Студия DV-PRO. Главная страница

Гора Народная

На севере Урала располагаются самые глухие и нетронутые уголки нашего края. Это самый высокий район Пояса - Приполярный Урал. Здесь находятся одни из самых высоких гор на Урале - гора Народная (высота - 1895 метров), гора Карпинского (1803 м.), Мансинер (1778 м.), Янченко (1740 м.), Манарага (1662 м.), Колокольня (1640 м.), Неройка (1645 м.). Эта часть Урала покрыта северной редкостойной тайгой. Большая часть склонов гор раскрашена многоцветием альпийских лугов и горных тундр. К северу от Народной горы резко сужаются и отклоняются к северо-востоку.

На стыках Приполярного и Полярного Урала в истоках реки Хулги хребет представлен узкой цепью гор, практически безлесных, лишенных каких-либо предгорий и открытых навстречу всем ветрам. За долиной реки Собь, по которой тонкой ленточкой тянется самая северная трансуральская магистраль, железная дорога Сейда - Лабытнанги, Уральские горы, прежде чем окончательно растворится в прибрежной равнине, вновь расширяются. В скрытых от суровых ветров уютных долинах встречаются последние уголки уральского леса. Над ними высоко в горах - настоящие ледники, а за горами - тундра до самых берегов Карского моря, по которому даже летом плавают огромные глыбы льда.

Крупнейшие реки западного склона - Косью, Щугор, Большая Сыня - несут свои воды в Печору, и формируют весомую часть ее стока. Для рек западного склона характерно чередование продольных участков долин с поперечными. Реки Кожим в верховьях и его левые притоки - Балбан-Ю, Лимбек-Ю, Хамбал-Ю, Дурная текут между хребтами в широких (до 12 км.), нередко заболоченных продольных долинах. При прорыве реками хребтов, гряд, увалов, их долины суживаются, образуя местами глубокие ущелья (Вангыр, Косью, Большой и Малый Паток). В русле появляются бурные и стремительные пороги, перекаты с большим падением. В небольших горных ручьях падение русла нередко достигает нескольких десятков метров на километр. Местами ручьи низвергаются с отвесных скал живописными водопадами. По густоте речной сети и удельной водоносности территория приполярного Урала не имеет себе равных на всем Урале.

Приполярный Урал богат и озерами. Только в горной области насчитывается более 800 озер. Широко распространены озера ледникового происхождения. Каровые озера отличаются высоким расположением (выше 800 м), большой глубиной (более 20 м), округлой формой, каменистыми, почти лишенными растительности берегами, отсутствием рыбы и водоплавающей дичи. На Приполярном Урале, в районе горы Народной, на хребтах Восточные Саледы и Сабля насчитывается 50 ледников общей площадью 7,5 квадратных километров. Самые крупные ледники Манси под вершиной Мансинер и Гофмана под горой Сабля.

Путешествие на гору Народная, часть 1

Подробная нитка маршрута:
Поселок Кожим Рудный - Кожимский тракт - хребет Обе-Из - исток реки Сывью - река Сывью - хребет Обе-Из - река Косью - устье реки Индысей - устье реки Нидысей - река Капкан-Вож - перевал Студенческий - вершина горы Манарага - река Манарага - перевал Кар-Кар - истоки реки Балбан-Ю - вершина горы Народная - перевал №23 - вершина Карпинского - река Балбан-Ю - озера Балбан-Ты - база "Желанная" - долина реки Балбан-Ю - хребет Малды-Нырд - устье реки Лимбек-Ю - хребет Восточные Саледы - хребет Западные Саледы - река Дурной Ель - хребет Обе-Из - река Сывью - поселок Кожим Рудный.

Участок маршрута поселок Кожим Рудный (платформа 1952 км.) - Кожимский тракт - река Сывью - хребет Обе-Из длиной 28 км, группе пришлось преодолеть в двух направлениях, что связано с наибольшей приемлемостью его в качестве подхода к району проведения маршрута. Это также связано с тем, что платформа 1952 км. является наиболее удобной точкой подъезда - на ней останавливаются даже скорые поезда.

6 августа, день первый…
Наш маршрут на гору Народная начинается в поселке Кожим Рудный. Добраться до него можно на пригородном поезде из Печоры или из Инты и других пунктов воркутинской железнодорожной магистрали. Поселок этот на железнодорожных картах скрывается под именем "Платформа 1952 км". Отсюда начинается тракт в горы. Этот тракт представляет собою грунтовую дорогу, первые километры которой даже выложены бетонными плитами. По ней мы и выходим в путь. По бокам тракта тянется невысокий и чахлый лес, стоящий в основном на болотистой подстилке. Вдалеке смутно вырисовываются в облачной массе далекие хребты Урала - ближний из них хребет Обе-Из.

Спустя несколько километров, местность по бокам дороги приобретает еще более унылый вид - на многие километры вокруг тянуться болота. Солнце не показывается, зато периодически начинает накрапывать дождь. Через три перехода мы начинаем постепенный подъем. К счастью, подъем довольно пологий, и мы со стартовым весом легко преодолеваем этот подъем. Далее на пути встречается мост через ручей, и после тракт тянется все выше. Через 4 часа пути мы достигаем понижения, которое оказывается широкой долиной реки Сывью. Вскоре перед нами встает и сама река. Ширина ее порядка 30 метров, глубина в широком месте у переката, который чуть ниже дороги - не более 30-40 см. Скорость течения небольшая и река переходится спокойно. После Сывью тракт опять забирает вверх на очередной пологий увал, и через несколько километров мы прошли мимо развилки (24 км. тракта), которая ведет на гранитный карьер, где добывается тот самый красный гранит, который можно увидеть чуть не в каждом городе России.

Далее дорога продолжала вести вверх, но вскоре мы преодолели один из боковых отрогов хребта Обе-Из, и резко спустились вниз, туда, где текла небольшая речушка, впадающая ниже в Кожим. Наш дальнейший путь был запланирован вверх по этой речке к верховьям, то есть в тундровую зону хребта Обе-Из, к верховьям Сывью. Сойдя с тракта, мы сразу нашли попутную тропку, которая, правда, не замедлила вскоре исчезнуть. Поиски оказались результативными, с той точки зрения, что мы выяснили, что как таковой, хоженой тропы здесь нет - вернее она моментально зарастает. Следов же этой тропы, неявных и нечетких, множество.

Так нам и пришлось идти по этому очень влажному и заросшему лесу. Изредка, чтобы держать нужное направление, приходилось идти вдоль речки, иногда, для удобства, переходя ее с берега на берег. Высокая трава и кустарник вставали на пути, причем, подчас не было видно, куда ступает нога, настолько плотными были заросли. Два перехода по этому лесу вывели нас на правый берег речки, где деревья расступились, и сразу же появилась четкая и набитая тропа. Мы прошли по ней до последнего лиственничного леса и встали на ночлег на высоком берегу речки. За день было пройдено около 35 км, из которых 28 км. по тракту.

7 августа, день второй…
Второй день в горах начался с подъема в 7 утра. За пологом палатки было довольно холодно, небо было затянуто низкими облаками, и мы, быстро позавтракав, вышли в путь. Вскоре идти по правому берегу стало неудобно, и мы перебрались на левый берег, где местами, на возвышениях, тропка появлялась среди низких зарослей карликовой березки. Но вскоре и она исчезла. Долина речки широкая, и идти по ней удобно. Вскоре речка окончательно отошла к правому борту долины, где она и берет свое начало, а мы оказались на почти не выраженном водоразделе. Впереди открылась долина реки, спадающей в западном направлении - где-то на ее берегу, ниже, и находятся каменоломни. Она течет в ущельице с крутыми осыпными склонами яркого красного цвета, очень необычного, особенно на контрасте с белыми пятнами снега. Мы стали забирать налево, обходя эту речку и, вскоре, перешли ее по камням.

После этого, поднявшись на другой берег, мы оказались на водоразделе между этой речкой и Сывью. Между двумя водоразделами ровно один часовой переход. С того места, где мы сейчас находились, ниже справа отчетливо виден был тур, сложенный на каменной россыпи. Никакой записки в нем не было, и предназначение его нам не вполне ясно, во всяком случае, возможно этот тур сложен пастухами - манси, которые на лето пригоняют сюда огромные стада оленей из Тюменской области. Через один переход мы еще раз перешли Сывью, теперь уже у самого ее истока. Чуть ниже мы увидели большое стадо оленей, пестрым пятном выделявшееся на зеленом фоне ущелья. Для всех нас - это первое свидание с северными оленями.

Пройдя еще один полновесный переход, мы решили остановиться на обед, найдя немного сушняка среди растущих трех маленьких елочек. Пока мы готовили - к нам подъехали манси - двое оленеводов на лошадях и с традиционными собаками. Мы их угостили обедом и расспросили о жизни и о дороге на Народную. Получив ответное приглашение на олений шашлык, мы с сожалением отказались, так как нам пришлось бы заметно отклониться в сторону. После обеда, по совету манси, мы стали забирать к левому склону долины, обходя обширный заболоченный участок. Впервые здесь мы увидели и попробовали знаменитую северную ягоду - морошку, оранжевую крупную сочную ягоду с оригинальным вкусом. Иногда мы встречали зачатки тропы, но чаще - следы пребывания оленей.

Через час пути перед нами открылись обширные пространства, заболоченные и заросшие лесом. Слева их ограничивал хребет Обе-Из, гораздо внушительнее выглядевший отсюда, справа их не ограничивало более ничего. Мы стояли на отроге хребта, долина реки Сывью теперь осталась справа внизу от нас. Отсюда мы осмотрелись и решили не идти напрямую к хребту, а держать направление вдоль него, двигаясь лесом. Вскоре мы покинули тундровые склоны, смешанные с россыпями камней и вошли в лес, террасами спускавшийся в долину. Под ногами было влажное болото, а редкие сухие участки в основном не позволяли ставить палатку. Мы с трудом нашли одно место, пригодное для палатки. За день было пройдено 15 километров.

8 августа, день третий…
Утро начиналось паршиво - моросил дождь и было холодно. Вышли в 9 утра. Сперва решено было двигаться вдоль маленькой речки, левого притока Сывью, которая текла в нужном нам направлении. Поначалу мы планировали идти верховьями хребта Обе-Из, однако в такую погоду никакого хребта вообще видно не было, и идти туда не имело никакого смысла. Мы двигались вдоль речки, то прыгая с камня на камень, то двигаясь по влажной подстилке, подчас переходившей в обычное болото. Через один полновесный переход, компас показал, что группа начала откланяться на запад, и нам пришлось уходить от речки. Группа углубилась в лес. Для северных краев, этот лес поражал нас, бывших впервые на севере, своей густотой. Не смотря на то, что лес практически стоял на болоте, заросли были сравнимы с тропическими. Бурелом очень мешал, приходилось его обходить, что замедляло движение. Нам приходилось идти по компасу, так как идущий впереди невольно отклонялся к западу, куда текли ручьи.

Еще три перехода мы шли по лесу, придерживаясь направления на юг, прежде чем решили встать на обед. Правда обед прошел в не очень приятном для того месте, но других искать уже не хотелось - главное под рукой оказались дрова и вода. После обеда, определившись с направлением, группа пошла дальше. Кардинально мы так и продолжали двигаться вдоль хребта Обе-Из. Через два перехода лес закончился, и мы шли уже по огромной болотине - моховая подстилка чавкала под ногами, подчас приходилось проваливаться между кочками, двигаясь к видневшемуся впереди очередному пролеску. Открытых болот, к счастью, не встречалось, но мы поняли одно - тот, кто вышел на маршрут в резиновых сапогах, несомненно выиграл. Правда, опытом того дня, стало и то, что в подобном походе необходимы не простые сапоги, а охотничьи - ботфорты. Иначе, проваливаясь в незамеченную яму между кочками, можно испытать на себе всю прелесть местной жижи. В этот день все испытали на себе свежесть местных болот, не говоря уж о фотографе, который шел в горных ботинках, из-за чего его ноги вовсе не просыхали.

Два хороших перехода по болотам с тяжелыми (все еще стартовыми) рюкзаками, довольно-таки вымотали группу, так что решено было чуть раньше обычного встать на ночлег, тем более среди болот было найдено более или менее сносное место для того - небольшой островок, вырастивший на себе море черники и ели, необходимые для нас. Воду мы нашли неподалеку в маленькой, но сравнительно глубокой, луже. Качество ее было не лучшим, сверху плавала болотная фирменная пленка, но мы были рады и ей. Чтобы избежать сырости нам пришлось оберегать палатку снизу, чисто по-зимнему, используя лапник, иначе бы мы проснулись в луже. Решив принести эту жертву, мы с утра воздали ей должное - при ночевке на болоте такое варварство может оказаться незаменимым. Впечатлением этого дня, в довершение всего, стал противный дождик, испортивший наш ужин. Но однако настроение было боевое, тем более его подогрели выданные завхозом граммы. За то, что все промокли и терпели это в течение дня.

9 августа, день четвертый…
Утро не принесло перемены погоды. Дождя правда не было, но и солнце также не появлялось. Сборы этого дня были продлены в связи с перераспределением продуктов. Первые же шаги четвертого дня по болоту обернулись маленьким купанием руководителя, всего лишь по пояс с лишним, что было им стоически перенесено. Четыре 50-минутных перехода было пройдено до обеда. Все переходы были однообразными - болота с небольшой примесью такого же влажного леса. Слева в тумане скрывался хребет Обе-Из, лишь тенью показываясь в его клубах. Он в основном и служил нам ориентиром. Мы также двигались на юг, лелея надежду увидеть Косью.

Единственной радостью для нас в этот период похода стало почти полное отсутствие мошки. Правда, комары конечно же были, но не столь докучливые, как нам описывали свидетели, а какие-то вялые, скучные комары. Мошка же как вымерла. Все наши, заботливо приготовленные противомошковые средства физической и химической защиты, откровенно простаивали. Но никого это не печалило. Видно необычайно жаркий июнь и июль и весьма дождливый август что-то сделали с кровососущими и кусающими человекоядными насекомыми, и мы шли по болотам без сеток и "Тайги"! Зато иногда стали встречаться совершенно унылые участки открытых болот, которые мы старались обходить стороной. Три раза приходилось переходить небольшие речушки, шириной метров по шесть и глубиной по колено, которые несли свои воды в Косью. Они, понятно, не были обозначены на нашей карте, но сомневаться в их направлении не приходилось.

После обеда, когда группа прошла еще переход, стало очевидным, что местность начала меняться. Болото, преграждавшее до этого нам путь везде, вытянулось в довольно узкую полосу (не более километра), и мы шли по березняку, росшему вдоль этих болот. Слева, там, где находился хребет Обе-Из, видно было его понижение, говорящее по всей видимости, о близости Косью. Два перехода мы прошли по луговым местам, тянущимся вдоль болот, изредка наш путь преграждали густейшие заросли, приуроченные к очередному ручью, либо болотцу. Всюду, где росли березы, нам попадались белые грузди и подберезовики, впервые встреченные нами в этих краях.

В следующий переход мы оказались в лесу, который преграждал путь к реке Косью. Направление нашего движения стало отклоняться к востоку, так как нам не хотелось в очередной раз переходить болота, строго придерживаясь южного направления. Идти лесом опять стало тяжело, так как лес в этих краях обильно завален буреломом и сильно пересечен. Один переход по нему стал настолько изматывающим, что мы резко взяли вправо, к югу, и еще через полчаса вышли к Косью.

Косью - широкая большая река, несущая свои воды на запад, к Печоре. Берега ее в месте нашего выхода оказались крутыми, видимо из-за того, что в этих местах река пробивалась в теснинах мимо хребта Обе-Из. Нам пришлось около часа идти вверх по течению, пока мы нашли сколько-нибудь приемлемое место для ночлега. Оно находилось на повороте реки в месте впадения маленького, и пересохшего к тому же ручья. Здесь виднелись следы стоянки, по всей видимости водников, так как троп не было видно не вверх, ни вниз по течению реки. Этой стоянкой мы и воспользовались, быстро устроившись на ночлег, так как все участники устали и вымотались за день. Последним маленьким нашим наблюдением стал тот факт, что к вечеру погода несколько улучшается, по сравнению с тем, что мы имеем утром.

10 августа, день пятый…
Утро принесло небольшое улучшение погоды. С утра довольно холодно, но мы видим голубое небо. Оставив рюкзаки, мы отправились вниз по реке к месту гибели группы казанских туристов. Вышли к этому месту мы примерно через полтора часа. Табличка, оставленная другой группой через год на месте трагедии, сохранилась, но находится в плохом состоянии - прочитать имена можно с трудом. От этого места остается недалеко до обозначенного на карте балка. Сейчас на месте этого балка выстроена трехэтажная изба, которая облюбована, в частности, работниками и инспекторами Национального Парка Югыд-Ва. Мы недолго пробыли в этих печальных местах и, довольно бодро пошли назад. Взяв поклажу, наша группа пошла вверх по реке Косью.

Берега Косью в этом месте круто уходят вверх, и густо завалены буреломом выше. Тропы никакой нет, и приходится выбирать дорогу самостоятельно. Иногда мы лезем по склону, потом спускаемся к самой воде, продираясь сквозь заросли кустарников и завалы камней. Подчас приходится двигаться прямо по воде, так как идти по берегу очень тяжело, а мокрые от дождя камни на берегу еще больше замедляют движение. Но двигаться в воде можно тоже далеко не везде, так как в основном дно резко уходит вниз. Этот каньон Косью образовался в том месте, где река пересекает отроги хребта Обе-Из. Иногда мы вылезаем наверх и идем по сильно пересеченной и буреломной тайге. Но здесь приходится невольно удаляться от реки, которая является нашим единственным ориентиром.

Через четыре перехода каньон кончился и начался более пологий участок. В некоторых местах берег тянется полого и сильно зарос высокой травой или стоящим стеной кустарником. Дальше следует довольно крутой подъем на невысокую террасу, где мы несколько раз натыкались на остатки старой тропы. О ее возрасте и степени нехожености можно судить по выросшим на ней елочкам, обогнавшим в росте любого из нас. Подобная тропа сопровождала нас и дальше. Наконец, мы решили остановиться на обед на берегу Косью, обнаружив следы стоянки. По нашим расчетам, недалеко уже должна быть река Индысей, названная на нашей карте Южный Дурной Ель.

После обеда, который состоялся в некомфортной обстановке, мы отправились дальше. Тропа вдруг стала торной, и шла по высокому берегу. Несколько раз попадались следы стоянок, а вскоре мы вышли к довольно большому домику, в котором отдыхали несколько местных начальников. Домик был поставлен недавно, очень добротно и снабжен другими постройками, вроде бани, навеса с огромным столом и еще чего-то. Начальство сильно удивилось, увидев в этой глуши живых людей, ибо сами они прилетели сюда на вертолете.

Немного передохнув, мы вышли к берегу Индысея. В этом месте это была широкая и довольно спокойная река, хотя глубина ее была выше колена. Берега густо заросли кустарником, и мы, продравшись сквозь его сети, перешли вброд Индысей. В сезон дождей, видимо, Индысей может стать серьезным препятствием. Ширина реки около 50 метров, глубина лишь у правого берега 70 см. Выбравшись на левый берег, мы пошли дальше, почти сразу же потеряв тропу. Она, то находилась, то терялась, и нам приходилось всегда ориентироваться на Косью. За этот день все изрядно вымотались, но все же решили тянуть до Нидысея, следующего нашего препятствия.

Четыре с небольшим перехода мы продирались сквозь тайгу, пока, наконец, не вышли на берег Нидысея. Река эта гораздо серьезней Индысея, течение сильное, глубина до 70-80 см, а ширина до 70 метров. У самого устья река разбита островом на два рукава, так что можно переходить ее и в два этапа. Воспользовавшись подвернувшимися под руку палками, мы форсировали Индысей чуть выше острова, сразу же остановившись на ночь на хорошей, но заброшенной стоянке на левом берегу.

11 августа, день шестой…
Первым впечатлением шестого дня стал олень, который пристроился недалеко от нашей палатки, пока мы спали. Он спокойно свернулся калачиком и мирно спал рядом. Нас он не боялся, хотя очень близко и не подпускал. Очень близко, в данном случае, это ближе трех метров. Видимо, это существо когда-то отбилось от мансийского стада, иначе мы никак не могли объяснить его отношение к нам. С этого дня он стал нашим попутчиком, сопровождая нас по тайге. Иногда он прокладывал дорогу впереди, иногда шел сзади, иногда щипал ягель, которого множество было вокруг, иногда мы наблюдали, как он переплывал с какими-то одному ему известными целями, Косью. Причем так естественно и просто, что нам было завидно.

Наш план на этот день - дойти до устья Капкан Вож. Тропа толком не появлялась. Нам было ясно, что по крайней мере в этом году, мы первые идем вдоль Косью - никаких постоянных следов не было видно. Иногда мы держались остатков тропы, но это не помогало успешному продвижению по берегу - масса бурелома и зарослей, заболоченных участков, когда приходилось идти по мягкой моховой подстилке, погружаясь в нее по щиколотку и больше. Рельеф местности был таков, что промучившись с полдня, мы более-менее определили оптимальное расстояние от берега, где можно было хоть как-то эффективно идти.

Ближе к реке были кошмарные заросли, дальше - болота. Правда, законов там нет - все равно приходится искать путь. Иногда мы двигались по колено в воде по руслу проток, на которые разбивается русло Косью, что позволяло немного осмотреться. Правда, склонов ближайших хребтов видно не было - серая изморось с утра преследовала нас, и мы уже отчаялись увидеть солнце. В одном месте вдруг появилась мощная хоженая тропа. Мы вышли к удивительному по красоте месту - после переката Косью делала резкий поворот и далее шел тихий плес. Глубина реки в этом месте очень значительна, а сквозь прозрачную изумрудную воду видно дно. На берегу над этой красотой на нескольких уровнях, как трамплины, возвышаются скалы. Мы горько пожалели, что погода не позволила нам искупаться здесь, прыгнув со скал в глубокую реку.

Пройдя выше, мы наткнулись на печальное зрелище - остатки пожарища, отличных стоянок, висящая на дереве одинокая вывеска "Набережная реки Фонтанки", притащенная кем-то из жителей Северной Столицы. Видимо мы вышли к сгоревшему балку, известному под названием балок Алекринского (мы не ручаемся за правильность написания). Жаль, что в столь удивительном месте, побывали люди столь безответственные. За день мы вышли к месту, где в Косью впадал Капкан Вож. Ночевка - прямо на берегу - на песке редкого пляжа, правда, под страхом случайного ночного затопления. Зато нам не пришлось ночевать на сырой лесной подстилке.

Самым ярким впечатлением от этого пасмурного дня стали необычайные грибы, которые в огромном количестве преследовали нас весь день. Они были такими, какие дети рисуют на картинках - огромные, правильной формы и абсолютно не червивые. И их было такое множество, что мы с сожалением подумали о невозможности все это засолить, засушить и замариновать. Мы изо всех сил их готовили, потом ели, но они все равно были кругом… Вообще, богатство местной тайги не поддается описанию - море черники, жимолость, смородина, грибы, рыба в реках, среди которой выделяется хариус и кумжа (красная рыба) - все в таких количествах, что не поддается описанию.

12 августа, день седьмой…
Решив не пересекать Капкан Вож сразу, начинаем подъем вверх по его долине правым берегом. Первые два перехода идем тайгой, по привычке - безо всякой тропы. Тайга, как и везде, влажная и сырая, и мы берем выше, удаляясь от реки. Но буреломные участки и невольное петляние заставляют нас выйти снова к реке и перейти ее вброд. В месте переправы Капкан имеет узкое русло, зажатое с двух сторон высокими берегами, и сильное течение, глубина до 70-80 см. Переправляемся для надежности стенкой, не доверяя запасенным специально высоким палкам. На противоположной стороне тропы также нет.

Пройдя вверх по левому берегу, снова двигаемся вдоль реки, по возможности выбирая путь на узком отрезке между буреломным лесом и влажными заболоченными залысинами, разбросанными по лесу. В это время начинается дождь, переходящий в короткий ливень. К счастью, он быстро заканчивается, сменяясь привычной изморосью. Еще два перехода двигаемся по левому берегу, отмечая для себя, что наше направление сменяется с северного на восточное. Это поворот долины, который привнес изменение в ландшафт - лес стал более редким и легче проходимым, зато высота трав на луговинах превысила все наши представления о Приполярье. Это скорее напоминало бы тропики, если бы не несносная погода.

Еще через два перехода группа вышла из леса на берег Капкан Вож. На противоположном берегу начиналась каменистая коса, куда мы и перешли, для того чтобы сотворить обед. Готовили на примусе, разведя большой костер лишь для просушки. От этой косы мы двинулись вверх по наполовину обмелевшему боковому руслу, которое скоро соединилось с основным. После того, как мы попытались продраться сквозь заросли кустарника на правом берегу, мы решили двигаться вдоль берега прямо по руслу Капкан Вож. Во всяком случае, это было проще и доставляло разнообразие, так как заросли всем уже порядком надоели. Река позволила нам так идти метров четыреста-пятьсот, потом мы вышли на левый берег, ориентируясь на количество кустарника и поняли что ошиблись, так как это была лишь видимость.

Вскоре заросли стали невыносимыми и группа еще раз перешла реку. Там было обширное моховое болото, которое мы и пересекали в течение пары переходов. Долина Капкан Вож открылась, так как низкую облачность стало раздувать. Она была довольно широка и впереди уже просматривался наш поворот в сторону Манараги на право по ходу движения. Основное русло Капкан Вож находилось прямо и вело в красивый большой цирк, сбрасывавший в долину серое облако. Мы шли сквозь высокую траву, направляясь к берегу.

В месте слияния основного и нашего истоков Капкан Вож, мы перешли поток и пройдя чуть ниже к группе лиственниц, наткнулись на почти идеальную стоянку. Она была основательно вытоптана и принесла нам радость первых человеческих следов на подступах к Манараге. Видимо ею пользуются в основном при переходах от Манараги к верховьям Капкан Вож, которые на наших глазах сейчас погружались в серую пену. Под вечер погода прояснилась, и мы наконец-то увидели голубое вечернее небо и розовые от заката облака.

13 августа, день восьмой…
С утра наконец-то ясное небо, и мы собираемся довольно долго. Вышли только в пол-одиннадцатого утра. Зато успели немножко просушить спальники и вещи, да и сами отогрелись немного. Вышли вверх по нашему ручью - левому притоку Капкан Вож. От места стоянки вверх вела отличная тропа. В течение первого перехода она вывела нас из основной долины и провела над тесниной, где приток течет в маленьком каньоне, зажатый с двух сторон невысокими, гладкими плитами. В одном месте на притоке был небольшой, но живописный слив, к сожалению, абсолютно не фотогеничный. Второй переход тропа поднималась на левый берег, пока не вывела нас в широкий цирк, в центре которого были скальные выходы с низвергающимся с них водопадом. Выше этих выходов были скально-осыпные взлеты Манараги, которая с этой стороны смотрится как одиночная вершина, совершенно не разбитая на башни. Слева в длинном гребне было понижение перевала Студенческий, к которому мы и двинулись.

Тропа в этом месте потерялась, так как поверхность была завалена курумником с широкими прогалинами заболоченных ручьев. Изредка встречаются следы, но тропа и не нужна, так как местность открыта обзору. Через полперехода начинаем подъем на перевал. Место подъема правее седловины и следы серпантином ведут прямо вверх. Крутизна травяного склона, не щедро сдобренного обломками камней, достигает 35-40 градусов. Мы поднимались по склону около 50 минут. После этого, выйдя на выполаживание, наискосок поднимающееся к перевалу, мы взяли влево и вышли на широкую седловину перевала. На западе открылся вид на долину реки Манараги, вдалеке в воздушной дымке виднелись вершины. Среди них мы нашли вершины гор Народная, Карпинского, Янченко, которые обозначали наш дальнейший путь.

На перевале обнаружена записка туристов Санкт-Петербургского клуба туристов-географов. А над гребнем возвышалась Манарага. Ее башни выглядели отсюда грандиозно. Передохнув чуть-чуть и оставив рюкзаки, мы прошли чуть назад, для того чтобы подняться на гребень в более удобном месте. Гребень представляет собой завал из камней, по которому довольно просто дойти до склона Медвежьей лапы. Сам склон составляет довольно неприятное препятствие - крутой (до 60 градусов на отдельных участках), заваленный огромными обломками, величиной с автомобиль и больше. Двигаться по нему неудобно, но мы за час все преодолели этот подъем.

Первая часть подъема заканчивалась на ребре Манараги, а впереди были скальные выходы. Мы довольно быстро нашли дорогу среди них - это нечто похожее на тропу, ведущую немного в обход опасных скальных участков по полочкам и приводящую на вершину. В двух местах скального участка приходится немного подтянуться. Вершина башни небольшая, самым заметным на ней является внушительная тренога, с бултыхающимся на ней флажком. Пробыв наверху полчаса, мы начали спуск по пути подъема. Небо начало затягиваться легкой дымкой и все краски приобрели насыщенные тона.

Спустившись до перевала, мы подсчитали, что затратили на Манарагу немногим более 3 часов. Рядом с перевалом было обнаружено несколько маленьких друз горного хрусталя. С перевала по некрутому травяному склону мы за один переход дошли до первых зарослей. Спуск довольно крут только первое время, потом идет постепенное выполаживание, приуроченное к переходу на луговой участок спуска. Здесь мы взяли вправо, чтобы преодолев небольшой боковой отрог, выбраться к ручью, виденному нами внизу. На берегу ручья долгожданный обед.

Начиная с места обеда, быстро преодолев редколесье, мы почти сразу углубились в лесные дебри. Тропы здесь не было и нам пришлось продираться сквозь хитросплетение местных зарослей. А оно, пожалуй, даже превосходит те кошмарные заросли Капкан Вож. Двигаясь все время вниз к реке Манарага, мы затратили больше двух переходов на преодоление леса. Под конец мы наткнулись на следы тропы, вернее было бы сказать, следы того, что здесь кто-то шел. Потом эти следы превратились в тропу, которая вывела нас на торную тропу, ведущую по долине Манараги. В месте ответвления валяется небольшая груда ржавого железа (нечто вроде бака и еще чего-то). Появилось несколько ленивых комаров, от которых мы намазались всевозможными мазями. И это помогло…

Еще два перехода мы прошли по долине Манараги вверх. Правда, мы не особенно торопились, подыскивая место для стоянки. В одном месте слева открылось довольно приличное по размерам, пронзительно синее озеро. Фотограф проторчал в этом месте более получаса, снимая гору на этом фоне. Теперь-то мы увидели, что зря его тогда ругали и пинали - снимки получились неплохие. За следующий переход мы переваливали через невысокий боковой отрог, перегораживающий плоскую и широкую долину.

После этого отрога справа мы усмотрели небольшой балок, притаившийся от туристов несколько в отдалении от тропы. Его имя - балок "Олений". Расположившись в нем, мы растопили печь и почувствовали, что эти места не так уж и неприветливы. Балок имеет пробитую в нескольких местах крышу, а внутри мы обнаружили разбросанные по нарам отбракованные кем-то пальчики и друзы горного хрусталя. Не смотря на это, балок вполне пригоден для ночевок. Вечером встретили небольшую группу из Санкт-Петербурга, но уже не ту, что мы встретили на вершине. Ее руководителем оказался некто Сорокин, чью страничку в интернете, посвященную походу по Приполярному Уралу, мы нашли перед нашим путешествием. Довольно удивительно, но мир очень тесен. Мы рассматривали карты, которыми обладали ленинградцы и почерпнули много полезного от них.

14 августа, день девятый…
Поскольку под рукой балок, решили подсушиться, позагорать на прохладном северном солнце. Погода самая благоприятная и дневка стала прекрасной приправой к нашей таежной жизни. Масса грибов и ягод вокруг разнообразили наше меню. Все отдыхали и отсыпались. К тому же вспомнили - все ведь в отпуске, надо и попользоваться этим.

Автор: Лапин Константин Александрович

Продолжение рассказа о походе читайте во второй части.

Карта горы Народной и прилегающих территорий


Гора Народная

Если материал был полезен - поблагодарите автора
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма,
а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Для тех, кто хочет самостоятельно монтировать свои фильмы, предлагаем обучение видеомонтажу он-лайн
А для начинающих фотографов - обучение по программе Adobe Photoshop

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Руководитель студии: 8 904 98 25 250
Редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества