, нет ли там чего-нибудь интересного. Я должна была ждать его на берегу с лодкой. До моста на Глухарный плыть было недолго, он показался уже минут через двадцать. За мостом виднелась дорога, куда мы и планировали причалить. Но для этого пришлось пройти порог с довольно большими камнями, мы даже из лодки выскочили, чтобы ее аккуратно провести. А тут еще Александр заметил, что с этой точки можно сделать прекрасный снимок бурлящего потока, так что мне было сказано стоять (в холодной воде с сильнейшим течением), держать лодку (а она вырывается) и ждать. Ну, утешило, что фотографии и правда оказались хороши.

Ну вот, пристали мы к берегу. Там стояночка у начала дороги, костровище, остатки туристической бани. Александр взял фотоаппарат, нож, и пошел навстречу приключениям. А я села на борт лодки, стала глядеть на реку, петь песни и кидать в воду камешки. Потом побродила по воде, по травке, понаблюдала за птичками на ветках кустов. Потом проплыли мимо Леня и Наташа - сказали, что будут ждать нас в Денежкино (им лодку дольше разбирать, сушить и укладывать). Наконец появился Саша, ровно через час, как и договаривались. Как я и ожидала, ничего стоящего на месте этих карьеров не оказалось, просто несколько ям, заросших молодыми деревцами. Зато по пути он встретил зайца-подростка, сидевшего на дороге прямо на попке, вытянув задние лапки - грелся. Совершенно непугливый, зайчишка позировал для фотосъемки, принимая разные положения и прогуливаясь вдоль лужи. Очень смешной зверек - весь какой-то нескладный, длинный и худой, но симпатичный.

Садимся мы в лодку, Александр смотрит в навигатор, и спокойно изрекает, что отсюда до Денежкино по прямой двенадцать километров! Я напряглась - ведь так мы можем просто не успеть на поезд. Поэтому пришлось грести очень интенсивно, даже жарко стало. Проплыли мимо камня Воротний, мимо пристани лодок местных жителей. Как назло, дул встречный ветер, а протоки попадались широкие, почти без течения, так что веслами мы работали от души. Вот показался поворот, откуда уже было видно скалу Денежкин камень. Саша поснимал разные виды с ней. Прошли мимо бывшего пионерского лагеря напротив скалы, Александр с таким сожалением спросил, не зайдем ли мы туда, что мне стало смешно. Я сказала, что мы были там всего два года назад, и вряд ли там что-то изменилось, а мы опаздываем. Мы вошли в последнюю протоку перед железнодорожным мостом через Сосьву, и тут у меня проснулся телефон - мама звонит. Видимо, сеть появилась. Но я брать трубку не стала - не до того было, подумала, что перезвоню на берегу.

Прошли мы под мостом, лавируя между остатками старых свай, и направились к высокому тополю, под которым уже лежала вытащенная из воды байдарка и вещи наших друзей. Мы тоже поднялись на берег, вынесли лодку и рюкзаки. Я позвонила домой, сказала, что все нормально, и я скоро приеду. Мы спустили и просушили лодку (так как дул сильный ветер и светило солнце, все высохло моментально). Наташа тем временем ушла в магазин и на станцию, узнать расписание. По улице мимо нас ехали на велосипедах два мужчины, они сказали, что местный поезд до Серова пойдет в 18.30. Ну, стало ясно, что времени в запасе много. Саша и говорит - а схожу-ка я в пионерский лагерь! Я даже засмеялась. Ну, сначала мы пообедали голубцами и собрали лодку. Потом я еще сходила выкинуть мусор и прикупить продуктов. Но с продуктами пришлось подождать, потому что в магазине был перерыв, с двух до четырех (мы же в деревне). Я вернулась, и Александр отправился в лагерь. А мы сидели на берегу, наблюдали за местными ребятишками, любовались рекой. На лужайке за домами паслись коровы, по дороге скакала стайка галок. Между прочим, стоило отойти от берега метров на сто, как ветер совершенно стихал, и становилось очень жарко. Просто обидно - вот на реке бы такая жара - хоть покупались бы.

Я покормила сгущенкой местного кота, черного, пыльного и тощего, очень подозрительного. Но после сгущенки он проникся ко мне доверием. А такой зашуганный он был из-за хозяйки, маленькой девочки лет шести, Оли Пьянковой. Она его таскала самым непочтительным образом, пыталась то закопать в песок, то постирать в реке - короче, жизнь у Мурзика была не сахар. Я надеялась, что Саша вернется вовремя, потому что надо было все-таки зайти в магазин, взять что-нибудь на ужин и на завтрак. Ведь неизвестно было, как там, в Серове с поездами до Екатеринбурга - может, билетов нет, и придется ночевать на вокзале. Конечно, там еще автобусы ходят, но это с нашими вещами уж совсем неудобно.

Ну, Александр вернулся даже раньше, чем обещал, сказал, что все осмотрел и сделал много интересных фотографий. Мы попрощались с Сосьвой, нацепили рюкзаки, взяли тележку с лодкой, и отправились к станции. По пути я зашла в магазин, купила печенья, колбасы и хлеба. По дороге разглядывали мы Денежкино и Старую Саму (эти два пункта сливались в один, практически без границы). Прошли мимо местной школы, она же библиотека - белое одноэтажное здание, абсолютно деревенского вида, но с колоннами. Навстречу то и дело попадались дети - бегом, на самокатах и велосипедах, кучками и по одному. Они все были в резиновых разноцветных шлепанцах и старательно здоровались. Мы добрались до станции гораздо раньше Лени, и я побежала помочь им с вещами - у них всяких сумок было намного больше. Встретила их, забрала пару вещичек и снова вернулась на станцию. Там мы расположились в тени какой-то будки, и стали ждать паровоз.

Местных пассажиров было немного. Перед прибытием поезда из станционного домика вышла очень смешная работница железной дороги - с невообразимой прической, в нелепой форменной шляпке, в несуразной юбке и блузке, благоухающая убойными дешевыми духами. В руке сигнальная палочка, вид гордый и неприступный. Леонид от души наслаждался зрелищем, да и мы все тоже. Сели мы в поезд, причем вагон оказался вполне комфортабельным - примерно как в междугородних автобусах, с откидными удобными сидениями. Доехали до Серова быстро. На вокзале разделились - кто-то пошел за билетами, кто-то вещи сторожить остался, а я отправилась покупать местную самсу - уж очень ее Леня расхваливал. И она действительно оказалась вкусной. Мы прямо на перроне съели по одной, запивая кто чаем, кто кефиром. Тут подошел поезд на Екатеринбург, и мы в него загрузились.

В этот раз купе наши были через одно, полки, конечно, все верхние. Но это бы ничего, да вот снова попались попутчики - мама, не горюй. В боковом купе ни нижней полке ехала мамаша с дочкой, которую даже не пыталась успокаивать, когда та начинала орать. В соседнем купе ехала еще их бабушка, которая также не хотела заниматься ребенком. Таких беспомощных родителей я еще не видела. Под конец я не утерпела, и сказала им все, что о них думаю. После этого они хотя бы попытались усыпить девочку, но им это не удалось. Помог дяденька из другого купе. Но как только уснула капризная малышка, в купе с другой стороны въехал старый астматик. Всю ночь он хрипел, ругался, ворчал и кашлял. Бедный Александр. Он, по-моему, вообще не спал. Но ночь прошла, и утром мы уже были в Екатеринбурге. Успели даже умыться и перекусить. А на вокзале сердечно попрощались, и отправились по домам, до следующего сплава.

Самое ценное, что привезли мы из нашего путешествия - это впечатления и воспоминания, которые здорово помогают пережить осень и зиму в грязном, переполненном людьми городе. И Шегультан, и Сосьва протекают по нашим цветным снам, и густые леса шумят по их берегам, и утки взволнованно удирают от лодок… Мы вернемся когда-нибудь в эти благословенные места, и снова проплывем знакомым маршрутом.

1 3

Фотографии реки Сосьва

Встреча Сосьвы и Ваграна
Слева - Вагран, справа - Сосьва
Скала Кораблик
Камень Стрелебский
Вид со скалы Кораблик

В лучах заходящего солнца

Закат над Сосьвой

Жизнь на острове

Мост на Глухарный

Заяц - не трус

Камень Воротний

Камень Денежкин

Прекрасный вид на Сосьву

Далекое пионерское детство

Заброшенный пионерлагерь

1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества