Студия DV-PRO. Главная страница  

Карьер Тритон

Эта поездка получилась больше в стиле классического отдыха, чем познавательной. Но мы так и планировали, ведь известные карьеры под Нижним Тагилом оправдывают свое название именно тем, что очень подходят для пляжного времяпровождения. "Хургада", "Лазурный" - ну чем не курорт? Рассказ у нас получился весьма подробный, и потому довольно длинный. Так что, если у Вас есть достаточно время - читайте, возможно Вы сможете представить те места, где мы были, и почувствовать все наше удовольствие. Ведь при определенном опыте и умении, можно организовать себе отдых в наших уральских местах не хуже, чем на теплых морях.

Вообще, карьер Тритон самый неподходящий водоем для большинства людей. Он никак не обустроенный, подходов к воде мало, питьевой воды нет, но нам он больше нравится, чем Лазурный, где и понтоны для ныряния, и кафе, и электричество, и другие блага цивилизации. Про Лазурный и голубые озера, на сайте есть отдельная статья с фотографиями, там можно узнать больше. А на Хургаде больше всего удобных мест для стоянок и купания, да и вода есть, ручеек бежит по склону.

Хоть мы и планировали просто отдых, но маршрут все же построили так, чтобы на обратном пути прокатиться по округе, поглядеть на рельеф местности, леса, дороги, заехать в пару деревушек с церквями, и возможно в будущем составим более обширный маршрут. Да и на Хургаде мы до этого не бывали ни разу.

Надо сказать, что эти замечательные карьеры получились в результате долговременной добычи никеля и голубого асбеста, и добыли его здесь, видимо, огромное количество, потому что отвалы вокруг озер получились просто грандиозными, они поднимаются до небес и больше смахивают на горы. Соответственно, и глубина карьеров-озер тоже не маленькая, почти по 100 метров, что для Урала довольно экзотично. В общем, места там фантастические...

Отдых на Тритоне, или почти Турция...

Наша июльская поездка в район Нижнего Тагила на карьеры с поэтическими названиями Тритон, Лазурный и Хургада, получилась немного спонтанной - ведь даже накануне вечером мы планировали ехать совсем в другое место. Прогноз погоды обещал нам 4 солнечных и сухих дня, и мы собирались посетить озеро Иткуль в Челябинской области. Но утречком глянули еще раз в интернете прогноз - а там уже все не так безоблачно - на третий день небольшой дождь обещают, а на четвертый просто ливень.

А от станции до озера 30 км, и обратно также - поэтому пребывание наше там сократить до двух дней - не вариант. Вот Лена и предложила двинуть на Анатольскую, где мы уже несколько раз бывали. Там как раз карьер Хургада оставался нам еще неизвестный. Ехать от станции всего километров 6-7, а обратный путь - по другой дороге, через Шиловку и Николо-Павловское, километров 20 по асфальту. Так что если даже нас дожди застанут, выбраться можно без особых трудностей. Ну, и главное, можно купаться, все карьеры-озера чистые, как слеза.

Затем Лене в голову пришла шальная мысль - а может, не ждать до завтра, а отправиться на электричке до Анатольской прямо сегодня? Глянули расписание - есть поезд в 18.00, можно успеть собраться, чтобы в 5 часов вечера выехать на вокзал. Главный аргумент был - завтра не придется рано вставать, и проснемся мы уже на природе. Я подумал, и согласился. Прибудем на станцию мы в 20.45, и как раз часам к десяти вечера доберемся до карьеров. Темнеет сейчас поздно, успеем засветло.

Первую стоянку планировали на дальнем уединенном небольшом карьерчике, где мы уже жили два года назад. О нем мало кто знает, потому там людей практически не бывает. Отметил для себя, что там рядом где-то протекает речка, ее надо найти, тогда будет вода. А уже на следующий день поехать на большие карьеры Тритон или Лазурный. Лена сбегала в магазин за продуктами, приготовила еду в дорогу. Я доделал запланированные дела. К пяти вечера были готовы. У Лены на велосипеде стояло теперь новое заднее колесо и трещотка, она радовалась, что при движении велосипед больше не стучит.

Пока ехали к вокзалу, дождевые тучки до нас не добрались. Мы купили билеты до Анатольской. Было еще только 17.30, времени достаточно. И это хорошо, потому что велосипеды с рюкзаками по лестнице поднимать не быстро. В вагоне заняли удобное место у входа, мой велосипед поставили на дыбы, и привязали шнурком к багажной полке за переднее колесо, а Ленин поставили рядом, он немного покороче, так что влез. Рюкзаки разместили на сидениях, сами уселись рядом. Поехали..

Пока ехали, поужинали. Потом еще разгадывали кроссворд, смотрели в окна. Основная часть немногочисленных пассажиров вышла где-то в районе Таватуя, и до Анатольской мы ехали в вагоне практически одни. Возле Калиново и Верх-Нейвинска наблюдали вдоль железной дороги высокий борщевик с белыми зонтиками цветов, размером с тазик. Но он все же не дотягивал до тех чудовищных размеров, что мы видели в Пермском крае, возле Углеуральского, там-то были экземпляры по 3-4 метра высотой! И еще было море цветущей таволги - надо буде ее набрать и насушить, чтобы зимой пить душистый чай.

Небо за окнами, кстати, расчистилось, все тучки остались в Екатеринбурге. Это нас не могло не радовать. И лишь на северной стороне, у самого горизонта громоздились фантастические, сливочного оттенка, облака, наводящие на мысли о кремовом торте.

После Невьянска мы уже потихоньку стали готовиться к выходу. Я надел штаны и ветровку, чтобы в лесу комары не кусали. Прикрепили к велосипедам рюкзаки, вывели их в тамбур, поставили так, чтобы они стояли сами и не падали, и там проехали еще пару остановок. И вот, наконец, Анатольская. Мы в полминуты выгрузили велосипеды - я принимаю, Лена подает. Первый прислонил к столбу, и подхватил второй. Подождали, пока электричка уйдет, и я отправился к местному магазину на колонку за водой, мы взяли с собой две двухлитровые бутылки. Набрал воды, и мы поехали к карьерам.

Но без приключений не обошлось - только я удалился от перрона метров на 20, увидел сильно нетрезвого гражданина впереди, решил его аккуратно объехать. А он услышал звук, обернулся, встал на пути и агрессивно так спрашивает "Ты кто такой?", а у самого уже лоб в крови, наверное, падал. Видно, алкоголь сильно мозг затуманил. Пришлось мне остановиться, и после обещания еще раз уронить его, он все-таки смог сообразить, что это реально, и ретировался в сторону. А мы доехали до Серовского тракта, пересекли его, и углубились по дороге в лес.

Солнце уже почти село, но было еще светло. Нужно поторапливаться, чтобы добраться до карьеров засветло. Поначалу радовало отсутствие комаров, но недолго. Как только насекомые заметили, что по дороге медленно едет еда, немедленно слетелись к нам, и кружили, жужжали, кусали и лезли в нос и рот. Даже Лена, которая вообще не замечает обычно всяких кровососущих, теперь надела капюшон. Над дорогой стремительно носились стрекозы, пытаясь нам помочь и сбить как можно больше комаров. Я вообще надел накомарник, а то уже и в шею кусать начали. Плохо было то, что комары прокусывали носки и тяпали за щиколотки там, где заканчивались заправленные в носки штаны. Ноги уже зверски чесались. Я пожалел, что перед лесом мы не побрызгались репеллентом.

Дорога шла постоянно в горку и была покрыта ямами, ямками и выбоинами. Хорошо хоть луж было мало. Скорость наша была невысокой, в особо крутых местах приходилось вообще пешком идти. Минут через 30 Лена начала сдавать - ей было жарко в ветровке с капюшоном, и нелегко давался подъем в гору с рюкзаком на багажнике. А уж когда приходилось с велосипеда слезать и садиться обратно - вообще караул! Закинуть ногу через раму (а не через седло, как всегда), у нее уже сил не хватало, так что она просила меня подержать велосипед, чтоб не упал. Я ей посоветовал заняться йогой и тренировать растяжку. Она только засопела в ответ.

Мы прошли мимо вышки на вершине, и дорога сначала выровнялась, а потом пошла под горку. Стало легче. Миновали несколько широко разлившихся луж, которые пришлось обойти по травке, а в остальном дорога нас вполне устраивала. Навстречу проехала всего пара машин.

И вот мы поравнялись с первым карьером - никого, кроме одной машины вдалеке. Видно, будний день, да и погода была не очень для отдыха на природе. По пути мы, кстати, изменили наш план. Решили ехать не на дальний уединенный карьер, а сразу на Тритон. Причин было несколько - мне важно было то, что по лесной дороге нас будут продолжать есть комары, а Лене не нравилась идея ехать в сумерках по колдобинам. А возле Тритона широкое открытое пространство, да еще беседка есть, и искупаться удобно. Мы надеялись, что людей там не будет.

Мы проехали еще метров 500 и оказались на развилке трех дорог - направо вела в лес дорога к нашему карьерчику, прямо - дорога к дальнему съезду в карьер Лазурный, а нам надо было налево - там шел путь к лагерю дайверов на Лазурном, и дальше, на Тритон. До самого лагеря дорога была жуткая - глубокие колеи, ямы, камни, крутые спуски-подъемы. Но все это примерно полкилометра всего. Я достаточно легко там проехал, а Лена почти все время шла пешком.

Окончился последний резкий подъем, и мы оказались прямо у открытых ворот лагеря дайверов, с правой стороны. Возле будки лаяла, активно виляя при этом хвостом, собака. Дальше виднелись белые строения и синими крышами. Внизу поблескивала вода Лазурного. Людей не было видно. Мы двинулись дальше по широкой грунтовой дороге, ям на которой стало значительно меньше. Доехали до поворота направо, и Лена сбила меня с толку, сказав, что это и есть свороток на Тритон. Мы туда поехали, но увидели, что это все еще Лазурный. Пришлось повернуть обратно и доехать до следующего поворота.

Проследовали мимо отвалов, образующих борт Тритона. Там уже вовсю рос сосновый лесок. Покатили вниз к месту нашей стоянки, и с удивлением увидели, что деревянная беседка у спуска в воду украшена полотнами легкой розовой ткани, романтично развевающейся не ветру. Наверное, кто-то праздновал свадьбу или день рождения, вот и оставил подарок. Кругом было чисто, безлюдно и тихо. То, что нужно.

Больше всего радовало то, что все еще оставалось достаточно светло для того, чтобы нарезать веток под палатку и поставить ее прямо на дороге - других подходящих мест не нашлось. А здесь и ровно, и без особого наклона, и к воде близко. Так что прислонили мы велосипеды к беседке, Лена стала готовить чай и доставать вещи, а я пошел срезать ветки с кустов и стелить их на землю.

Потом быстро попили чайку, гуляя по дороге - спокойно сидеть не давали комары-полуночники. А пить хотелось сильно, жарковато ехать было. К чаю у нас была домашняя вкусная шарлотка. Мы установили палатку, Лена все там постелила-разложила. В это время где-то по верху проехала машина, а после этого на противоположном берегу карьера зажегся яркий огонек - кто-то встал ночевать.

Перед сном решили искупаться с дороги, смыть пыль, так сказать. Окунулись, вода оказалась чудесной - довольно теплой, чистой, освежающей, ласковой даже. И дно здесь хорошее - плотное, ровное, с равномерным спуском. Это если отойти метров на 6-7 левее будет резкий обрыв на глубину. Освеженные, мы забрались в палатку. Вокруг абсолютная тишина - даже ветер не шумит в ветках - деревья-то далеко. Заснули мы быстро и крепко.

Проснулись утром следующего дня, сначала Лена, потом и я. Она вышла из палатки часов в семь, солнце только еще встало над самым краем леса, и осветило озеро и обрывистые берега. В мирную картинку удачно вписывались пара трясогузок, без всякого страха шныряющих по бережку прямо у палатки. Небо чистейшее, нежно-голубого оттенка, ни одного облачка.

В палатку Лена решила больше не возвращаться, так хорошо было снаружи. Поначалу она надела купальник, но потом его сняла - все равно никого нет. А я полежал еще в тишине, но после звонка будильника тоже выбрался на свет божий, огляделся, побродил по берегу, и стал делать зарядку. Потом, как всегда, завтрак с чаем и бутербродами. А на закуску - горсть земляники, здесь, прямо на склоне росла. Лена поплавала туда-сюда у берега, а я просто зашел освежиться. Плавать как следует решил позже. Подмели мы пол в беседке, и постелили там коврик - загорать.

Пока загорала Лена, я отправился к другому съезду карьера, где вчера виднелся огонек, а сегодня сквозь деревья синела большая палатка. Иногда доносились издалека голоса. Но вскоре компания эта уехала, так что можно было походить там, поглядеть, не лучше ли место чем здесь. Пока я ходил, примерно час, Лена все загорала да газетку читала. А у меня кроме просто прогулки была еще цель все там сфотографировать, виды поискать хорошие, так что я не торопился.

Когда собирался, надел только майку с шортами и сланцы, рассчитывая, что кусать меня никто не станет. Взял фотоаппарат, и пошел по дороге, что ведет по берегу ко второму съезду. Солнышко светило мне со спины, виды впереди открывались превосходные. Большое водное пространство в крутых берегах, стена леса наверху, и несколько маленьких облачков, появившихся специально "для антуражу". С высоты одной из террас я заметил внизу ржавый разбитый автомобиль, не понятно было, сам он упал, или его зачем-то скинули... На одной точке довольно долго пришлось стоять, ждать, когда солнце выйдет из-за облачка, чтобы сделать хороший снимок.

Дошел я до второго съезда, примерно такого же, как наш. Костровищ и следов стоянок там было больше, и они выглядели более неряшливо. Сам съезд от воды отделяла узкая полоса молодых сосенок. Слева из воды торчали мертвые стволы деревьев, а справа - большой камень. Поднялся я на небольшую полянку на террасе среди сосенок, где ночевали люди, и удивился, зачем их туда понесло - ведь там высокая трава, а значит, и насекомых много. Дальше дороги уже не было, одни отвалы.

А вот на обратном пути я увидел примерно на одной трети расстояния до нашей стоянки отворот дороги направо, она вела вверх на отвалы, покрытые лесом. Времени у меня хватало, вот и пошел туда осмотреться. И сразу на входе увидел пару молоденьких рыжиков, таких свеженьких, веселых. Вдоль дороги росла земляника, не по одной ягодке, а целыми полянками. Шел я по этой дороге, примечая грибы да ягоды. От нее были ответвления, но малозаметные.

Вышел на открытое пространство, где росли маленькие елочки и березки. Это была верхушка горы отвалов, так что с нее открывался вид на дальние дали куда-то в сторону Екатеринбурга. Были видны два-три населенных пункта, наверное Реши и Новоасбест, заводские трубы, поля, дороги, серебрился какой-то водоем. И бескрайние хвойные леса под синим небом. Да и вокруг было очень красиво, молодой лес без подлеска далеко просматривался и радовал глаз зеленью. А на обочинах дороги росли всяческие яркие цветы, там порхали бабочки и жужжали пчелы.

Вскоре я дошел до конца дороги. А оканчивалась она обрывом высотой с пятиэтажный дом. Внизу была видна достаточно обширная площадка, засыпанная мелкой щебенкой, с большой дороги туда вел заезд, стоял там старенький вагончик, рядом лежала куча досок, я ее приметил на дрова. Через дорогу виден был край карьера Неныряйка, небольшой, с отвесными стенами, тоже заполненный водой. А справа вдали виднелись уже высоченные отвалы карьера Хургада, полуразвалившиеся технические строения и горное оборудование на склонах, все ржавое и ветхое. И снова леса, уже в другую сторону.

Я сфотографировал все эти пейзажи, и повернул обратно. Уже дошел почти до карьера, но увидел намек на тропу куда-то на террасу отвала, и решил заглянуть и туда. Прошел сквозь невысокие сосенки, снова заметив несколько рыжиков, и вышел на край обрыва в сторону Тритона. Отсюда все озеро вошло в кадр, и я сделал хороший снимок карьера, такого голубого под ясным небом. Кстати, и наша палатка, и беседка, отсюда были хорошо видны. Вот теперь уже можно было возвращаться на стоянку.

На обратном пути ввиду прекрасного настроения от погоды и природы стал напевать! Взял с собой две крупные ягоды земляники - как приманку для Лены, чтобы она тоже сходила в эти места - она очень любит собирать ягоды. Пришел, вручил, сказал, что там таких много - и Лена моментально, взяв с собой маленький котелок, умчалась вверх по дороге. Я только успел дать инструкции, куда именно следует сходить, и наказал доложить, что она увидит в конце дороги - заинтриговал, короче.

Шла девица по этой садово-парковой дорожке сначала по правой стороне, собирая землянику и примечая маслята и рыжики. Любовалась разнообразными цветами, особенно круглыми подушечками из мельчайших нежных розовых цветов неизвестного вида. Посетила она и обзорную площадку на обрыве, откуда весь Тритон как на ладони, а по пути туда наткнулась на останки рябчика, видимо, умершего своей смертью, его никто даже не поел, все перышки нетронутыми остались, и ребрышки ажурным каркасом, ненарушенные. Увидела сверху белый автомобиль Соболь и трех мужчин, и немного расстроилась, что вот сейчас они встанут рядом с нашей палаткой, и прощай, уединение...

Потом Лена прошла до конца дороги, удивляясь обилию рыжиков, и твердо решив собрать их перед отъездом. Недалеко от окончания встала она, очарованная открывшимися далями и лесами, а уж потом вышла к финальному обрыву. Вот он ее впечатлил меньше, разве что гигантские отвалы Хургады вдалеке. Обратно шла по левой стороне дороги, собирая землянику. В одном месте ее ноги покусали агрессивные муравьишки - территорию защищали, пришлось скорее убираться оттуда. И вот когда идешь уже в сторону Тритона, видно и вышку сотовой связи, мимо которой шли от станции, и белые с синими крышами строения на Лазурном, в лагере дайверов.

Принесла она примерно стакан ягод на десерт после обеда. От сильной жары сразу разделась и занырнула в воду, блаженно мурлыкая. Я тоже решил, что пора бы исполнить моцион - совершить дальний заплыв, благо, озеро большое, позволяет. Разделся, долго настраивался на погружение, а потом, наконец, поплыл. Поначалу было как-то неуютно - знаю ведь, что глубина метров 70, и неизвестно, что она может скрывать. Вдруг какой-нибудь чудак здесь пираний выпустил? Но потом вода меня успокоила, и я, уйдя в свои мысли, размеренно обогнул Тритон против часовой стрелки примерно минут за 45.

Подплыл довольно близко к мужчине, который полдня уже рыбачил с лодки у второго съезда, где елки из воды торчат. Видел, что машина у него там на берегу стоит... В это время к нашей стоянке подъехал УАЗик, из него вышли бородатый мужчина с большим пузом, и женщина, они радостно побежали к воде, попутно удивляясь, что мы здесь одни и нет толпы народа. Пока они плескались, я как раз вернулся. Лена потом со смехом рассказала, что они мою голову приняли издалека за движущийся буек.

Мужчина поинтересовался, не страшно ли плыть, я ответил, что и не страшно, и не холодно, а очень даже приятно. Даже лучше, чем на море - волн нет. Это был первый раз в этом сезоне, когда я именно плавал, а не просто плескался в водоеме. Люди уехали, а мы с Леной сели обедать, она уже салатик настрогала. После еды меня стало клонить в сон, и я лег на коврик, почитать, вздремнуть и позагорать. А Лена отправилась за дровами, чтоб чая накипятить. Принесла две лесины, а вот кучу досок в маленьком карьере, который мы видели с обрыва, не нашла. Просто не дошла до того места.

Когда она возвращалась, к Тритону с основной дороги свернула машина, заполненная каким-то невоспитанным молодняком. Они шумно спорили, туда едут или не туда, увидели озеро, поняли, что это не Лазурный с понтонами, и уехали обратно. Лена порадовалась. Костерок быстро вскипятил воду в котелке, и Лена заварила чай в термосе, и еще по кружечке выпить осталось в остуженном виде.

На беседке тем временем насекомые жили активной жизнью - грелись большие жуки-усачи, порхали разные бабочки, прилетали шмели. Все это общество вызывало живой интерес трясогузки, она все крутилась вокруг. Я удалился в тенек, потому что жара стала уже трудновыносимой. Потом и Лена ушла в палатку подремать, но ей все мешали машины, которые заезжали к озеру, на другой съезд.

После отдыха я собрался сгонять на велосипеде налегке к Хургаде - карьеру, на котором мы еще не бывали. Надо было выяснить, лучше там или хуже, чем здесь, и стоит ли завтра переезжать туда, или остаться на Тритоне. Сначала хотел еще бутылку для воды с собой взять, но Лена попросила вернуться поскорее, так что я решил после Хургады заехать на стоянку, проверить, все ли в порядке, взять бутылку, и потом уже съездить на Лазурный за водой. Отправился где-то в половине пятого вечера. Пока меня не было, девушка времени даром не теряла - помыла свой велосипед, газетку почитала и закрепила загар.

Перед выездом на дорогу я увидел змею, сантиметров 60-70 длиной, серо-зеленая, она грелась на открытом месте, и быстро уползла, заметив меня. Повернул я в сторону Хургады, оттуда как раз ехала машина. Из окон повысовывались молодые люди, глядя на меня. Автомобиль повернул в сторону нашего карьера и остановился. Я притормозил, сделал кружок, они спросили у меня, на этом ли озере понтоны чтобы купаться, и я отправил их на Лазурный.

Заехал на площадку, хотел подготовить там доски на дрова, а когда полез на кучу - немедленно проткнул сланец гвоздем, и ногу уколол. Доски кинул на обочину дороги, чтоб на обратном пути забрать. Свернул еще налево, к карьеру Неныряйка, подошел к краю, поглядел - он небольшой, со всех сторон окружен обрывистыми берегами, так, что к воде не подобраться. На обрывах - лес, вода прозрачная.

Дорога к Хургаде шла то в гору, то под гору, попалось несколько мокрых грязноватых мест, но проходимых. Навстречу попалась всего одна машина. Вот направо отошла хорошо наезженная дорога - видимо, к трассе на Николо-Павловское и Нижний Тагил. Я проехал развилку, и справа на насыпях увидел те строения и горную технику, что заметил утром с обрыва. Отсюда уже можно было хорошо рассмотреть старый, ржавый транспортер для породы, какие-то деревянные будки, крытый мостик и светлый домик, наверное, жилье сторожа. На площадке было проведено освещение, у домика стояла красная машина.

На очередной развилке повернул налево, по карте там вроде бы можно было попасть как раз к съезду в карьер Хургада, который слева. Метров через 200 я остановился на высокой насыпи над озером. Сделал оттуда пару кадров, проехал подальше, и увидел уже полную картину. Внизу стояло несколько машин, рядом с ними - отдыхающие. Правее на мысочке тоже виднелась машина с людьми. И почти напротив, на другом берегу, был еще один съезд, и там тоже люди. Там даже домик стоял.

По крутому спуску съехал вниз, к воде. Хургада по размерам был не меньше Тритона, вода тоже прозрачная. Но намного больше костровищ, мусора, битого стекла... Мест есть для отдыха больше, поэтому и народу набивается больше. Заметил тонкую струйку воды на одной из террас - крохотный ручеек. Вот это хорошо, можно воду для питья прямо здесь набирать. Но в целом мне не понравилось - на Тритоне лучше, уютнее как-то, да и беседка есть.

Потихоньку пешком поднялся с велосипедом наверх, и поехал обратно. По пути захватил доску, ту, что подлиннее. Кстати, обнаружил, что порядком стер тормоза, надо было подрегулировать. Доска тащилась за мной одним концом по земле, издавая забавный звук, как паровоз пыхтит, это озадачило Лену. От сильной жары я сразу же скинул одежку и полез купаться. Вышел из озера освеженный и расслабленный, и понял, что за водой на Лазурный сегодня уже не поеду, лучше завтра утром. Лена ехидно заметила, что так и знала, что этим окончится. Ну, да ладно, у нас же еще пара литров есть, хватит.

Присев в беседке в тени, мы напополам сжевали яблоко, а потом еще закусили сочной черешней, и почувствовали себя настоящими отдыхающими. Я как раз рассказал Лене, что видел на Хургаде. Мы сделали заключение, что этот карьер самый ближний к дороге на Тагил из крупных, и потому туда все и едут купаться, и из Нижнего Тагила, и из Николо-Павловского, и из Новоасбеста. На Лазурном много людей, потому что там обустроены понтоны, да еще и лагерь дайверов есть, где можно купить напитки и еду, даже домик снять. А Тритон не так известен, и более дикий, на наше счастье.

Вот поэтому завтра мы решили не переезжать на Хургаду, как думали раньше, а остаться на этом чудесном месте. В блаженной лености прошло время до ужина. Мы сели за стол и воздали должное пирожкам и вареным яйцам. Пока ужинали, к нам подъезжали несколько машин.

Сначала парень и две девицы - походили по берегу, пофотографировали, попытались поймать лягушонка... Уехали. Потом была машина, которая просто остановилась, развернулась и уехала - видно, не понравилось людям. Затем прибыл мужчина, который спросил, не будем ли мы против, если он минут 20 здесь порыбачит? Мы были не против. Рыбак взял ведро, удочку, и встал на мысу ловить. Пробыл у нас минут 40, но, кажется, так ничего и не поймал.

Мы мирно грызли семечки. Только Лену слегка напрягали доносившиеся с другого берега постоянные скрипучие и нудные крики канюков - у них там что-то происходило, какие-то разборки с птенцами. На высоченные отвалы карьера Лазурный, что торчали прямо перед нами за Тритоном, периодически въезжали машины, из них выходили люди, чтобы насладиться видом, и потом, всегда неожиданно, исчезали. Мы ни разу не успевали заметить момент отъезда, автомобили как будто просто проваливались сквозь землю!

Лена сходила прогуляться по берегу. Когда вернулась, солнце уже зашло за лес, и ей, привыкшей за день к жаре, стало зябко. Мне, кстати, тоже. Так что мы накинули кофты. Лена забралась в палатку, а я отправился вдоль по дороге на берег повыше, туда, где внизу валяется разбитый автомобиль, надеясь еще увидеть солнце. Картина вокруг была очень эффектной - часть озера в тени, а часть вместе с берегом ярко освещена вечерним светом. Рыбак собрался, и уехал. А я с верхушки прибрежных отвалов увидел закат солнца.

Потом подошел к началу дороги, где Лена ягоды собирала, и проверил, там ли еще красавцы-рыжики - они были на месте. Вернулся я прямо к вечернему чаю. И к этому же времени повылазили комары, немного, конечно, но все равно неприятно. Пока пили чай с шарлоткой, наступили сумерки. Небо было чистым, ночь, скорее всего, нас ожидает еще более теплая, чем вчера - за день воздух хорошо нагрелся.

Уже перед самым сном выглянув из палатки, я неожиданно увидел, что мимо крадется к беседке... кошка! Откуда она здесь? Ведь до ближайшего жилья далеко. Неужели в лесу живет? Кошка изучила место под беседкой, пол в ней, костровище, и по обочине дороги пошла прочь от озера. Может, она обитает в лагере на Лазурном или в доме сторожа на Хургаде? Для нас это осталось загадкой.

Спали прекрасно в тишине и тепле, как будто дома. Но проснулись еще раньше, аж в 6.30 - наверное, потому, что легли рано, да и за день не устали. Вокруг - свежее, светлое утро, тихое озеро, неподвижный лес. А вот ночью, видимо, был небольшой ветерок в нашу сторону, и потому в заливчик, где мы купаемся, нанесло немного мелкого мусора (часам к 12 ветер отогнал его обратно).

Утро до и после зарядки прошло очень приятно, жара не набрала еще большой силы. И еще на нас случилось нашествие (или налет) бабочек. Они вились вокруг, садились мне на ноги, на плечи, на голову - штук восемь здесь летало, поразительно красивые и доверчивые. В основном, темно-шоколадного цвета с оранжевыми пятнами, но были и других цветов - голубые, рыжие. Наверное, они что-то с кожи собирают, может быть, пот - на меня садятся больше, чем на Лену, и сидят дольше. Надо сказать, что прелестные бабочки намного предпочтительнее слепней и комаров!

Позавтракали, и я собрался все-таки за водой на Лазурный. Взял с собой бутылку, кошелек на всякий случай, вдруг там бесплатно не наливают... До отъезда побрызгал наши, помытые вчера, велосипеды, специальным маслом-спреем. На Ленином он и кончился, надо новый покупать - удобная штука. Не спеша я поднялся к дороге, и поехал к Лазурному. Прямо на земле сидели целые компании таких же бабочек, что и на берегу, и в воздухе их много кружилось.

Подъехав к лагерю дайверов, я от ворот подал голос, помня о собаке. Но в ответ никто не залаял. Я проехал чуть дальше, и тут увидел заднюю часть пса, который опустил голову в миску, и увлеченно там чем-то чавкал. Я подошел метров на пять, еще раз подал голос - ноль внимания. То ли игнорирует, то ли просто за едой не слышит. Решил подождать, пока собака доест, или кто-нибудь не выйдет - все равно же не знаю, куда идти.

Пес доел, облизываясь, поднял голову, повернулся, увидел меня, и от неожиданности громко залаял. Но через пару секунд завилял хвостом. На голос собаки вышел мужчина, и я к нему подошел, спросил, можно ли где-то набрать воды. Мужчина позвал мальчика лет 10, и сказал, чтобы он меня отвел. Оказалось, что за водой надо спускаться к самому берегу. Мужчина предложил оставить велосипед здесь, а туда и обратно мальчик меня на квадроцикле отвезет. Я так и сделал.

Подъехали мы к большому белому шатру, у входа в который стояла пара статуй без рук, в древнегреческом стиле. Скорее всего, это было кафе. А мальчик достал из соседнего домика пятилитровую канистру, наполовину наполненную. Я спросил, откуда они берут воду - он ответил, что из озера, но фильтруют ее. Даже показал мне фильтры в работе, чтобы я не сомневался. Хотел я перелить воду к себе в бутылку, но мальчик предложил забрать ее целиком. А потом вообще достал полную - а может, говорит, пять литров возьмете? Я сначала отказался, а потом подумал о жаре, и взял полную.

Мальчик отвез меня наверх, по дороге рассказав, что палатки, которые стоят здесь на помосте, принадлежат туристам, они только за место платят. А еще можно снять номер в гостинице. А сам мальчик помогает здесь своему дяде. Поблагодарил я мальчика, мужчину и еще одного его коллегу, и за воду, и за беседку на Тритоне. Канистру прицепил к багажнику, бутылку сунул под ремень фотосумки, и потихоньку поехал назад.

Пока я полчаса катался, Лена загорала, читала газету, купалась. Увидела, что я привез целую пятилитровую канистру, так обрадовалась! Собралась немедленно чай кипятить, видно, совсем жажда замучила. Рассказала, что, пока меня не было, приезжал на черной машине мужичок. Спросил, не дайверы ли мы, разделся до плавок, минут пять поплавал, оделся и уехал. Видно, сюда и просто по пути искупнуться люди заезжают.

Лена напомнила мне, что я собирался снова повторить свой длинный заплыв. В этот раз для разнообразия решил плыть по часовой стрелке. Очень это дело успокаивает и настраивает на философский лад - плывешь тихонько, думаешь о разном... Водичка теплая, чем не Турция?

Лена пока покрошила салат на обед, вскипятила воду, заварила в термосе чай на вечер, да еще нам по кружке сейчас выпить осталось, что в такую жару приятно. А вот аппетит у нее совсем пропал, не ест ничего, опять же от жары. Мы засекли время, когда я отплыл - 11.30, а вернулся ровно в 12.15. Как в бассейне, 45 минут сеанс. Обедать было еще рановато, так что Лена отправилась поискать земляники на десерт. А мне торжественно вручила чупа-чупс, чтоб не скучно было.

Пошла она к главной дороге с пластиковым контейнером, надев кроссовки и штаны на случай встречи со змеями и комарами. Напротив съезда к нашему карьеру от дороги уходила куда-то в горку просека, вот туда Лена и направилась. В траве, почти скрывавшей колеи, земляника попадалась редко, а дорога вышла на вырубку на горе, и все продолжалась. Идти туда смысла не было, все равно ягод мало, так что она повернула назад. Поискала еще вдоль дороги в сторону Лазурного, но ничего не нашла, кроме почерневшей от времени избушки, где, вероятно, когда-то сидела охрана.

Обратно к повороту на Тритон Лена пошла по лесочку вдоль края карьера, и там нашлись грибы - моховики и маслята, а ягод снова не было видно. Полюбовалась с обрыва на меня, как я там у беседки прогуливаюсь. Спохватилась, что близится время обеда, и скорее пошла к стоянке. По пути еще наткнулась на косточки маленькой собачки, а рядом лежали рабочие перчатки - наверное, собачку сбила машина, и кто-то ее убрал с дороги.

У поворота к карьеру Лена наклонилась к листикам земляники в траве, но ягод там не было, зато была черная змейка с палец толщиной, а изо рта у нее торчала задняя часть мыши - с хвостиком и лапками. Змея пыталась ее проглотить, но испугалась человека, и теперь одновременно рывками пятилась в траву и старалась выплюнуть мышь. Это было довольно забавно, но Лена не стала нервировать животное, и отступила на дорогу.

Пройдя по дороге метров 20, она снова свернула в лес, к елкам, и тут ее напугали два рябчика, так же неожиданно взлетевшие совсем рядом. Шума от них много! Не стала она больше шариться по кустам, и пришла к беседке. Рассказала мне обо всех этих нежданчиках, и предложила сходить посмотреть на змею, поедающую мышь. Я засомневался, там ли еще это пресмыкающееся - поди давно уползло в лес. Но все-таки пошел.

И вот мы пошли вдоль дороги, попутно увидели рябчика, который забавно удирал по камням между елок, как большая коричневая курица. На том месте, где Лена встретила змею, на первый взгляд никого не было, но на второй мы все-таки увидели эту странную картину - змея просто заползла под соседний куст, и там продолжала заглатывать мышь. Никогда такого не видел - мышь выглядела гораздо толще и головы, и тела змеи, раза в три, но судя по всему, ей все же суждено было быть полностью проглоченной. От такой тяжести змея даже ползти нормально не могла, рывками дергалась. Мы пошли обратно. И еще один рябчик пулей пролетел перед нами на другую сторону дороги.

В обед от жары Лена почти ничего не ела - помидор только, и все. А я так с удовольствием и курочку, и салат сжевал. Потом я остался с газетой в беседке, а Лена отправилась снова по ягодным местам, да еще поглядеть стоянку на другом берегу. Видела там на дороге маленький грузовичок, а по лесу шустро бродил мужчина, собирая те самые грибы, на которые мы нацелились перед отъездом.

Спустилась она к съезду, но ей там не понравилось - все замусорено, ощущение какой-то свалки, во всех костровищах помойка. Только что от елок тень есть, зато вид скромнее, только на часть озера. Еще там на дереве висела табличка с надписью "Помним, любим, скорбим", но имя и дата совсем стерлись, так что неясно, кому она посвящалась. Налево от дороги тоже вели колеи, выходя на обширную вырубку, поросшую довольно высокой травой, прямо целое поле. И по обочинам - ягоды. В высокой траве у дороги виднелись остатки каких-то строений, домиков или сараев - непонятно.

Конечно, Лена стала собирать землянику, и углубилась в вырубку метров на 100. Там уже ягоды кончились, а трава стала густой и высокой, и она вернулась с половиной кружки. Когда пошла обратно к нам на стоянку, видела на дереве крупную красивую птицу, примерно полметра высотой, белую с черными крапинами и ярко-красной шапочкой на голове - потом выяснили, что это большой пестрый дятел, он редко встречается у нас. Еще одна маленькая птичка кофейного цвета с желтым горлышком и длинным хвостом старательно прикидывалась перед Леной раненной или больной, видно, уводила от птенцов, припадая то на одно крыло, то на другое.

Вернувшись на стоянку, она сразу разделась и отправилась в воду, охлаждаться, и долго там плавала. Потом мы сели наговаривать события дня на диктофон, а в это время прилетели три трясогузки, и одна из них зашла в воду, и стала купаться, трепыхаться. А когда вышла, отряхнулась смешно так, немного похоже на собаку. Да, пока Лена ходила за ягодами, я чуток позагорал, но потом уже осознал, что плечи начинают подгорать, и ушел в спасительную тень беседки.

Сидел, наблюдал за птицами. Одна ненадолго устроилась уютно в углублении в земле, растопырила крылышки, и принимала теплую солнечную ванну. А дальше оказалось, что трясогузки довольно кровожадные создания. Помимо мошек их очень интересуют и бабочки! Птичка-невеличка в момент поймала и слопала одну из тех красавиц, что доверчиво порхали над нами утром. Остались только пестрые крылышки.

Дальше еще интереснее - другая птичка примерно в 20 сантиметрах над землей схватила крупную стрекозу, и стала терзать ее. Та пыталась улететь, несколько раз вырывалась, но бесполезно. Сражались они, сражались, и трясогузка победила.

Часам к пяти половина неба закрылась облаками, и мы даже были этому рады - не так жарко стало. Мы снова накипятили чаю, и наслаждались покоем, доедая черешню. Кстати, все головастики, проживавшие в заливчике на берегу, сегодня превратились в дикое количество крохотных лягушат, размером с таракана, малозаметных на земле. Так что ходить к воде стало опасно - еще раздавишь малыша. А видно их только когда они двигаются. Даже на фотографии, которая внизу, четыре лягушонка заметишь не сразу.

Лену начало клонить в сон, и она отправилась в палатку подремать. А я решил подняться на край карьера, который выходит к дороге между Лазурным и Хургадой, и сделать оттуда фотографии нашей стоянки. С обрыва видел, как к палатке подъехала большая черная машина, вышли на берег мужчина, две девчушки и парнишка-подросток. Они походили вдоль озера, причем мужчина все косился то на меня, то на палатку. Они походили минут десять, пофотографировались, и уехали.

Потом по краю обрыва я вышел прямо над беседкой, и сказал Лене "Ку-ку!". Она подняла голову и улыбнулась. Пригласила возвращаться, а то скоро дождь пойдет. Вернулся я, тут подъехала еще машина. Водитель стандартно спросил, как водичка, переоделся в шорты, достал два синих пластиковых ведра, зачерпнул воды, и стал мыть машину, поставленную в отдалении на дороге. Когда он ходил к озеру набирать воду, мы волновались, как бы он лягушат не подавил, под ноги-то мужик не смотрел, хоть мы и предупредили его. Вероятно, пофиг ему на лягушат. Помыв машину, он нырнул, поплавал, и уехал.

Потом мы поужинали чаем с пирожками, и решили накипятить еще воды - и для термоса, и так попить. Еще посидели, почитали. Подъехала следующая машина, остановилась прямо у беседки, и девушка, открыв стекло, спросила, может ли она проехать дальше, к воде? Мы сказали про лягушат. Но девушка, оказывается, спрашивала, о проезде к Лазурному. Ее спутники поинтересовались, нельзя ли им остаться на этой стоянке, без ночевки? Мы сказали что не против.

Они стали выгружать еду куда-то в кусты на берегу, видно, чтобы нас не беспокоить. Лена рассмеялась, и пригласила их в беседку за стол, сдвинув в уголок наши вещи. Ребята обрадовались, и стали готовиться жарить что-то на костре на решетке. Было их трое - парень и две девушки. Паренек занимался костром, жарил купаты и овощи, а девушки крошили салатики на столе. Одна-то уже была в возрасте лет за сорок, все приятные и воспитанные люди.

Парень разделся до плавок, но заходить в воду не стал - холодно, говорит. Решил прямо с берега нырнуть, чтоб пути назад не было. И нырнул! Поплавал, и выбрался, покрякивая от удовольствия. Лена в это время кипятила воду и заваривала чай. Шел мелкий теплый дождичек, а через полчаса он кончился. Небо было затянуто, и мы, опасаясь, что ночью может быть дождь, решили поставить рюкзаки на доску. Я достал ее с верхней планки беседки, и положил позади палатки под тент.

Компания дружно восхищалась красотой этого места, удобной беседкой, фотографировали друг друга и лягушат, ели купаты... Молодые ребята были из Новоуральска, а женщина постарше из Оренбурга. Она все рассказывала, что любит природу, ездит в Башкирию на какое-то большое и отдаленное водохранилище, к знакомому егерю Кариму, который держит пчел. Сказала, что мечтает съездить на Алтай, на конный маршрут.

После чаепития я еще ходил наверх к дороге, но мошек и комаров там было больше, чем на берегу. На другом берегу сегодня все время были люди - приезжали на машинах, гуляли по берегу, лазили по обрывам. Наши временные соседи уехали часов в девять вечера. Мы умылись, убрали вещи под тент, и тут снова стал капать дождик. Сидя в палатке, мы мечтали, чтобы ночью и утром дождя не было - Лена собиралась за грибами, да и в обратный путь на велосипедах ехать по мокрым дорогам не хотелось. Уже сквозь сон мы услышали, что дождь кончился, и наступила тишина. Этой теплой ночью никто нас не беспокоил.

Утром проснулись рано, без двадцати семь, и, пока лежали, нежась перед наступлением нового дня, вдруг снова пошел дождь, сначала мелкий, а потом и посильнее. Шел он минут 40. Лена уже хотела было расстроиться, что и грибы придется собирать в мокром лесу, и ехать обратно по мокрой дороге. Даже опасалась из палатки выглядывать, чтоб не увидеть небо, сплошь затянутое тучами. Пыталась меня на разведку послать, но я не поддался.

Открыла она шторку сама, и сразу повеселела - дождевое облако уже почти прошло, небо, в основном, радостно синело. Как только Лена вышла из палатки, еще и солнце выглянуло. Она быстро оделась, и еще до завтрака поскакала поискать грибов в лес, который рядом, сразу над нашей стоянкой. Набрала там хороших маслят и рыжиков, не очень много, правда. Только мошкара ее замучила - они лезли и кусали прямо в лицо, все в глаза метили.

Пока она ходила, я наблюдал за лягушатами - с восходом солнца они начали двигаться, хаотично прыгая каждый в свою сторону, видно, искали места попрохладнее и помокрее. С высоты человеческого роста заметить их было сложно, надо садиться на корточки, тогда видно, как они перелезают через камешки, прыгают на пару сантиметров вперед... Или если стоять неподвижно, то замечаешь, что на земле копошатся эти малютки, штук по 20 на квадратный метр.

Обратно Лена шла уже по дороге. Вышла на обочину, и тут метрах в пяти от нее тяжело, с треском, стартанул черный глухарь, полетел над дорогой, и сел опять на обочину метров на двести дальше. Неожиданно. Лена вернулась к палатке, где я уже делал зарядку. Она присоединилась, потом еще искупалась, и стала собирать завтрак.

После чая с бутербродами, пока я ходил по утренним делам, она успела убрать спальники, чтобы до обеда уже ехать на Хургаду и дальше, в сторону Николо-Павловского. Затем Лена взяла пакет, ножик, и отправилась в дальний лесок за рыжиками. Вдоль обочины дороги, где она вчера собирала землянику, видны были следы деятельности того мужчины, который тут искал грибы - всюду валялись срезанные шляпки попорченных червяками рыжиков. Лена решила здесь не бродить, а сразу пойти в дальнюю часть леса, к краю отвалов, надеясь, что туда он не добрался.

Эти надежды оправдались - ничьих следов, повсюду торчат задорные крепкие рыжики, встречаются и маслята. Лес вокруг был какой-то декоративный, как будто почищенный, и некоторые группы деревьев - елочек, сосенок, березок - выглядели специально художественно посаженными. Будто ландшафтный дизайнер выбирал, где сделать полянку, где горочку... Цветы цвели, а вот кусачих насекомых не было, на удивление. Жаркий воздух напитался сладковатый ароматом хвои.

Потом она еще полазила по той части леса, что выходит на большую вырубку, откуда далеко видно, вплоть до поселков у железной дороги. Там тоже нашлось приличное количество грибочков. А последнюю партию рыжиков Лена насобирала уже на ближних отвалах, с которых Тритон как на ладони. Подошла почти к самому краю, и, наклонившись за очередным рыжиком, заметила впереди какое-то движение. Выпрямилась, а метрах в 15, над обрывом, идет очень сосредоточенный большой заяц-русак.

Он уселся прямо напротив Лены, и стал задумчиво озирать карьер с высоты, что-то пожевывая. Шкурка его была светло-бежевая, а уши, лапы и мордочка - темные, бурые, как у сиамского кота. Зверь выглядел матерым, мускулистым. Минут 10 она наблюдала за зайцем - он размышлял, крутил головой, двигал ушами. Несколько раз смотрел прямо на нее, но то ли не замечал, то ли игнорировал.

Наконец, Лене надоело, да и ноги затекли. Она пошуршала пакетом, чтобы спугнуть зайца. Ноль внимания! Еще через пару минут он все же решил куда-то пойти, и чинно удалился. Ну и Лена пошла на стоянку. Поставила пакет с грибами, разделась, и сразу в воду - очень жарко. Лягушата уже все разбрелись, кто куда, так что можно было не опасаться на них наступить. Лишь в воде еще резвились лягушата, у которых еще не отпали длинные хвостики, но уже отросли лапки. Они забавно плавали возле веток водорослей и травы.

Развлекался я наблюдением за трясогузками, взрослой и птенцом. Они здесь охотились, смешно подскакивали, ловили мошек и бабочек. Даже купались иногда. Птенец, уже подросший, все время пищал, чтоб дать родителю знать, где он, и просил есть, трепеща крылышками. Родитель изловленную бабочку готовил - обрывал ей крылышки-лапки, и складывал прямо в клюв детенышу.

К приходу Лены я все вещи из палатки выложил на стол, чтобы удобнее в рюкзаки складывать. Собрались, и решили уже потихоньку ехать, а обедать где-то в другом месте будем. Погода нам благоприятствовала, облака иногда закрывали солнце, и было не так жарко. Над нами летали бабочки, две какой-то новой расцветки - одна как какао с темными глазками на крыльях, и другая темная, с белым крупным узором. Грибы мы частично положили в котелок, а частично - в обрезанную пятилитровую канистру, и уже в таком виде в рюкзак, чтоб не помять.

Я немного расстроился, что не удалось увидеть зайца, и вообще просидел по большей части у палатки... Но, с другой стороны, я все равно чаще езжу в походы, чем Лена, так что еще наверстаю. На прощание решили как следует искупаться, да еще за лягушатами понаблюдали, да я пофотографировал - смотрим, уже час дня! Пора-таки обедать, тем более, здесь на столе-то это гораздо удобнее. Из-за жары Лена опять съела только помидор, а я нормально покушал. Обнаружили, что у нас померли три огурца и порция курицы с картошкой - пришлось их положить в пакет с мусором, на выброс. Вот что погода делает...

Сели мы на велосипеды, с собой взяли бутылку воды и бутылку холодного чая, чтоб от жажды не страдать, да еще пару яблок поближе в полегчавшие рюкзаки сунули. Попрощались с удобной и уютной стоянкой, окинули взглядом озеро, пожелали лягушатам громче квакать, и отправились в путь. К моменту отъезда небо снова было абсолютно чистым, и солнце добросовестно палило все, до чего дотягивались его горячие лучи. Так что сначала мы пошли пешком, ведя велосипеды рядом, потому что до дороги прилично в горку.

На дороге уже стояла пара машин, их пассажиры общались между собой, и нам тоже задали вопрос, где тут карьер. Сильно удивились, узнав, что карьера целых три, и один они уже проехали, самый большой. Поехали они на Лазурный, а мы - на Хургаду. Но для начала не спеша завернули на Неныряйку - Лена-то его еще не видела. Вообще-то при большом желании искупаться в Неныряйке можно, мы разглядели несколько тропинок к не слишком отвесным местам бортов водоемчика. Так что в сухую погоду вполне реально спуститься, поплавать и выбраться обратно, но при определенной ловкости. А водичка-то чистая.

Поехали дальше, и через непродолжительное время доехали до развилки, дорога направо вела к трассе на Тагил, а прямо - на карьер Хургада. Буквально через пару сотен метров, показались перед нами склоны отвалов со всякими постройками и горными механизмами на них. Проехав мимо этого места, мы свернули налево, скатились вниз по дороге и оказались на смотровой площадке над карьером Хургада. Там был высокий берег, откуда было видно все озеро кроме маленького закутка внизу слева.

Я показал Лене домики у съезда к воде напротив того места, где мы стояли, несколько машин и людей у второго съезда, на нашей стороне берега, мыс, выдающийся в озеро, и на нем тоже люди. Виднелся и еще один, полускрытый елками, съезд к воде. Здесь подходов было больше, чем на Тритоне и Лазурном. Вода была прозрачной, и еще сохранила остатки голубоватого оттенка. А раньше была просто интенсивно голубой! Народу было немного. Мимо нас прогромыхала старая, ржавая Волга, направляясь к мысу внизу.

Постояв еще немного, мы вернулись к дороге, и поехали в сторону трассы на Тагил. Но по пути я хотел заехать посмотреть еще один небольшой карьер, который видел на карте. Он более удален от дороги, и, вероятно, мало посещался. Дорога в сторону этого карьера была довольно приличная, но вот жара донимала нас, все время хотелось пить. Поэтому, когда мы доехали до поворота к нужному месту, и Лена увидела, что дальше ехать очень круто и далеко под горку, она живо представила обратный подъем, и наотрез отказалась ехать.

Тогда я предложил такой вариант - она остается здесь с рюкзаками, а я налегке сгоняю до карьера. Так и решили. По узкой дорожке я погнал под горку. Хорошо, что больших булыжников не встречалось, можно было скорость развить почти космическую. Слева примыкала еще одна дорога, которая вела прямо по кромке огромных отвалов, торчащих над лесом. Вот, наверное, вид оттуда хороший открывается!

Заметил в лесу какие-то большие ямы, видимо бывшие шурфы, залитые коричневой болотной водой. Выехал к карьеру. Он был размером с Неныряйку, но более круглый. Съезд в воду был справа, на склонах елки растут. Была площадка, и рядом с ней - большая куча стеклянных бутылок, прямо как на пункте приема стеклотары. Другого мусора видно не было. А эта куча от озера даже не видна, так что отдыхать не помешает. Я подошел к обрыву. Там на бортике сидел птенец трясогузки, который что-то пискнул, и корявенько перелетел в другое место.

Сделав пару снимков, я спустился к воде. На площадке лежали несколько сухих бревен, сколочена скамеечка, сложено каменное костровище. Еще было тщательно расчищенное место - то ли под палатку, то ли под покрывало загорать. Жаль, там нигде не было тени, в жару это не очень удобно, а так место хорошее, безлюдное. Хотел я забраться на высокий уступ, откуда снимок хороший можно сделать, но уж больно сложно туда было лезть. Обходить по лесу далеко, так что я все же полез по круче, прямо по осыпи из растрескавшихся камней.

Все отваливалось и ехало под ногами, хорошо, что я хоть в кроссовках был. Приходилось даже рукой опираться, чтобы не свалиться. Влез я наверх, озеро было как на ладони, очень красиво. Хотелось охладиться, искупаться, но Лена меня ждала, да и с собой даже полотенца нет. Так что я поехал обратно. Кстати, до трассы на Тагил от этого карьера по прямой через лес всего метров 300.

Пока я ездил, Лена тихонько бродила по окрестным дорожкам и тропинкам, собирая немногочисленные ягодки земляники. Чуть портило картину то, что здесь местные жители кое-где вдоль дороги сваливали бытовой и строительный мусор, что не добавляло очарования обочинам дороги. Меня Лена увидела издалека, и вышла встречать, предъявив ягоды и один замечательный масленок. Но я скорее попросил воды - чуть не падал уже от жажды. Где-то в стороне Новоасбеста прогремел гром, и мы заторопились, чтоб не попасть под дождь на лесной дороге. Пока ехали до трассы, за нами со скрипом и грохотом шкандыбала та самая колымага Волга, что мы видели у Хургады.

И вот мы выехали на дорогу, ведущую через Николо-Павловское на Нижний Тагил. Она была однополосная, с довольно оживленным движением. Плохо то, что обочин почти не наблюдалось, и асфальт сбоку как обрезан на высоту сантиметров 10, а дальше - щебенка какая-то, особо не проедешь. А самый изюм был в том, что дорога вся шла либо постоянно в гору, либо крутыми короткими подъемами и спусками. Ехать так не слишком удобно.

Пыхтели мы по жаре в эти горки, а в неприятной близости от нас проносились машины. По обочинам мелькали таблички "Аварийно опасный участок дороги" и "Ограничение скорости 70 км". Ехать быстро не удавалось, не покидало ощущение, что то ли колеса к дороге прилипают, то ли что-то нас назад тянет - чертовщина какая-то, мы по лесной грунтовке быстрее ехали. Радовало одно, что ехать нам всего километров 10, так что на электричку все равно успеем.

Справа от дороги мы увидели большое поле цветущей таволги, или филипендулы, если по латыни. Нам как раз нужно было набрать цветов, чтобы высушить и пить зимой вкусный чай. Мы остановились, и Лена стала снаряжаться в поход за добычей - заправила штаны в носки от клещей, надела ветровку, взяла пакет и нож. Спустилась она по склону, и оказалась по плечи в траве. Долго срезала ароматные пушистые кисти, предварительно постукиванием ножа прогоняя оттуда всяких жуков и букашек.

Потом рассказала, что чувствовала себя рабыней на хлопковой плантации - жара, насекомые вьются, жужа в живот укусил, какую-то мошку проглотила... Наконец набрала, и стала выбираться наверх - надо было спешить - в нашу сторону ползла из-за леса от Новоасбеста черно-синяя туча, периодически гремя и сверкая.

Вскоре слева показалась деревня Шиловка-1, мы планировали заехать туда, чтобы посмотреть довольно старую церковь и сделать снимки, а кроме того, набрать воды, а то пить хочется, а у нас все кончилось. Проехали по деревне, ничего особенного не представляющей. Зато у нее очень интересная история появления - местный заводчик Николай Демидов, сын Никиты Демидова, выиграл у графа Разумовского целую деревню людей в Черниговской губернии, и пешком пригнал их на Урал - золото добывать. Пришлось переведенцам строить деревню прямо в диком лесу. Наверное красивая легенда, выдумка, а может и правда...

Возле действующей церкви сделали остановку, я ее сфотографировал. Выглядела она очень привлекательно - теплого красно-оранжевого оттенка кирпич, сводчатые окна, ярко-зеленая крыша, башенки, невысокая колокольня. Уютная такая церквушка, называется Свято-Троицкая, построена больше ста двадцати лет назад. От нее прямо веяло историей, вся она была какая-то настоящая, не то что новопостроенные храмы. Между прочим, в конце 19 века, до постройки храма в селе Павловском, его жители ходили молиться сюда, в Шиловку, тогда еще в деревянную церковь.

У мальчишек спросили, где здесь есть колонка, они ответили, что у магазина. Но один магазин по дороге был древний и закрыт на клюшку, рядом с ним никакой колонки не было. А дальше стояли несколько мелких вагончиков из сайдинга - вот, подумали мы, один из них и есть магазин! Ничего подобного - на первом, желтом, висела табличка "Дом культуры" (человека на 4, вероятно), а на другом, белом - "Фельдшерско-акушерский пункт".

Магазинчик тоже был, но закрытый. И неподалеку находился колодец, а вовсе не колонка. Там семейство на машине набирало тучу канистр, пришлось нам ждать, пока они закончат. Лена подняла воротом тяжелое ведро с водой из недр колодца, но, прежде чем наливать в бутылку, решила, как всегда, попробовать. И тут выражение ее лица кардинально изменилось, так его перекосило. Вода оказалась препротивная - с затхлым запахом и привкусом земли, тепловатая, и после нее на зубах скрипит песок. Стало ясно, что брать эту воду для питья не стоит, уж лучше остатки нашей, теплой, но чистой воды.

Мы вернулись на трассу, грозовая туча громыхала уже совсем рядом - впереди и справа. На остановке несколько человек ждали автобус, а перед нами открывался прекрасный вид на широкие поля и темно-синее грозовое небо с молниями. Еще какое-то время мы ехали по выматывающим горкам, но вот они закончились, показался поселок, видимо, уже Николо-Павловское. По сторонам дороги начались коттеджные поселки "Солнечный", "Демидовский". Они были маленькие, в одну улочку, зато состояли из больших домов с разноцветными крышами - красными, синими, голубыми. И дорога пошла ровная, по прямой.

Проследовали мы под высокими тополями, вдоль просторных полей, и въехали в Николо-Павловское, которое раньше называлось Шайтанка, по имени речки, протекающей здесь. Да и сейчас еще некоторые люди село Шайтанкой кличут. Как раз на въезде с правой половины дороги сняли асфальтовое покрытие, и все машины пустили по левой стороне, чередуя направление движения (два рабочих при этом выступали регулировщиками), поэтому нам пришлось ехать навстречу машинам, по самому краю.

Ехать по снятому полотну было невозможно - пылище! Но вот мы оказались уже на нормальной дороге, в центре поселка. Там на улице 8 Марта стоял большой красивый храм во имя святителя Николая, перекресток со светофором, а слева несколько магазинов. Храм, как мы потом узнали, был заложен в 1886 году, открыт и освящен в 1893, и даже в годы советской власти не закрывался, прихожане просили об этом в Москве.

На стоянке и вдоль дороги стояло множество машин, легковых и грузовых, чьи хозяева отоваривались в "Монетке" и "Пятерочке". Движение по трассе было очень оживленным, копоть, дым и сигналы автомобилей создавали смог и шум, казавшийся невыносимым после нашего уединенного озера. Лена осталась с велосипедами на краю стоянки, а я отправился в магазин за холодной водичкой и мандаринами.

И водители, и пешеходы очень заинтересованно поглядывали на наши велорюкзаки, видно, не часто такие встречали. Магазин был очень большим, цивилизованным, для такого маленького поселка необычно. Купил я газировку "Таежный дар", сразу открыл и сделал несколько глотков. Запахло лекарством. Фигня фигней. Ну, ничего, зато холодная и газа много! Кстати, стоила она дороже, чем все другое того же типа.

Мы спросили у местного жителя, в какой стороне железнодорожная станция Шайтанка, он показал, что надо перейти через дорогу, обогнуть церковь слева, свернуть в переулок налево, и дальше следовать по дороге прямо, через частный сектор. В переулке дорога стала грунтовой, вокруг тянулись заборы огородов, сараи и т.п. Под заборами шмыгали коты и собаки, на заборах сидели вороны. Один кот, рыжий, здоровенный, запрыгнул на забор и улегся, как хозяин. Пахло навозом. Людей не было. В одном месте под электропроводами на краю огорода лежали в рядок 4 тушки мертвых дроздов - это нас озадачило. Что произошло с птицами?

Вскоре за высокими тополями показались железнодорожные пути, и мы поняли, что станция уже рядом. Мы свернули направо, и по улице Железнодорожной доехали до улицы Заречная, где повернули налево, к путям. В конце улицы два сильно загорелых гражданина, подстригающих газон, подтвердили, что мы на верном пути.

И вот перед нами перрон, ограда которого и остановочный павильон покрашены в бело-розовый цвет. На перроне спросили у старушки, с какой стороны прибывает поезд на Екатеринбург. Она ответила, что нам на другую сторону, а здесь - на Тагил. И сразу прибыла электричка, и забрала старушку. Удачно, а то у кого бы мы еще спросили? Мы постояли в тени под крышей павильона, опасаясь дождя. Лена скушала мандарин, я допил свою таежную микстуру. Мы сполоснули руки водой из бутылки, и потащили велосипеды на другую сторону. Дождик все-таки побрызгал, но вскоре показалась наша электричка, так что теперь он нас не беспокоил.

В вагоне оказалось практически пусто, и в начале вагона было большое пространство для наших велосипедов, так что мы разместились с комфортом. А вот тамбур был совсем узким. Ну и правильно. Вот только внутри было жутко душно, наверное, из-за конструкции форточек - они открывались только на одну треть, и воздух весь шел в потолок, а вниз, к сиденьям, ничего не долетало. Лене в какой-то момент даже поплохело от духоты. Но потом мы посидели, не шевелясь, остыли, и все пришло в норму. Затем мы поужинали - я пирожками и батончиком с арахисом, а Лена бутербродом с сыром.

Ехали долго. Где-то в Калиново в вагон села парочка пьяных, и очень пахучих людей. К сожалению, они сели позади нас, и чувствительное Ленино обоняние сильно страдало от аромата многодневного перегара и дешевых сигарет. Она наклонилась вперед, чтоб меньше долетало. А на станции Аять в наш вагон вошла еще женщина с велосипедом, теперь у нас стояло уже три велосипеда, прислоненных друг к другу.

За дорогу мы успели и в окно поглазеть, и подремать. Заходили садоводы с разными диковинными цветами, типа гусиного лука. Так потихоньку доехали до Екатеринбурга, дождей так и не было. На вокзале мы выбросили мусор, и поехали домой. Не спешили, потому что жара все так же донимала.

А я по пути купил дыню-торпеду, и вечерком мы попробовали ее спелую мякоть. Ну, еще чистили рыжики, конечно. От этих нескольких дней отдыха осталось ощущение полноценного отдыха. Было радостно сознавать, что и на Урале у нас есть места, где отдохнуть можно не хуже, чем в Турции. Тем более, мы смело могли сказать, что жили недалеко от Хургады - ведь это чистая правда!


Карьеры Хургада, Тритон, Лазурный - как добраться

До любого из этих карьеров добраться не составит особого труда. Мы бывали там неоднократно и пешком, и на велосипедах, так что расскажу об этих двух вариантах. Электричкой доезжаете до станции Анатольская, далее переходите Серовский тракт, и по лесной дороге проходите до первых карьеров, называемых в народе "Голубые озера", до них 6 км. Дорога не слишком хорошая, но для велосипеда вполне нормально проезжаемая.

"Голубых озер" несколько, по размеру они разные, расположены рядом друг с другом. А поскольку они по дороге самые первые, и на машинах сюда возможно добраться, то и людей, и мусора здесь предостаточно. Но при желании можно отойти подальше, и найти место для более-менее спокойного отдыха. Правда, иногда не слишком умные граждане ночью врубают в машине музыку...

Если по дороге двигаться дальше, она приведет к карьеру Лазурный, но проехать там на машине, даже повышенной проходимости, практически невозможно, только пешком или на велосипеде. До туда еще 2 км. Автомобилисты приезжают сюда с другой стороны, от дороги на Новоасбест. Лазурный - пожалуй, самый красивый и удобный для цивилизованного отдыха карьер, так как там расположен дайвинг-центр. Имеются и кафе, и оборудованные для купания места, и лагерь для туристов - как турбаза.

Следующий карьер - это Тритон, о котором и был наш рассказ. На Неныряйке делать особо нечего, тоько посмотреть, и поехать дальше, к самому дальнему карьеру, Хургаде. Там также достаточно много мест для отдыха, хорошие съезды к воде, и туда приезжают люди со стороны Новоасбеста. Здесь есть питьевая вода из чистого ручья. От ж.д. станции Анатольская до Хургады примерно 12.5 км. От Хургады до станции Шайтанка в Николо-Павловском около двадцатки.

Есть еще один, маленький карьер у самой дороги от Николо-Павловского, но он большой популярностью не пользуется, слишком скромный.

Карта карьеров Хургада, Тритон, Лазурный

Фотографии, сделанные на Тритоне

Вид на отвалы Лазурного
На берегах Тритона
Второй съезд Тритона
Вид со второго съезда
Карьер Тритон
Где-то там Хургада
Кусочек Неныряйки
Летний денек на Тритоне
Первый съезд Тритона
Зеркальные воды Тритона
Остатки производства на Хургаде
Карьер Хургада
Рукотворные холмы
Самый дальний карьер
Свято-Троицкая церковь в деревне Шиловка

Небольшой тест на проверку Вашей внимательности:
Сколько лягушат Вы видите на фотографии?

Сколько лягушат Вы видите на фотографии?

Правильный ответ в рассказе выше...

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества